Рус
Eng

Энгелина Тареева, ЧВСН: "Сталин подменил коммунистический проект имперским"

Энгелина Тареева, ЧВСН: "Сталин подменил коммунистический проект имперским"
Энгелина Тареева, ЧВСН: "Сталин подменил коммунистический проект имперским"
6 августа 2017, 06:58ПолитикаСергей Таранов
Самый пожилой блогер России рассказывает о сути сталинских репрессий

Энгелина Тареева, блогер, дочь старого большевика Бориса Березина, ЧСВН (член семьи врага народа):

Я только сегодня узнала, что датой начала сталинского «Большого террора» считается 5 августа 1937 года. По версии современной историографии, первым документом этого террора, подписанного Ежовым, был Оперативный приказ НКВД СССР № 00477 от 30.07.37, исполнение которого на большей части СССР началось 5.08.37. Да, я знаю, что в 1937 году число расстрелов увеличилось по сравнению с 1936 годом в 315 раз. Только во исполнение этого приказа за 2 года было расстреляно 681 692 человека.

И, тем не менее, мне трудно согласиться с этой датой. Я считаю этот приказ просто эпизодом большого террора, который начался примерно за полгода до названной даты. Именно тогда Сталин дал отмашку на террор. Первым наркомом НКВД, который начал масштабную реализацию большого террора был Генрих Ягода. Первыми жертвами этого террора были большевики, те кто задумал и совершил революцию и выиграл гражданскую войну. Все они были репрессированы и в большинстве своём расстреляны до августа 1937 года. Среди них – мой отец и весь круг его друзей и соратников. Говорят, что революцию задумывают мечтатели, совершают герои, а плоды пожинают мародёры.

Моего отца взяли накануне нового, 1937 года. У нас за окном висела ёлка, мы её вывесили на мороз, чтобы не осыпалась. Так она и провисела до лета – нам было не до праздника. Я помню, как ночью к нам пришли, помню обыск. Искали небрежно, в детскую даже не зашли. Видно понимали, что ничего не найдут, и обыск был простой формальностью. Когда отца уводили, он сказал маме: «вот теперь я убеждён, что Виктор ни в чём не виноват». Виктор был лучшим папиным другом, и его арестовали за неделю до папы. Но все они настолько не понимали, что происходит, не могли поверить, что могут сознательно истреблять своих, что им легче было усомниться в лучшем друге, чем поверить в преступный замысел Сталина. 26 июня 1937 года мой отец был расстрелян, а узнали мы об этом только в 1992 году. После ареста нам сказали, что отец приговорён к 10 годам без права переписки. А в 1956 в справке о реабилитации было написано, что он умер в 1939 году, отбывая наказание. А мы – мама, брат и я – 20 лет жили с клеймом ЧСВР – члены семьи врага народа.

Сталин совершил контрреволюционный переворот, он подменил проект коммунистический проектом имперским, который и реализовывал всю свою жизнь. Коммунистический проект ему был совершенно не интересен и не нужен, он стремился к личной власти. А коммунистический проект этого не только не предполагал, но даже не допускал. До сталинского переворота в стане пытались установить некое социальное равенство, был введён партмаксимум – это значило, что член партии, не зависимо от того, какую должность он занимает и сколько часов в день он работает не может получать за свой труд вознаграждение, превышающее среднюю зарплату рабочего. Мой отец получал такой партмаксимум, он был профессор и член ЦК КПБу (Ком. Партия Украины), а я была хуже всех одетая девушка в классе. Мои родители и их друзья совершенно искренне были равнодушны к материальным благам. Они говорили: мы живём как на бивуаке» и действительно, они ощущали свою жизнь как великий поход к светлому будущему человечества, в которое они верили. Сталину идейные и бескорыстные люди были не нужны, более того – они были для него опасны. Он понимал, что тех, кого нельзя ни запугать, ни купить, нужно уничтожить. Их он уничтожил первыми, а 5 августа 1937 года, это возможно тот день, когда охват террора вышел за рамки этой целевой группы. Террор – это не когда наказывают тех, кто совершил или может задумать и совершить преступление, а когда подвергают репрессиям некую значительную часть населения с целью тотального запугивания, создания общей атмосферы страха, в которой никто не посмеет самостоятельно думать или действовать не по приказу. Вместо тех, кто готов был работать за «партмаксимум», Сталин создал новую, привилегированную элиту.

Большой террор унёс миллионы жизней, причём его жертвами стали лучшие люди, те, которые были заметны, люди творческие, способные критически мыслить. Произошла та самая «отрицательная селекция», результаты которой сказываются и сегодня. Народ был обезглавлен и обескровлен.

И неосталинизм сегодня, вдруг вспыхнувшую любовь народа к Сталину я связываю все с той же «отрицательной селекцией», результатом массового террора 30-х годов. Тогда уцелели самые незаметные, серые люди, не творческие, не способные критически мыслить, не способные эффективно и интересно трудиться. Только их Сталин и его приспешники сочли возможным оставить на свободе. Они были тупые, верили пропаганде, россказням про «врагов народа»… кричали «раздавить гадину»! И это их потомки сегодня любят Сталина. Путин кажется им недостаточно авторитарным, недостаточно решительным, он боится крови. А крови не нужно бояться, нужно быть таким, как Сталин и физически уничтожить всю эту «либеральную сволочь». Была бы их воля, они бы повторили «Большой террор».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter