Рус
Eng
Правозащитник Николай Аржанников

Правозащитник Николай Аржанников

5 сентября 2012, 00:00
Политика
АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО
На прошлой неделе стартовало интернет-голосование за кандидатов в президентский Совет по правам человека. За несколько дней до этого – 27 августа – рабочая группа Совета произвела фильтрацию заявок, поступивших для участия в конкурсе на замещение вакантных мест, отклонив кандидатуры 107 из 190 претендентов. В числе нед

– Какими принципами руководствовалась рабочая группа, производя отсев?

– Исчерпывающий перечень требований к кандидатам и правила заполнения анкет были с самого начала закреплены нормативным актом и опубликованы на официальном сайте совета. Однако в интервью различным СМИ организаторы превентивной фильтрации признали, что произвольно расширили требования и исключали из списков за предполагаемое членство в партии, за нахождение на государственной службе, за непонравившееся наименование организации, за выбор нежелательной им номинации, за идеологическое несовпадение, за проживание в удалении от Москвы и, вероятно, по другим, не менее странным мотивам. О логике отбора можно только догадываться: нет ни протоколов, ни стенограмм этого заседания, а есть лишь итоговый продукт в виде усеченного списка допущенных ими кандидатов. Описываемые действия противоправны. В Совете по правам человека было два исхода. Первый – после выборов президента. В связи с нарушениями, допущенными на выборах, Совет покинули два члена. Это Ирина Ясина и Светлана Сорокина. Эти люди поступили принципиально, добросовестно и без особого шума. Они приняли для себя решение и его выполнили. Они вышли из совета даже не по политическим, а по морально-этическим причинам, как мне кажется. Я уважаю их поступок. Потом, когда Федотов (Михаил Федотов, председатель совета. – «НИ») решил заполнить эти места по прежней схеме, в администрации президента ему предложили сделать это гласно, используя интернет-консультации. И вероятно, некоторые члены совета, не захотев, чтобы с помощью Интернета совет был изменен не так, как им хотелось бы, в знак протеста против такой непредсказуемой лотереи из совета вышли. Потом вернулись...

– Рабочая группа по ротации, вероятно, решила подчистить состав кандидатов перед голосованием, чтобы не допустить попадания туда малоопытных, политически и социально не подготовленных людей. Так в чем же они не правы?

– Этим поступком дискредитирована сама идея правозащитного совета. Потому что такая выбраковка с причислением себя к богоизбранным и очищение списка от «неполноценных» порочна в самой своей природе.

– Во времена Ельцина был ли такой орган, как Совет по правам человека при президенте?

– Во времена Ельцина существовал Комитет по правам человека Верховного Совета РФ – независимый, полноценный и полноправный. Нынешний совет – только вариация на тему. Но и другого нет. Этот совет, как больной ребенок, его жалко, ему больше внимания, потому что он слаб. Нынешний совет – это совещательный орган, все, что он может, – это говорить правду. Как юродивый при дворе. И этому голосу верят люди. Верит страна. Если бы чистку провела администрация президента, это бы сегодня никого не шокировало. Но когда так поступают известные правозащитники, это свидетельствует о кризисе правозащитного движения в России, кризисе российской совести. В этом проблема, а не в том, кого выбрали, кого не выбрали...

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter