Рус
Eng
А город подумал, ученья идут

А город подумал, ученья идут

5 марта, 00:00
Политика
АРФИ ГЕВОРКЯН
В день выборов прокремлевские молодежные организации намеревались провести в центре столице 15 митингов. На Манежке предполагалось собрать во второй половине для 15 тыс. человек. Однако вместо них площадь то и дело прочесывали наряды полиции. Весь центр Москвы был блокирован силами правопорядка.

Количество акций, запланированных «Нашими», «Молодой гвардией» и Румолом, зашкаливало. Некоторые должны были начаться в 7.00 утра и продолжаться до 23.00. С 15.00 для них были «забронированы» Лубянская площадь, Чистопрудный бульвар, Пушкинская площадь, Новопушкинский сквер, площадь у памятника Марксу, площадь Краснопресненской заставы, сквер Театральной площади, Болотная площадь. Самый массовый митинг (15 тыс. человек) должен было состояться на Манежной площади. Но корреспондент «НИ», прибыв туда к назначенному сроку, не обнаружила ни одного митингующего.

Вообще весь центр Москвы, куда в день выборов были стянуты усиленные наряды полиции и внутренних войск МВД, был на редкость немноголюдным и тихим, что никак не соответствовало картине расписанных и согласованных с мэрией митингов, заявленных прокремлевскими молодежными организациями.

На выходе из метро на станции «Охотный Ряд» впечатлило не массовое скопление «нашистов», а количество патрулирующих нарядов полиции. Один из отрядов, за которым я следую из метро, ведет себя немного растеряно в подземном переходе: стражи порядка то замедляют шаг, то останавливаются, переговариваются, совещаются о чем-то. На углу, у гостиницы «Националь», где строится мини-сцена и настраивается аппаратура, они примыкают к еще нескольким нарядам, перегруппировываются и размеренным шагом движутся по Моховой, тоже уже оцепленной. По левую сторону остается блокированная со всех сторон, но пустая Манежка. Проход на близлежащие улицы – только по паспортам, где указана прописка. Над центром барражирует вертолет. Вокруг непривычно пустынно.

«Здесь же митинг с трех часов должен идти. Он уже прошел или еще нет?» – допытываюсь у молоденького озябшего под ветром и мокрым снегом стража порядка. Он еще глубже втягивает шею в теплый воротник и нехотя поясняет: «Митинга не было и не будет. Тут концерт ожидается». Тем не менее к 20.00 митингующие заняли Манежку.

Чуть в стороне, в сквере Театральной площади, установлены металлоискатели, но через них никто не проходит. Только стражи порядка, а за ними – пустая сцена, биотуалеты, несколько полицейских автозаков и пассажирских автобусов.

Спускаюсь снова в метро в надежде застать митингующих на Болотной площади, на которой, судя по заявке, должны собраться не менее 2 тыс. «нашистов». В переходе снова натыкаюсь на отряд внутренних войск МВД. На ближайшей к Болотной площади станции метро «Полянка» люди встречаются еще реже, чем на «Охотном Ряду». На выходе из метро – тишь. На самой площади тоже немноголюдно, хотя и тут установлена сцена. Въезд на Кадашевскую улицу частично перекрыт и патрулируется ГИБДД.

«Митинг уже закончился?» – спрашиваю у молодого человека в пестром шарфе, только что вышедшего из пассажирского автобуса, у которого на лобовом стекле табличка «Липецк». «Я к митингу не имею никакого отношения», – отвечает он. Идет в составе группы, насчитывающей 30 девчонок и мальчишек. За ними следует еще одна группа мужчин на вид лет 40–50. Ближе к Большому Каменному мосту, перекрытому нарядом полиции, вереница автобусов. В них греются молодые люди. Всего вокруг Болотной никак не менее 50 автобусов. «Сегодня все прибыли?» – спрашиваю у стража порядка, охраняющего Большой Каменный. «Сегодня», – отвечает тот. «И что, все из Липецка?» – «Не только из Липецка». «А когда точно начнется митинг?» – спрашиваю уже у мужчины с жиденькими глазами, курящему в обществе одетых в черное людей. «У нас нет информации», – отрезал тот. Все напряжены, и атмосфера никак не соответствует ожидающемуся «параду победителей».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter