Рус
Eng
Полковник ФСБ в отставке Геннадий Гудков

Полковник ФСБ в отставке Геннадий Гудков

5 марта 2015, 00:00
Политика
Сергей ЕЖОВ
Вчера Совет Федерации почтил минутой молчания память Бориса Немцова. «Я знал Бориса Ефимовича очень давно, он был и чрезвычайно эффективным менеджером во власти, и всегда был оппозиционером. Это нормально», – сказал вице-спикер СФ Евгений Бушмин. Как можно скорее найти исполнителей и заказчиков преступления призывают к

– Геннадий Владимирович, вы и другие соратники Бориса Немцова сразу после убийства заявляли о своем желании принять участие в расследовании в контакте с официальными органами. Как продвигается дело, есть ли уже какая-то реакция от властей?

– Пока есть только реакция прессы и коллег – она позитивная. Я подготовил проект письма на имя президента, в четверг с ним еду к Михаилу Касьянову. Мы согласуем текст и будем его подписывать. В обращении говорится о необходимости создания контактной группы, чтобы мы могли понимать, как идет расследование.

– Кто мог бы войти в такую контактную группу, обсуждались ли уже конкретные персоналии?

– Да, обсуждались. В нее могли бы войти Михаил Михайлович (Касьянов. – «НИ»), ваш покорный слуга. Возможно, Владимир Рыжков, Сергей Митрохин и Ирина Прохорова. Сильно расширять круг мы не хотим – это могут быть 5–6 человек, чтобы не было разноголосицы. Формировать нужно группу из числа политиков, которые имели отношение к власти, понимают, как работает следствие, и имеют определенную выдержку. То есть не являются раздражителями для следствия, чтобы заранее не срывать работу. Заметьте: ни одно из перечисленных лиц не заявило, что это убийство непременно совершено властью. Я, например, сказал, что такая версия не исключена. Но, надеюсь, она не состоится. В данном вопросе мы заинтересованы работать с властью, чтобы она сама могла с себя снять подозрения.

– Возможно ли в нынешних условиях проведение независимого общественного расследования? Располагает ли оппозиция соответствующими компетентными специалистами и ресурсами?

– В оппозиции есть разные люди, в том числе и бывшие сотрудники правоохранительных органов, спецслужб, следственных органов, квалифицированные юристы и адвокаты. Мы можем обратиться к любым экспертам с просьбой помочь разобраться в том или ином вопросе – сомнений в этом нет.

– Допрашивались ли уже в качестве свидетелей представители протестного движения, которые могли бы подсказать следствию, в каком направлении двигаться?

– В ближайшее время, думаю, будут. В первую очередь его ближайшее окружение: помощники, секретари, водители, соседи и так далее. То есть те, кто может располагать какой-то косвенной информацией. Пока не допрашивались.

– А глава ФСБ России Александр Бортников в среду заявил, что у следствия уже есть подозреваемые.

– Конечно, если идет серьезная работа, то по-хорошему должны быть первые результаты и подозреваемые. Если это не будет какая-то туфта, типа что это «вашингтонский совет» через какую-нибудь «гваделупскую радикальную группировку», то тогда можно о чем-то говорить.

– На ваш взгляд, насколько велика в данном расследовании роль спецслужб, а не Следственного комитета?

– Я на 99 процентов уверен, что произошло убийство по политическим мотивам, а не по бытовым или спонтанно. Это тщательно организованный террористический акт, то есть действия, направленные на создание ощущения ужаса, неуверенности, страха, на дестабилизацию общественной жизни. А раз это ­теракт, то со стороны Федеральной службы безопасности должно быть оперативное сопровождение расследования.

– После убийства Бориса Немцова лидеры и активисты оппозиционных партий, наверное, не могут себя чувствовать в безопасности?

– Они этого и не чувствовали никогда. Тот же Борис Немцов всегда понимал, что с ним могут расправиться. Несколько раз я, как человек, немного понимающий в вопросах безопасности, с ним говорил на эту тему. Но у него была немного бесшабашная позиция. Он говорил: «Ну да, убьют. Что я могу сделать? Всю жизнь прятаться и конспирироваться не хочу». Сейчас оппозиционерам по социальным сетям сыплются десятки сообщений «Ты – следующий». Такие сообщения пришли мне, моему сыну (депутату Госдумы Дмитрию Гудкову. – «НИ»), активистам ПАРНАСа, Навальному, абсолютно всем людям, которые заметны.

– Как специалист посоветуйте, какие в нынешних условиях меры нужно принять политикам для собственной безопасности?

– Все эти рекомендации прекрасно знают, но, к сожалению, следовать им не получается. Нужно всегда передвигаться с сопровождающими, не ходить по темным улицам, никогда не оставаться одному. По крайней мере для «легких» преступлений это является серьезным сдерживающим фактором. Конечно, я не говорю о заказных убийствах, которые могут тщательно готовиться месяцами.

– Владимир Путин, выступая в среду на коллегии МВД, потребовал избавить Россию от такого «позора и трагедий», как убийство Немцова. Он призвал уделить особое внимание преступлениям с политической подоплекой...

– Значит, у нас не все потеряно. Если Путин заявляет, что это позор, то наши оценки совпадают. Убивают практически на Красной площади, где должна быть система реагирования. Но ничего не срабатывает. Конечно, это позор не только МВД, но и других определенных спецслужб тоже.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter