Рус
Eng
Благолепим, вас не спрашиваем: почему благоустройство в Москве стало бранным словом

Благолепим, вас не спрашиваем: почему благоустройство в Москве стало бранным словом

8 октября , 08:46ПолитикаPhoto: ЯНдекс.Дзен. Мудрости
Десятая часть бюджета Москвы тратится на знаменитое московское благоустройство. В этом году столица осваивает рекордные 281 миллиардов, что сравнимо с бюджетами Татарстана и Свердловской области. "Новые Известия» разбирались, почему слово благоустройство стало ругательством у москвичей.

Юлия Сунцова

В 2017 году доходы бюджета Москвы впервые превысили 2 трлн рублей, затем три года уверенно подбирались к отметке в 2,5 трлн рублей, в этом году серьезной просадки не сделал даже коронавирус. К следующему году, несмотря на кризис, согласно Закону о бюджете на плановые 2019-2021 гг., доходы столицы должны увеличиться до 2,6 трлн рублей – это в 2,5 раза выше среднего показателя по стране.

«У нас одно место, где все приводят в человеческий вид – лучше бы помедленнее: Москва называется. 60% всех расходов всех субъектов федерации - это расходы Москвы. А остальные 40% размазываются по остальной стране», - отметила в одном из последних своих интервью регионовед, профессор МГУ Наталья Зубераевич.

Почему нет конца эпопеям о перекладывании плитки, бордюров, асфальта, чистке снега в бесснежную зиму, тоннах ненужных реагентов во дворах, «холостых» прогулках уборочной техники?

Осенняя листва, угрожающая безопасности граждан

Жительница Татьяна Т. из Восточного Бирюлева пять дней назад стала свидетелем «мегаэффективного» очищения двора от опавших листьев. «Метод сдувания их в одну кучу просто доконал [прим. ред. в работе воздуходувок используется бензин]. Рев этой сдувалки раздаётся с утра пораньше. Неужели уже граблями нельзя убирать? В городе достаточно шумов, зачем с 8.00 утра усугублять ситуацию?» Как отмечает женщина, на эти «стратегические работы» в одном дворе брошена бригада аж из 6 человек: один сдувает, пятеро стоят и ждут кучки, чтобы потом собрать их в мешок. Зарплата идет...

В прошлом году в своем журналистском расследовании Иван Голунов, проанализировав госзакупки ГБУ «Жилищника», насчитал 850 млн рублей, потраченных Москвой только на вывоз опавших листьев с газонов.

Чиновники придерживаются мнения, что осенняя листва представляет угрозу для безопасности горожан: засоряет водостоки, поднимается ветром и разлетается, в плохую погоду на ней можно поскользнуться. В большинстве управ заказчики-чиновники при этом стараются использовать в закупочной документации эвфемизмы – например, «растительные отходы», «случайный мусор», образующийся только в осенний период.

Согласно условиям контрактов, собранную листву в черных полиэтиленовых пакетах вывозят на мусорные полигоны. Однако в большинстве случаев понять из документации, на какой именно полигон поедут листья, невозможно.

Разворотная эстакада Рублевского шоссе

Громкий пример московского благоустройства был обнаружен в октябре прошлого года московским юристом Иваном Ёжиковым.

1,03 млрд рублей бюджетных средств потратило ПАО «Мостотрест» по заказу Департамента строительства Москвы на возведение давно существующей разворотной эстакады на Рублевском шоссе. Если верить информации с официального портала Госзакупок, госконтракт сейчас находится в стадии исполнения, принято работ на 53 597 214,74 рублей, а оплачено уже на 1 290 695 662,57 рублей. В опубличенной документации есть платежные поручения, по которым перечислены средства. Но нет ни одного акта, указанного в качестве основания для платежей.

«Зато есть Справки о стоимости выполненных работ за май и июнь. Я бы назвал их Справки о стоимости хищения бюджетных денежных средств. Из справки за май вытекает, что за первые 10 дней мая Мостотрест выполнил работ на 1,03 МИЛЛИАРДА РУБЛЕЙ. Строительно-монтажные работы по цене в 100 млн рублей в день. То есть разобрал временную эстакаду и построил новую. ЗА ДЕСЯТЬ ДНЕЙ! При том, что по контракту эти работы должны продолжаться больше двух лет! Строительные работы на эстакаде не проводилось ни в мае, ни в июне. Современные технологии позволяют нам осмотреть «временную» и «новую» эстакаду в деталях на официальном ресурсе Правительства Москвы «Электронный Атлас Москвы» - они не отличаются вообще ничем», - комментирует юрист.

Неудивительно, ведь эстакада к этому моменту уже была давно построена, ее открытие даже анонсировали на официальном портале мэра Москвы.

Департамент строительства столицы так и не смог понятно объяснить, откуда вместо предполагавшейся по первоначальному проекту реконструкции тоннеля взялся заказ на строительство эстакады, а главное – как возник тендер на строительство уже построенного объекта?

Директор подведомственного депстрою Управления дорожно-мостового строительства (УГМС) Василий Десятков смог только сказать, что эстакаду на Рублевке будут не строить, а «облагораживать». А замруководителя департамента строительства Петр Аксенов выдвинул свою версию: эстакада временная, ее разберут и построят новую.

Бордюры, плитка, асфальт. Срок годности - один сезон

Московской религией окрестили жители столицы ежегодные взаимодействия столичных властей с дорожными покрытиями. «Смена асфальта и бордюрного камня в Москве — это ритуальное священнодействие, благодаря которому не иссякает источник московского благополучия», - подмечают пользователи в соцсетях. Страсть к перекладыванию плитки и бордюров не утихает даже в нынешний сложный период, когда столица старается справиться с COVID-19.

«Уже больше месяца в Чертаново ведутся работы по замене бордюров и дорожного покрытия. Дело неплохое, если бы не меняли новое на новое и не создавали перманентный переполох. Почти каждый день вижу посты о грудах асфальта и плитки. Нам надо прекращать закапывать деньги в землю. Пока не вижу, какую добавленную ценность создают эти новые бордюры вместо вполне сносных», - свидетельствует Роман Юнеман из Чертаново.

Про замену "зимних" бордюров на "летние" рассказывает житель столицы Иван С.:

- Лежали в нашем дворе асфальт и бордюрные камни. Никого не трогали, так нет, давайте же их поменяем! Хороший был тротуар. Чистый и ровный. Но надо нагнать технику, рабочих, всё сломать и положить другой асфальт и бордюры! Ну вот [зачем]? И ладно бы клали новые качественно и ровно. Но нет! Отколото уже около 20% всех свежеуложенных камней. Виден некачественный состав самого камня. В щели осенью-зимой затечёт вода, замёрзнет и всё вспучится и лопнет. После зимы бордюр отвалится. В следующем году снова переложат. Качество работ тоже удручает. Используются не катки, а небольшие механические вибротрамбовалки, которые не могут достаточно уплотнить асфальт. Может быть, они кладут асфальт в тёплую и сухую погоду? Нет, такая погода была в выходной. А в будни пошёл ливень. В самый раз для укладки асфальта. Ну и начали. Прямо в водяной поток! До кучи перегородим самосвалом подъезд к дому, даже для скорой. И за это мы платим наши налоги? Почему в других странах всё делают один раз и надолго?»

- Департамент ЖКХ переложил асфальт, а на следующий день пришел Мосгаз – вскрыл новый асфальт и перекладывает трубы, а потом снова стелет новый асфальт. Двойная оплата за одну работу в одном месте. Почему возникают накладки? Казалось бы, все городские службы и ведомства у нас вертикально интегрированы, подчиняются единому центру – мэрии Москвы, должны легко и согласованно управляться. Но, во-первых, управленцы у нас, в большинстве своем, по моему мнению - назначенцы по клановому и принципу лояльности – а это автоматически переводится на русский язык как недостаток компетенции. Коррупционная модель отбора кадров у нас, к сожалению, рядовое явление. Большая часть исполнения городского бюджетов у нас, по моему мнению, корупциогенна. И ловят за руку неоднократно, но силовые и судебные структуры подвязаны и принимают меры только в отношении мелких коррупционеров, а тех, у которых всё согласовано со всеми, никогда не повяжут, - комментирует депутат муниципального округа Кунцево Денис Шендерович.

Второе - нет нормально выстроенных горизонтальных связей между ведомствами. Одни ведомства ничего не знают про работу других. И это бич системы, снова - орг. пробел, ошибка управленческого порядка, добавляет депутат.

- Аварийные и плановые работы по замене инженерных сетей по технологии всегда укладываются либо под тротуарным, либо под дорожным покрытием. Владельцы коммунальных сетей и муниципальные службы часто не могут согласовывать данные мероприятия, потому что работы на сетях редко производятся планово. Из-за отсутствия средств в тарифе на плановый капитальный ремонт инженерных сетей, водоснабжения и теплоснабжения они выполняются только в аварийном порядке. Коммунальные же службы города и управляющие компании в планировании работ отталкиваются от заявлений жителей программы капитального ремонта или предписаний ГИБДД и прочих надзорных органов. Еще одной причиной повторной укладки асфальта может стать предписание надзорных органов произвести ямочный ремонт, несмотря на то, что данная территория уже стоит в программе капремонта, если срок между работами больше одного месяца, - объясняет эксперт в отрасли жилищно-коммунального хозяйства Александр Гурылёв.

Тонны реагентов к вашим ногам

Еще один особенный московский ритуал – щедрое окропление пешеходных зон реагентами, а затем не менее старательное очищение от них.

«Закупила Москва из расчета на год 350 тысяч тонн реагентов, значит, эти 350 тысяч тонн и надо ссыпать, чтоб на следующий сезон снова закупить 350 тысяч тонн. Спрашиваешь у рабочего – что ж ты эту дрянь на сухой асфальт? Фотографируешь это дело. А он отвечает - я твой город и твои фото в гробу видел. С дворником воспитательную работу проводишь. Всё понял? Всё! - отвечает. На завтра встречаешься с этим же дворником - он сыпет тот же реагент. Всё было прекрасно, когда мы изгнали управляйку и собрали собственное ТСЖ. На весь двор семиподъездного дома с 400 квартирами покупали 100 кг реагентов. Их хватало на всю зиму. Но пришла прокуратура – а что это вы сами убираете вы свой двор? А так ли вы расходуете деньги жильцов? Насадили обратно подконтрольную чиновникам управляйку, теперь выделяют под наш дом 500 кг на зиму, 100 ссыпают, 400 вываливают на газон. В первую же весну газон помер. Для выживших газонов в Москве – испытание 2 уровня, так сказать. Зачем косить каждые две недели, если за это время трава не успевает вырасти? Леску потратить надо – отвечают. Комбинация тупости и казнокрадства, а мы – жители вынуждены за всё это платить», - рассказывает «НИ» житель района Хорошево-Мневники.

«Весной смывать реагенты в мой двор присылают трактор «Жилищника». Круглые сутки он катается вокруг домов. С тем количеством воды, которого не хватит даже на то, чтобы пыль прибить. У трактора есть задание – поливать водой ничего не нужно, только тратить бензин, о загрязнении окружающей среды никто и не вспоминает. Обращаюсь в «Жилищник», управу – спрашиваю: «Можно ли что-то с этим сделать? Хотя бы вылейте воду на газон, а трактор остановите. Жалобу рассматривают – пригоняют второй трактор с полными резервуарами, заправляется он – точно знаю – с ближайшей колонки без счетчиков, а этот первый трактор, как ездил вокруг домов, так и продолжает ездить. Один в поле не воин, а вот 200 таких тракторов по Москве - и уже совсем хороший бензиновый заводик получается», - продолжает житель района Хорошево-Мневники.

Уборка невидимого снега

В зимнее время схема, как по лекалам, перекочевывает на снегоуборку. Машина ходит по маршрутам, где нет снега, с поднятым ковшом. На машине стоит система ГЛОНАСС, считает KPI.

Зачастую нерациональное расходование бюджетных средств – это еще и пробелы в системе контроля за исполнением государственных контрактов, считает специалист в сфере госзакупок Анна Исайчева.

При приемке работ заказчики должны проверять качество поставленного товара/выполненных работ/оказанных услуг, но подрядчик – к примеру, специально созданная под контракт фирма-однодневка уже не выходит на связь, и заказчику ничего не остается, кроме как подавать на него в суд, и параллельно объявлять закупку на аналогичные работы.

Огромное количество вопросов каждый год вызывают закупки на уборку территории. Как должно быть? Зимний период. Есть снег – заказчик направляет подрядчику заявки на уборку, нет снега – нет и заявок, нет и оплаты. Это в идеале. На практике мы видим совершенно иную картину: снег либо не убирают вообще, либо убирают даже тогда, когда его нет. В техзаданиях к контрактам заказчики часто не прописывают вариативность, зависимость работ от погоды. Вместо этого – железный, негибкий график уборки территории, в итоге и получаем смешные зрелища с уборкой невидимого снега, потому что доходы подрядчика зависят только от километража, кубометров, моточасов.

Бывают ситуации, когда снег, например, выпадает в нескольких районах, но убирать положено весь город, а если техника не выйдет на свой участок, то обслуживающая компания будет оштрафована. Или, наоборот, водители нарабатывают те же моточасы, чтобы потом слить топливо и продать, при этом предоставляют отчет о том, как много они проездили и проработали, чтобы объяснить большой расход и завышенные затраты, рассказывает исполнительный директор «МониторингАвто» Сергей Скнарин.

Такие истории происходят каждый год, в конце 2019 года в сети распространялись видео, снятые в Москве, Санкт-Петербурге, Владимирской области, где снегоуборочные машины катались по городу с поднятыми щетками, добавляет Исайчева.

Заделы для коррупции тут тоже обширны. К примеру, заказчик направляет подрядчику заявку, понимая, что уборка снега на самом деле не требуется, подрядчик в холостую едет по маршруту и предоставляет заказчику отчет о проделанной работе - фото чистой территории. Уборочные машины сегодня также оборудованы GPS-маячками. Подрядчик прикладывает к отчету еще и данные отслеживания движения машины – и если в будущем у правоохранителей, например, будут вопросы о том, проводилась ли уборка – он обезопасит себя таким документом.

Критерии качества исполнения госконтрактов часто увязываются с графиком работ, не способном перестраиваться под меняющуюся метеорологическую обстановку. В основе исполнения контрактов лежат временные рамки, либо календарный период, либо участок дорог. Так как денежные средства поступают из бюджетов, где правила бюджетного законодательства предписывают их возврат в случае остатков на конец финансового года, и при этом платежи в адрес подрядных организаций не могут поступать за еще невыполненные работы, то зачастую бурное имитирование деятельности - это единственный выход для стабильного получения финансирования. В противном случае предусмотрена ответственность за неисполнение государственных контрактов и за нарушение бюджетного законодательства, комментирует адвокат по экологическому праву, кандидат экономических наук Евгений Жаров.

Почему не переживают зиму московские газоны?

Про авось-технику ухода за газонами рассказывает гендиректор строительной компании, регулярный поставщик по госконтрактам Евгений Степанов.

- Повсеместно газон делается выше бордюров и дорожек, а щели между бортовыми камнями не изолируют. В итоге вся вода с грязью попадает на дороги общего пользования или тропиночную сеть в парке, дворах. Дальше коммунальные службы эту грязь убирают обратно на газон. Как итог - испорченные газоны и жижа на улицах города. Учитывая, что у нас упорно отказываются делать грамотную систему водоотведения, вода с газонов разрушает сам газон, асфальтное покрытие или брусчатку на тротуарах. Плюс вода в переходные температурные периоды (около нуля градусов) замерзает, поэтому город использует реагент. От реагента, который также сметают на газоны или который попадает в водосточную систему (а далее по системе в ближайшие водоемы), страдает экосистема. Через год, а то и каждый год имеем: надо не только перезасеивать газон, но и менять покрытие дорог, проездов, тротуаров, обувь.

Водяными мельницами по коронавирусу

В коронавирусную эпоху совершенно неэффективно тратятся средства на дезинфекцию улиц, считает санитарный врач, врач-дезинфектолог Николай Дубинин.

- Зачем обрабатывают улицы при помощи поливочных машин? Понятно, что городским властям проще всего вывести коммунальную технику на показательные уличные выступления. 3 месяца горожанам рассказывали про четвертую и пятую ступень дезинфекции: эффектные кадры с камазами, рассекающими струями небеса. Конечно же, вот это вот все не имеет ничего общего с мерами по борьбе с вирусом.

Всё бы ничего, но именно на эти «меры» выделены огромные бюджеты, силы, средства, а на борьбу с реальными путями передачи вируса денег нет. Рабочие места в коллективах, общежития, образовательные учреждения, курьерские службы. Не хватает даже на Роспотребнадзор, сотрудники которого должны быть обеспечены достаточными средствами и кадрами для максимально эффективной работы.

Что нам делать с благоустройством?

На вопрос - нужно ли тратить 2,5 трлн на благоустройство Москвы, отрицательный ответ даст любой житель столицы, наблюдающий за ежегодной перекладкой бордюров, ненужными горами реагента, понижением уровня газонов, высадкой пластиковых сакур и так далее, рассуждает депутат муниципального округа Измайлово Надежда Загордан.

- Почему все эти бесполезные и часто вредительские работы производятся и кем они санкционируется? Причин тому я вижу несколько. Во-первых, в Москве убито местное самоуправление и самые доступные для жителей депутаты – муниципальные, могут повлиять лишь на 5 процентов бюджета Москвы. Весь остальной бюджет распределяется префектурами и различными Департаментами Москвы. А это значит, что каждый чиновник будет выдумывать и тратить бюджет на самые примитивные работы типа перекладки плитки, которые ему проще всего провести через карманные фирмы, а не заниматься, например, восстановлением ливневой канализации.

Во-вторых, все контролирующие структуры в Москве деградировали и, по факту, их не существует в Москве. Приведу в пример благоустройство 2019 года в ВАО, когда по удивительному стечению обстоятельств практически все контракты выиграло ООО «СБ иУ-1», которое вместо сертифицированных заводских детских площадок (МАФ) поставило нечто кустарно сделанное и потенциально опасное - никаких экспертиз оборудование не проходило. Тихо, без комиссионных приемок, заказчик «Жилищник Измайлово» с управой приняли работы и перечислили деньги как за заводское оборудование. Обращения в прокуратуру, ОАТИ, Главконтроль, префектуру, мэрию, администрацию президента, УЭБиПК не дали никаких результатов – все возвращалось в управу Измайлово, которая слала отписки. В итоге сами жители собрали деньги и заказали независимую экспертизу МАФ, которая подтвердила, что оборудование не соответствует ГОСТам, однако и на рассылку заключений экспертизы о несоответствии ГОСТам никто из государственных органов не отреагировал. Оборудование продолжает стоять. В этом августе у нас уже тяжело травмировался первый ребенок. Третья причина – фактическое отсутствие контроля ФАС за процедурой госзакупок. Заказчик специально размещает технические задания или с абсурдными требованиями (например, закупка метел с длиной и шириной 0 см ) или со взаимно противоречащими требованиями к закупке, или с указанием места поставки товара «г.Москва», не прилагая проектную документацию. Все это, на мой взгляд, делается с коррупционным умыслом: если вдруг тендер выиграет подрядчик, которого не ждет чиновник-распределитель бюджета, работы у него не принимать и деньги не переводить. ФАС же на все эти нарушения не реагирует», - говорит депутат.

- Основная проблема в том, что в нынешней системе власти городской бюджет Москвы, да и других городов тоже – есть источник заработка структур или людей, тесно связанных с руководством этого города. Мы увидели уже немалое количество расследований о том, как те или иные компании, предприятия, приближенные к руководству города, выигрывают многомиллиардные контракты на благоустройство города. Вот из этой оперы все грустные истории о ежегодной замене плитки, асфальта, бордюров в одних и тех же местах, считает депутат муниципального округа Зюзино Константин Янкаускас.

Вторая причина «холостых работ» – в отсутствии реальных полномочий у общественности, жителей, депутатов по контролю объемов и качества выполняемых заказов. 280 млрд рублей в этом году выделено на благоустройство Москвы и только 10 млрд из них по закону находятся под контролем местных депутатов, это едва доскребается до 4% от всех средств! Согласно 39 Закону г. Москвы депутаты согласовывают адресный перечень работ по благоустройству дворовых территорий: детские площадки, закупка семян, обустройство газонов, замена асфальтового покрытия и подобное. За каждым видом работ закрепляется депутат, от которого ждут подписи в передаточном акте. Других полномочий по сути у депутатов на местах нет. Другие программы, по которым идут транши, с местными депутатами не согласовываются.

Заказчиком 70-90% работ по благоустройству выступает «Жилищник», а не люди, и эти работы неподконтрольны. Только дворы. Но даже на этом мизерном фронте и то – деньги выплачиваются заказчиками исполнителям независимо от того, поставил депутат свою подпись при приемке или не поставил…

Срок службы асфальтового покрытия по конкурсной документации у нас 5 лет, поэтому раз в пять лет его и будут менять, хотя уже давно существуют технологии и практикуются во всем мире, которые позволяют исключить разрыв грунта под покрытием, это продлевает жизнь асфальта на десятилетия.

Систематически проблему можно решить, повторюсь, только взяв работы под контроль общественности, местных депутатов, городской думы, говорит Янкаускас. В некоторых регионах России губернатор обязан согласовывать кандидатуры своих заместителей и министров с Заксобранием. Федеральный закон дарит такую опцию и Московскому правительству, Мосгордума могла бы утверждать всех заместителей Собянина, но Москва этот порядок в свой устав не внесла.

Местные советы, городские думы должны измениться в кадровом составе – чем больше будет политиков, которые не зависят от горадминистраций, тем, надо полагать, эффективнее они будут контролировать расходы.

Помимо общественности, есть у нас множество правоохранительных, контрольных, надзорных ведомств. Столичная мэрия должна бояться расследований Главного контрольного управления, Антимонопольного комитета, на деле – такое ощущение, что до точечных указаний свыше эти зависимые структуры полностью парализованы, ровно как и полиция, Следственный комитет, прокуратура.

Какие бы иные причины озвученных проблем мы ни искали, системно ситуацию можно поправить только фундаментальными преобразованиями. С каждым годом я наблюдаю только увеличивающееся количество людей в Москве, которые интересуются своими дворами, своими территориями. С каждым годом на собрания по согласованию списка работ приходит огромное количество жителей. Но до сих пор единственным их рычагом остается согласование лишь самых микроскопических видов работ уровня «песочница», резюмирует депутат.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter