Рус
Eng

Найти папу... Как семиклассник из Москвы сражается за алименты с своим отцом-банкиром

Найти папу... Как семиклассник из Москвы сражается за алименты с своим отцом-банкиром
Найти папу... Как семиклассник из Москвы сражается за алименты с своим отцом-банкиром
6 февраля, 12:44Политика
В Москве суд восстановил производство по алиментам в отношении экс-главы "Национального Корпоративного Банка" Максима Воронина. На днях известный банкир и лэндлорд перевел на содержание несовершеннолетнего сына 12,5 тыс. рублей. Чтобы получить эту сумму, семиклассник прошел не один суд...

Юлия Сунцова

Бывшая девушка банкира Роза Абдуллина выиграла суд по алиментам на ребенка еще в 2007 году. Тогда Кириллу исполнился годик, и отец уже с ними не жил. 25 процентов заработка отца, согласно решению суда, ежемесячно должна была отчисляться на содержание ребенка вплоть до его совершеннолетия. Но исполнительное производство закончилось, так и не начавшись. 6 декабря 2007 года исполнительный лист был направлен для исполнения по месту работы должника - в АКБ «Нацкорпбанк», однако уже в бухгалтерии, как следует из дальнейших определений суда, документ внезапно «был утрачен». Работа приставов по этому делу тоже заглохла.

Отношения Миссис Москвы-2006 Розы Абдуллиной с бизнесменом Максимом Ворониным резко изменились после того, как она забеременела. С Рублёвки пришлось съехать, а сына воспитывать одной

А в 2016 году и сам банк приостановил свою деятельность. «АО «Нацкорпбанк» допускал нарушения банковского законодательства и нормативных актов Банка России при оценке кредитного риска. По итогам выполнения требования надзорного органа по формированию резервов, адекватных принятым рискам, размер собственных средств (капитал) кредитной организации снизился до критического значения.», - следует из информации на сайте Центробанка.

Смирилась с «издержками бюрократии», похоже, и сама Роза. Через год после родов по приглашению подруги она поучаствовала в конкурсе красоты «Миссис Москвы» и одержала победу. Тогда, по ее собственным рассказам, Максим Воронин снова объявился и предлагал руку и сердце, но вскоре опять исчез.

До 2020 года Роза вела небольшой бизнес в сфере торговли и подрабатывала в такси. Купила квартиру на западе Москвы. Воспитывала сына без отца.

Но год назад стало известно о тяжелой болезни. Требовалась операция, за которую просили 240 тыс. рублей. Бесплатную операцию по квоте нужно было ждать неизвестно сколько, а состояние ухудшалось. Роза теряла сознание за рулем, в общественном транспорте, в магазинах.

Когда сыну исполнилось 14 лет, он попытался сам разыскать "звездных" отца и деда. Но они находиться не торопились

В этот момент, летом 2020 года, в прессе и появились удивительные истории о том, как 14-летний сын банкира-миллиардера Максима Воронина, внук экс-замминистра промышленности России Геннадия Воронина разыскивает своих знаменитых родственников. Кирилл рисовал плакаты с надписью «Помогите найти папу и деда» и месяц выходил с ними в пикеты на набережной Тараса Шевченко, ночевал на коврике под дверьми элитных квартир на Рублевке и Кутузовском проспекте, в кустах в поселке в Раменском районе, где, по его предположениям, жили дедушка с бабушкой, записывал видеообращения…

Подросток, ни разу не видевший отца вживую, таким нестандартным способом пытался достучаться до родителя и попросить денег на операцию для матери.

Отец написал сыну только после серии публичных пикетов на улицах Москвы

В какой-то степени сработало. После общественного резонанса Розе всё-таки сделали бесплатную операцию – с внеочередной квотой помогли врачи Волынской больницы. А сам Кирилл получил, как он говорит, первую за 14 лет смс от отца. Воронин-старший попросил сына "не позорить маму".

Об активности сына Роза узнала буквально на больничной койке, когда полиция оповестила, что забрала ребенка за бродяжничество и передала социальным службам.

А дальше шестикласснику пришлось взрослеть не по годам, чтобы один на один сразиться с неповоротливой до прав человека государственной бюрократической машиной.

- Ни разу с отцом я не встречался и не говорил. Сейчас мама уже дома, и ей лучше. Еще летом, когда мы выходили на воздух на набережную, мы проходили всего пару сотен метров и всё – дальше от боли мама уже идти не могла. В то время я хотел просто найти отца и попросить денег. Мне казалось, что это второй человек по близости мне, и, честно говоря, я не понимал, как можно не выйти на связь со своей девушкой, сыном, когда так тяжело со здоровьем. Мне казалось что это не по-человечески. Думал, что встретимся, поговорим, и он поможет, - рассказал Кирилл Воронин «Новым Известиям».

Но ни отец, ни дедушка с бабушкой, ни другие родственники с отцовской стороны не отозвались.

Корреспондент «НИ» тоже попыталась связаться с Максимом Ворониным, но из соцсетей он исчез, а по телефону оказался абонент недоступным. Другим журналистам связаться с бизнесменом тоже не удается.

- Девяносто восемь объектов имущества нашли у отца. У него куча недвижимости, земель, гостиниц, магазинов в России и заграницей, миллиарды крутятся в разных проектах, и 12.500 рублей алиментов нам приходят вчера. Даже не знаю, что тут можно сказать...

Сразу после операции Розу вызвали на комиссию по делам несовершеннолетних.

- Инспектора по делам несовершеннолетних я еще до операции поставила в известность, что готовится плановая госпитализация. Мальчик самостоятельный, других близких родственников у него нет, нужно было, чтобы разрешили, чтобы он остался в квартире один, никуда не забирали, пока меня не будет. И тогда, как мне казалось, меня услышали и мне пошли на встречу. Но после операции инспектор позвонила, попросила явиться якобы для каких-то формальностей: «Просто нужно закрыть дело», - рассказывает Роза.

В итоге, по словам родительницы, ее в спешке попросили подписать какие-то пустые бланки – инспектору будто бы срочно нужно было бежать на совещание.

Когда ждавший на улице сын услышал про пустые бланки, то заставил мать вернуться в кабинет. Оказалось, что подписала мать уведомление о составлении протокола о неисполнении родительских обязанностей. Ряд таких протоколов позволяет комиссии по делам несовершеннолетних ходатайствовать о лишении родительских прав.

В Соцзащите извиняются за сложившуюся ситуацию, но с получением алиментов не помогают

Было возбуждено административное производство. На суд пришло много прессы. Инспекторы, как выяснилось, даже зачем-то пытались навесить на Розу Абдуллину психиатрические болезни и судимость, что без труда опровергалось справкой, заказанной на госуслугах.

В итоге судья остановился на предупреждении о неисполнении родительских обязанностей.

Сейчас Роза продолжает лечение. «Только в 2020 году было три операции», - говорит она. Работает, по ее словам, дистанционно: делает сайты, ведет рекламные проекты, но целый день оставаться трудоспособной тяжело.

12.500 рублей. В феврале от отца поступили первые за 14 лет алименты.

Все судебные хлопоты и бюрократические взаимодействия легли на плечи 14-летнего сына.

Кирилл ведет инстаграмм, где пошагово рассказывает, как отвоевывает свое право на алименты. Подруга-юрист помогает ему подавать заявления и обращения в разные инстанции.

В социальной сети он делится, как записывается на личный прием к председателю Следственного комитета Российской Федерации Александру Бастрыкину, как подает жалобу в суд на беспредел Комиссии по делам несовершеннолетних, как борется с Федеральной службой судебных приставов из-за их бездействия, как пытается возбудить на отца уголовное дело за фиктивное банкротство и разыскивает его спрятанную недвижимость и счета…

- Мы везде проигрываем. Нам говорят, что это мы исполнительный лист потеряли, хотя суд уже установил, что его потеряли приставы. Моя мама болела, с кровотечениями прожила год, ей сделали три операции, а в это время инспекторша разводит маму на подписание пустых бланков, подделывает подпись, угрожает психиатром. Мне судья отказал в даче свидетельских показаний и сохраняет решение комиссии ПДН, а должен был его отменить и возбудить уголовное дело на инспекторшу. Все присылают отписки. Больше всего понравилась отписка из Департамента труда и социальной защиты населения Москвы: просят прощения за сложившуюся ситуацию, но с выплатами алиментов так и не помогли. Судебные приставы отказываются работать, ссылаясь на вирус. Зачем вообще нужны все эти организации? – рассуждает Кирилл.

Сегодня подростку и его маме пытаются помочь разные правозащитные организации. Адвокатское бюро Екатерины Гордон будет представлять интересы ребенка в суде в деле против Комиссии по делам несовершеннолетних – оспаривать протокол о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей.

Ассоциация адвокатов «За права человека» помогла через суд получить дубликаты «потерявшегося» в бухгалтерии АО «Нацкорпбанка» исполнительного листа, а также судебного решения от 2007 г. о взыскании алиментов.

- Есть в этой истории и еще один печальный момент. Как мне известно со слов семьи, после возобновления исполнительного производства отец пытается обанкротить свое ИП и себя как физическое лицо. Арбитражный суд назначен на март. Если эта его затея по уходу от финансовой ответственности выгорит, тогда получать даже и те мизерные 12,5 тысяч становится очень трудно.

Со своей стороны мы сделаем всё, чтобы мальчик получал положенные ему алименты, будем включать в список первоочередных кредиторов в связи с попыткой банкротства отца. Отец сына признает и всегда признавал. Конечно, хотелось бы, чтобы такие тонкие семейные дела решались посредством переговоров. Но в этой истории отец занял оборонительную позицию и, видимо, оборвал с сыном всяческие связи. Ни разу не озвучил прессе свою позицию. Когда договориться не получается, приходится, к сожалению, использовать юридические и судебные инструменты. Мы взялись помогать этому мальчику, во-первых, потому что он уже проделал большой путь и сам к нам обратился. Во-вторых, очень хочется, чтобы после всех этих боданий с многочисленными государственными институциями у парня осталась вера в то, что справедливость есть, и что даже когда бросает родной отец, а инспекция по делам несовершеннолетних пытается отобрать и мать, всегда рядом встанут взрослые, которые помогут, - говорит юрист, член Ассоциации адвокатов «За права человека» Юлия Гусеинова.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter