Рус
Eng
Казус Василенко. Интервью с человеком, который добровольно привился от коронавируса

Казус Василенко. Интервью с человеком, который добровольно привился от коронавируса

7 ноября 2020, 11:42ПолитикаPhoto: Fb.comАндрей Василенко
В России продолжается третий этап тестирования вакцины «Спутник V». Доброволец Андрей Василенко на прошлой неделе рассказал в ФБ о серьезных осложнениях после второго компонента. Пост вызвал огромный резонанс, после он исчез из соцсетей на 6 дней. «НИ» дозвонились до молодого человека и узнали, что с ним происходит.

- Андрей, как вы себя сейчас чувствуете? В Facebook переживают из-за вашего внезапного исчезновения после знаменитого поста.

- Относительно нормально. Температуры нет, но всё еще сохраняется дискомфорт в области сердца, и пока не понятно, с чем это связано. Врачи, которые работают сейчас в ковидных клиниках, связывались со мной и рекомендовали пару кардиопрепаратов. Принял их, стало легче. Спасибо им, врачам... Состояние всё еще не такое спортивное, каким было до введения второго компонента, конечно. Я слабее, это факт. До полного выяснения, что происходит с организмом и, в частности, с сердцем, приходится ограничивать физические нагрузки.

- Первый компонент вакцины вы вводили 4 октября, второй 25 октября. В какой момент произошло это резкое ухудшение - повышение температуры за 40 и боли, похожие на сердечные приступы?

- В воскресенье, 25 октября, около 15 часов я вакцинировался и еще работал до 3 ночи, чувствовал себя отлично продолжительное время. Для сравнения – после первой прививки, поставленной 4 октября в 17 часов, лихорадка началась уже к 2 ночи. Но 26 октября, в понедельник, я проснулся в 8 утра и понял, что меня знобит. Температура была незначительная – что-то около 37,3, я еще порадовался, что пошло действие, значит, не плацебо. Но пока я готовился к работе в это утро, лихорадка нарастала, и происходило это молниеносно. Пытался согреться, как мог, нагрел помещение до 30 градусов, взял грелку. К 10 утра понял, что температура не перестает расти, и когда ртутный термометр показал 39,9, понял, что надо что-то предпринимать. Принял две таблетки парацетамола. Не спадает. В 11.30 температура была уже 40,2 – и вторая порция парацетамола не помогла. Телемедицина обычно ежедневно сама звонила с утра, но в этот день не позвонила. Тогда в 14.00 я сам заказал их консультацию и они решили послать ко мне скорую. Пока ждал, вколол себе кетонал, и температура стала спадать, к приезду врачей упала до 38,3.

- Поствакцинальные осложнения на сердце позже признали врачи частной клиники. Вы описывали уже эти проявления: тянущая боль в грудной клетке, пульс до 160, проставленный риск миокардита (поражения сердечной мышцы воспалительного характера)...

- Да, подтвердили осложнения на сердце и в частной клинике, в которую я обратился самостоятельно, и в государственной по месту прописки тоже. Но проблемы с сердцем возникли чуть позже. 27 октября сильная температура спала, бурные реакции прошли, даже пришедшая терапевт сказала: «Вы абсолютно здоровы». И только она ушла, как температура снова стала подниматься, и к 10 вечера была уже в районе 38. И в этот же вечер появились тянущие боли в области сердца, нехватка воздуха, пульс под 150. Явление для меня - новое. Даже засомневался – не инфаркт ли? Полез в интернет, но вроде понял, что ишемии и инфаркта по симптомам нет. Но с это болезненное состояние всё равно надо как-то гасить. Принял «Эгилок». А дальше началась целая история.

По всем участникам исследования вакцины должны ежедневно заполняться дневники самонаблюдения – ты выбираешь, либо заполняешь его самостоятельно, либо это делает куратор от телемедицины, который всё равно ежедневно тебе звонит, проверяет.

То есть система телемедицины в испытаниях «Спутника V» изначально и внедрялась, чтобы иметь возможность оперативно отслеживать и оказывать помощь добровольцам, у которых обнаруживаются какие-то побочные эффекты, на это я очень рассчитывал, по крайней мере.

В этот день я подробно заполнил дневник в надежде, что медики подключатся оперативно. Полежал, отдышался, с трудом уснул. На утро проснулся, понял, что в грудной клетке продолжает тянуть, тахикардия никуда не делась. Зашел в личный кабинет – там зияющая пустота и пометка: «23 часа 59 минут до ближайшей телеконсультации».

- Каким образом при всем при этом в ваши медицинские документы в первые дни после вакцины пытались встроить диагноз ОРВИ?

- Как я понял, оперативный отдел организации, которая занимается тестированием вакцины, через администрации больниц чуть ли не обязывает участковых врачей и фельдшеров скорой помощи кодировать поствакцинальные расстройства как ОРВИ или коронавирус, что вызывает глобальные сомнения в профессионализме или объективности этого оперативного отдела. Я был свидетелем, как сотрудники оперативного отдела в разговорах с врачами «скорой», на полном серьезе рассуждали о начавшемся заражении, после введения вакцины, как будто бы эта вакцина содержит инактивирвоанный (ослабленный) коронавирус. Хотя на самом деле в испытываемой вакцине нет живого коронавируса, да и в целом коронавируса как такового, — об этом говорится на каждом углу, в каждом интервью создателей «Спутник V», в заявлениях чиновников, да даже на сайте MOS.RU это написано. У этого отдела, выходит, вообще нет никакого понимания, что входит в состав вакцины? Равно как и нет понимания, что делать с такими последствиями, как у меня. Это мое мнение и вот откуда оно возникло. На вопросы – куда и зачем вы хотите меня госпитализировать, отвечают - в инфекционку. Но это же безумие – с такой температурой ехать в инфекционку и ловить там дополнительные вирусы, что значительно превышает риски домашнего пережидания побочных эффектов вакцины. Спрашиваю – зачем? Понаблюдают, отвечают. Но понаблюдаться я и дома могу. Я лично сам слышал эти совещания, как врачей просят придумать диагноз – врачи держат связь со своим руководством по громкой связи на планшетах. В согласовании диагноза «поствакцинальная реакция» всеми силами пытаются отказать, хотя работающие с пациентами врачи, надо отдать им должное, не соглашаются на ОРВИ.

У врачей скорой помощи такие просьбы от старших коллег вызывают недоумение. Они говорят, что их учили так, что в первые дни после прививки все симптомы в первую очередь должны рассматриваться как поствакцинальная реакция и только если они сохраняются после трех дней (для каждой прививки свой период), то необходимо исключать следующие диагнозы. Ну, и по всем симптомам, говорят они, конечно же, это реакция на вакцину, никаких признаков ОРВИ, коронавируса, инфекционных заболеваний тут нет.

- Вы уже рассказывали, что в один момент пришли к выводу, что какой-то выделенной помощи для добровольцев, таких как вы, перешедших в разряд пациентов из-за поствакцинальных осложнений просто не существует.

- Когда у меня возникли проблемы с сердцем, что, как я уже говорил, явление для меня совершенно новое, я открыл свой договор о добровольной вакцинации и стал искать телефоны, по которым можно обратиться за помощью при возникновении осложнений.

В добровольном информированном согласии говорилось, что в случае ухудшения самочувствия можно заказать консультацию телемедицины, обратиться к прикрепленному за вакцинированным врачу-исследователю (но возможностей у него не особенно больше, чем у телемедицины, просто дистанционная консультация), к своему лечащему врачу на участке, на горячую линию страховой, в общественную организацию, связанную с надзором по этике. Миллион телефонов, но по факту оперативной помощи оказать из этого списка не может никто. У меня действительно сложилось впечатление, что вакцину поставили, а что там дальше происходит – заказчиков и исследователей вакцины практически не волнует.

Грубее всего общались в НИИ им. Гамалеи – госзаказчике исследований вакцины, телефон которого тоже есть в информированном согласии. Безразличие самого высокого порядка. Я представился, объяснил, что тестирую вакцину, возникла такая-то проблемная ситуация и спросил, как вы, собственно, можете помочь. Девушка раздраженно ответила: «Вы сюда зачем вообще звоните, мы никакого отношения к исследованию вакцины не имеем, не отвлекайте нас от работы, если у вас есть вопросы – адресуйте их мэрии Москвы через сайт Mos.ru, там и задавайте все вопросы через электронную форму». И повесила трубку. Отличный подход – заполнять электронные формы для человека, которому нужна экстренная помощь. Раздражение девушки я связал, вероятно, с большим потоком аналогичных звонков, по-видимому, я – далеко не первый доброволец, кто звонил по тому номеру с таким вопросом. Иначе как еще объяснить такой тон? Коммуникация с частной компанией «Крокус Медикал Б.В.», которая, как я разобрался, непосредственно проводит исследования вакцины в России, также оказалась неэффективной.

- При этом пока вы пытались найти концы, боли в сердце продолжались?

- Да, сердце у меня до сих пор не в порядке. Поняв, что время идет, а по программе для добровольцев оперативной помощи мне оказать не готовы, я пошел в частную «СМ клинику». Там мне провели исследования: ЭКГ, УЗИ сердца, взяли на анализ кровь. ЭКГ показала изменения: регургитация аж третьей (последней) степени, увеличение полости левого предсердия, незначительное изменения миокарда левого желудочка в задне-боковой области. С-реактивный белок аж 61.26 мг/л (при норме от 0 до 5 мг/л) – это маркер воспаления, ну, то есть у меня даже при предыдущих воспалениях легких больше 18 никогда не поднималось. Было очевидно, что что-то случилось после вакцинации. Надо сказать, что от рождения у меня пролапс митрального клапана II степени. Но жизни это не мешало, это ерунда, небольшое отклонение от нормы, я чувствовал всегда себя абсолютно здоровым человеком и на 15 этаж без одышки мог добежать, мог и выше. А теперь на пятый этаж в поликлинике заползаю с ощущением серьезной нагрузки.

Пролапс митрального клапана II степени – врожденное, но вот всего остального не было еще даже в июльских исследованиях. Кардиолог в частной клинике сказал, что будет изучать, откуда эти изменения, и надо проанализировать риск потенциального развития миокардита, поскольку это заболевание за два дня не развивается. На сегодняшний день миокардит не подтвердили, но я слежу за ситуацией.

- Какую поддержку вообще вам гарантировали на этапе заключения договора на добровольную COVID-вакцинацию?

- Изначально в целом говорилось о достаточно широкой помощи: список телефонов, по которым можно звонить за консультацией, телемедицина, прикрепленные кураторы, сопровождение врача-исследователя, возможность обращаться в Государственный Диагностический центр №5, где делали прививку. На деле оказалось, что во все эти перечисленные места можно только позвонить, приехать туда за помощью нельзя, а если тебе стало плохо после вакцины, то разгребать это всё в конечном счете – той же скорой или поликлинике по месту жительства, для которых мы - допнагрузка, лишняя головная боль. При этом у меня с десяток телефонных номеров, но четкой процедуры, куда звонить в той или иной ситуации, просто нет.

Когда в ГБУЗ Диагностическом центре №5 нас предварительно проверяли, а потом вакцинировали в два этапа, я наивно думал, что в будущем в случае чего смогу туда же и обратиться, и как минимум там возьмут анализы, оттуда пришлют врача, если что-то пойдет не так. Но нет. У врачей Диагностического центра нет никаких полноценных инструментов, они могут разве что консультировать в том же формате телемедицины.

У меня было не менее наивное ожидание, что в интересах создателя вакцины - отслеживание последствий вакцины и подозрений на них, установление причинно-следственных связей прививки с осложнениями у испытуемых. Но снова нет. Складывается стойкое ощущение, что побочные эффекты никому не интересны, нужна лишь «позитивная статистика».

- Вы сейчас решаете проблемы со здоровьем, возникшие после вакцинации, за свой счет. Сколько денег на это вы уже потратили?

- Больше 25 тысяч рублей – пока только на анализы и некоторые исследования, чтобы понять, что с организмом происходит. И, подозреваю, при заболевании коронавирусом ко мне отнеслись бы куда с большим вниманием, чем сейчас: изоляция, карантин, обязательное врачебное наблюдение. Я звонил в компанию, которая проводит исследования вакцины - "Крокус Медикал Б.В.", задал им вопрос – а планируют ли они вообще как-то возмещать расходы, которые испытуемые несут для избавления от негативных поствакцинальных реакций. Я, например, вынужден тратить деньги на посещение частных врачей, сбор анализов и так далее. Мне ответили, что с этим вопросом надо обращаться в страховую компанию. Путь будет небыстрый, а результат непредсказуемый. Мне самому нужно будет проводить экспертизы, привлекать экспертов, выходить в судебные процессы и доказывать там ущерб и взаимосвязь этого ущерба с прививкой. При этом жизнь добровольца застрахована всего на 2 млн. рублей, да и то в случае смерти.

- Депздрав пытается спасти свою репутацию и выпустил целый релиз посвященный вашему кейсу под громким названием «опровержение».

- Перевирание фактов, конечно, потрясает. Кроме того, в их ответе, как ни вчитывался, конкретных ответов на заданные вопросы так и не нашел – одни общие фразы, искажение фактов и переходы на личности, а это говорит о том, что сказать по существу, видимо, Департаменту нечего. Во-вторых, я так и не понял, опровергают-то они что? Мои диагнозы, высокую температуру, возникшие проблемы с сердцем они признают. Тогда опровергать-то что? Отсутствие причинно-следственных связей с прививкой? Так по факту никто нормальных исследований не проводил.

При этом я же не говорю, что помощь мне не оказывалась. Я говорю, что она оказывалась, но во многом была неслаженной и бестолковой.

Пишут, что 18 консультаций для меня провели. Ну, хорошо, провели. Но это за период с момента введения первого компонента вакцины, т.е. за месяц. После первой прививки у меня вообще не было каких-то серьезных проблем со здоровьем, но телемедицина мне звонила в течение недели, причем действовала намного слаженнее и внимательнее, чем сейчас. Проблемы начались после второй прививки. И, например, 28 октября, когда я пытался найти помощь для решения возникших проблем с сердцем, мне никто не звонил, это легко доказать. Не звонили и 29 октября до обеда, пока я не поднял дополнительный информационный «шум». Поэтому зачем лукавить — суммировать, упоминать консультации по первой прививке, которые не имеют отношения к тем осложнениям и неразберихе в вопросах оказания помощи, о которых я заявлял? Это как минимум некорректные данные, неправильный подсчет; с таким же успехом можно было написать об объемах медицинской помощи, оказанной мне в медучреждениях Москвы за последний год или два. Более того, Департамент здравоохранения, как мне кажется, специально выждал время и опубликовал свое «опровержение» только 2 ноября, чтобы «набрать» объем дополнительных консультаций за несколько дней.

Второе. Депздрав пишет, что после возникновения проблем ко мне был отправлен терапевт. А дальше начинаются манипуляции с данным. Да, 27 октября утром, после приезда скорой днем ранее, действительно приходил терапевт, чтобы проверить, нет ли у меня ОРВИ — диагноза, который был почти насильно навязан врачам «скорой» вышестоящим руководством. Но в то утро у меня не было ни температуры, ни болей в сердце. Они возникли намного позже визита врача — поздним вечером, а до частной клиники, где мне подтвердили наличие изменений на сердце, я добрался 28 октября. Так как терапевт мог по итогам осмотра 27 назначить мне обследование сердца, как заявляет Департамент? Лечение по проблеме, которой не было? Это же легко доказать по электронной медицинской карте.

Пишут, что врачи провели обследования и собирали по мне чуть ли не консилиумы. Это неправда, потому что только после моей публикации в фэйсбуке, 29 октября, и звонка представителю исследовательской организации с претензиями мне снова начала звонить телемедицина и сразу же меня попросили подойти к кардиологу в поликлинику по месту жительства. Поэтому уже после моей публикации 29 октября, т.е. почти двое суток спустя после возникновения проблем с сердцем, я пошел на прием к кардиологу, которая и назначила УЗИ. Поэтому это либо сознательный подлог и манипуляция информацией, либо вопиющая некомпетентность. При этом никто не удосужился даже проанализировать информацию, которую я ежедневно до этого отсылал через дневник самонаблюдения. После кардиолога меня действительно осмотрела терапевт. И к какому выводу они пришли? Мое состояние, во-первых, чудесным образом улучшилось — врожденный пролапс митрального клапана 2-ой степени в конечном диагнозе стал уже 1-ой степени. Причем в диагнозах сразу двух врачей! То есть у меня, следуя этим заключениям, даже частично «рассосались» врожденные особенности сердца и я стал даже здоровее, чем был. И в итоге было заявлено, что мое состояние вообще не связано в введением вакцины! Интересно, как вообще такое можно заключить без анализов, без исследований, на основе только двух осмотров врачей? А на их «консилиумах» я вообще не присутствовал, и то, что они там решили, думаю, меня не очень-то и касается. При этом анализы, которые я сдавал в частных клиниках и лабораториях, наглядно показывают, что взаимосвязи между прививкой присутствуют: например, маркер воспаления, С-реактивный белок, последовательно уменьшался — 29 октября был 61 мг/л, что является двенадцатикратным превышением нормы, 2 ноября составил 12 мг/л, а 5 ноября — 2 мг/л, то есть пришел норму. Поэтому версия, которую мне в телефонных разговорах пытались «продвинуть» представители телемедицины — якобы такой высокий С-реактивный белок у меня вызвало какое-то «неизвестное хроническое заболевание», и его повышение никак не связано с введением вакцины, также оказывается абсолютно несостоятельной, — анализы показывают прямую взаимосвязь. Но, повторюсь, обследовавшие меня врачи из государственной поликлиники вообще тогда не назначали никаких анализов — это была моя частная инициатива. И если бы я сам не сдал кровь, не узнал бы о повышении С-реактивного белка. Кстати, именно поэтому у меня во время кризиса Парацетамол не снижал температуру, а «срабатывали» препараты типа Кетонала и Нимесила, которые обладают не только жаропонижающим, но и выраженным противовоспалительным эффектом. То есть со всех сторон любой человек, способный логически мыслить, увидит взаимосвязи.

После публикации, которая получила широкую огласку, мне стали звонить дважды в день, проявлять хоть какое-то внимание и, как уже сказал, «набирать» количество консультаций.

Депздрав также пишет, что не могли до меня дозвониться часами. Было всего два случая, и это легко подтверждается выпиской сотового оператора. Первый раз я пропустил вызов 29 октября, поскольку делал исследование сердца, но через час они мне позвонили повторно, и я ответил. Второй раз, в субботу 30 октября, я задремал и не успел принять звонок, но мне точно так же позвонили через час, и я ответил. О каких «часах» идет речь, остается для меня загадкой. Повторюсь: всего два пропущенных вызова за все время! «Часы» в общественном сознании — это не один час, и не два, это намного больше.

И вообще зачем эти детали упоминать в своем «опровержении» — это же смещение акцентов, это обычный переход на личности, когда закончились аргументы, эта информация вообще не имеет никакого отношения к постановке диагноза. Они создают впечатление, что вот пытались всячески мне помочь, а я отказывался. Но какого рода помощь нужна в первую очередь, я уже сказал – подробное исследование возникших осложнений, установление связей с прививкой и лечение, если эти эффекты - реакция на вакцину. Кто и как до кого дозванивается тут причем? Плюс никаких проблем со связью, как уже сказал, не было.

Есть и другие искажения событий в «опровержении». Если сесть и детально проанализировать каждый аргумент Депздрава, то окажется, что либо он не соответствует действительности, либо оказывается комментарием не по существу, ответом на вопрос, который не задавался. Как принято говорить, это на этом заявлении «клейма негде ставить». И мне, человеку, работающему в СМИ, все нестыковки, попытки ухода от ответа и иные попытки «выкрутиться» и исказить реальность видны сразу. Я в ближайшее время у себя на странице проведу детальный анализ этого «опровержения» и покажу всю чудовищность либо осознанной манипуляции, либо непрофессионализма.

- Пожалели, что стали участником испытаний отечественной вакцины?

- Нет, не пожалел. Это был очень полезный опыт, который многое расставил на свои места в моем сознании. Многие спрашивают, почему я вообще пошел на эти испытания добровольцем? Моим родителям за 60 лет, они входят в группу риска и по возрасту, и из-за хронических заболеваний, и из-за того, что в своем возрасте все еще работают и работают с людьми, например, в педагогических коллективах. Одним словом, они входят в группу людей, которые могут получить эту вакцину в первых очередях. То же самое – с пожилыми родственниками жены. Прежде чем отправлять их на вакцину, я хотел испытать ее на себе, посмотреть, как она переносится и какова ее эффективность.

Меня, конечно, поражает политика вокруг создания отечественной вакцины. Наши ученые действительно одними из первых в мире создали вакцину, создали ее быстро, и это можно назвать достижением, прорывом. И хочется сказать – ну молодцы! Давайте теперь просто проведем нормальные открытые исследования, покажем, что всё работает, сделаем так, чтобы во всем мире никто не предъявил нам претензий и не подвергал сомнениям безопасность и эффективность «Спутника V». И будем спокойно его продавать. Да и, наконец, чтобы у российских граждан не возникало никаких сомнений, что, на мой взгляд, еще важнее. Но нет, выпускают новость о том, что побочные эффекты выявлены только у 15% испытуемых. Сейчас оба компонента, если судить по заявлениям чиновников и разработчиков вакцины, получило около 10 тысяч человек, испытания заканчиваются в мае 2021 года. Сразу же возникает вопрос – откуда взялись эти 15% и откуда такая уверенность? Телепатическая?

Зачем скрывать побочные эффекты, замалчивать или опровергать такие случаи, как у меня, подбивать статистику? Зачем говорить, что никаких осложнений ни у кого нет? Такого же просто быть не может, какими бы совершенными ни были ученые и технологии – ни у кого и никогда не будет вакцины без побочных эффектов. Побочные эффекты есть всегда — и у вакцин, и у лекарственных препаратов. Мы ведь в случае необходимости не отказываемся от приема лекарств, даже если там указаны серьезные побочные эффекты, так как видим, что эти побочные эффекты открыто заявлены, указана частота их возникновения. И на этапах испытаний как раз нужно детально разобраться, какие побочные эффекты возникают и какова их взаимосвязь между прививкой. А желания устанавливать эти связи я не вижу от слова «совсем». Наоборот, вижу обратную реакцию — сделать все, чтобы не разбираться в деталях, замолчать информацию, исказить события, «перевести стрелки», и пойти самым примитивным информационным путем, например, выпустив новость о том, что провели испытания на пенсионерах и у 100% пенсионеров осложнений нет. На кого это рассчитано?

Далее – вот у определенного процента людей, пускай даже очень небольшого, возникают побочные эффекты. Это аксиома, от нее никуда не деться. И что мы видим? Нет вообще никакого желания разбираться в этих процессах, искать ответы на вопросы, что спровоцировало вакциной, а что нет. Все упорно просто пытаются съехать с темы. Почему никто не берется работать по существу, научными методами? Проведите исследования, возьмите анализы, ответьте на вопрос, что прямое следствие прививки, а что просто дополнительная нагрузка, которая наложилась на существующие хронические заболевания. Но в своем случае я вообще не увидел желания хоть сколько-то разобраться в ситуации. Нет конструктивного диалога, нет желания, — ничего нет. Только попытки «отмахнуться», абстрагироваться от проблемы любыми методами. Я их про треугольное спрашиваю, а они мне про горячее отвечают, — мы вообще о разном говорим! И люди либо вопросов не понимают – тогда зачем они вообще работают в этой сфере, либо это осознанный мухлеж. Оба варианта плохи.

Дополнение:

6 ноября Андреем Василенко были получены результаты комплектного анализа на антитела, проведенного по инициативе одной из частных лабораторий. Он комментирует: «Мою кровь «прогнали» сразу по нескольким тест-системам. И эти результаты наглядно показали появление антител именно на вакцину и исключили нелепые предположения, что я параллельно заболел коронавирусом, — у меня выработались антитела только к белкам S1 и S2, а антитела к N-белкам отсутствуют, что доказывает, что коронавирусом я не болел. А также доказали, что я получил именно реальную вакцину, а не плацебо. Поэтому попытки «списать» возникшие проблемы на другие факторы - по меньшей мере, некорректны. Будучи человеком объективным, хочу отметить, что в моем случае вакцина сработала - после бурной реакции организма у меня выработался достаточно высокий титр антител. Однако это не отменяет критики неразберихи и невнимательности, неэффективно выстроенных процессов тестирования, нежелания разбираться в побочных эффектах, которые имеют место на этапе тестирования вакцины. Не так страшны побочные эффекты, сколько страшно отношение к людям, испытывающим вакцину».

Как обычно публикуем и ответ Депздрава без купюр и в полном объеме:

«По факту публикации в «Новых известиях» статьи «Казус Василенко. Интервью с человеком, который добровольно привился от коронавируса» Департамент здравоохранения сообщает следующее.

Пациент в любое время на постоянной связи с врачами телемедцинского центра, его посещают врачи поликлиники. Во вторник пациента также осмотрит профильный специалист.

Утверждение о том, что пациенту якобы был поставлен неверный диагноз, не соответствует действительности. Корректный диагноз отражен в электронной медицинской карте пациента. Дополнительно сообщаем, степень пролапса может меняться при измерении в разные периоды жизни.

Относительно высоких значений С-реактивного белка, нет никаких убедительных оснований связывать его с последствиями вакцинации, так как чаще всего белок повышен в крови именно вследствие инфекционных заболеваний. Вводимый же участникам исследования препарат не содержит самого коронавируса, а значит, заболеть им или заразить окружающих – невозможно.

При этом вирусные инфекции повышают этот показатель незначительно — до 50 мг/л. В свою очередь бактериальные инфекции повышают его намного сильнее. При туберкулезе, кишечных инфекциях, пневмококковой пневмонии уровень показателя возрастает до 100-200 мг/л. Кроме того, уровень белка может быть повышен при опухолях, аутоиммунных заболеваниях, злоупотреблении алкоголем и многих других состояниях. Таким образом, повышение уровня С-реактивного белка не является однозначным показателем острой фазы воспалительного процесса и не может быть напрямую связан с вакцинацией.

Напоминаем, что в первый же день после введения первого компонента прививки с участником исследования, чья история приведена в публикации, инициативно связался врач телемедицинского центра. Отмечались небольшие симптомы: ломота, незначительно повышенная температура тела. В два следующих дня также проходили консультации, на обеих было отмечено удовлетворительное состояние.

После вакцинации от коронавируса у некоторых пациентов могут наблюдаться нежелательные явления, такие как головная боль, повышение температуры тела, озноб или общее недомогание. Это неприятные, но совершенно безопасные и проходящие самостоятельно симптомы, возникающие в четко определенные сроки после вакцинации и которые полностью соответствуют инструкции по применению данного препарата. В то же время, по информации разработчиков вакцины, у 85% провакцинированных побочных эффектов не наблюдается вовсе.

После введения второго компонента вакцины пациент сообщил о высокой температуре. К нему незамедлительно была направлена бригада скорой медицинской помощи, которая прибыла через 15 минут от поступления вызова. Герою статьи была предложена госпитализация в стационар, от которой он отказался. Для наблюдения за его состоянием была направлена вторая бригада неотложной медицинской помощи, которая также предложила госпитализацию в стационар и получен отказ. После посещения врачами скорой и неотложной помощи с участником также связался врач из центра телемедицины.

В связи с жалобами на одышку и боли в груди, для осмотра на дому к пациенту была направлена заведующая терапевтическим отделением. Она отметила удовлетворительное состояние и назначила проведение ЭХО КГ. На следующий день обследование было проведено в поликлинике, а по его результатам совместную консультацию провели врачи кардиолог и терапевт телемедицинского центра: осложнений, которые могли бы быть связаны с введением вакцины, не выявлено. По имеющимся заболеваниям были показаны кардиологические препараты.

С уважением, пресс-служба Департамента здравоохранения города Москвы».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter