Рус
Eng
МИД России ищет новые меры для освобождения Марии Лазаревой

МИД России ищет новые меры для освобождения Марии Лазаревой

4 апреля 2019, 21:43Политика
Комплексная дипломатическая защита не исключена российским внешнеполитическим ведомством для защиты российской гражданки Марии Лазаревой, находящейся в тюрьме Кувейта. Об этом сегодня, 4 апреля, заявила на еженедельном брифинге официальный представитель МИДа России Мария Захарова.

Мария Захарова во время брифинга 4 апреля ответила на вопрос корреспондента "Новых Известий" о том, возможны ли меры так называемой "дипломатической защиты" в отношении сидящей в тюрьме Кувейта россиянки Марии Лазаревой.

- Средства дипломатической защиты активно используются Российской Федерацией для защиты прав и интересов своих граждан за рубежом. В то же время нужно учитывать, что государство-нарушитель может проигнорировать дипломатический демарш, отказаться от учреждения арбитража или обращения к посредникам, не признать юрисдикцию международного судебного органа или даже отказаться исполнять его законное решение. Примеров немало, и это не волшебная палочка, это целая система методик и инструментов для решения определенных вопросов, - сказала на брифинге Мария Захарова. - В случае, если государство-нарушитель упорно отказывается от добросовестного урегулирования, в отношении него могут быть ответные меры в рамках права о международной ответственности. Это является крайней мерой и требует соблюдения особой процедуры.

Официальный представитель МИДа также добавила, что в связи с обсуждением «Дела Лазаревой» в публичном пространстве и регулярными запросами, поступающими по этому делу, эксперты дипломатического корпуса России уделили много времени детальному изучению международно-правого термина «дипломатическая защита» и практике его применения.

- В данном случае [в деле Марии Лазаревой] термин «дипломатическая защита» употребим, - подчеркнула Мария Захарова.

Для справки: вопросы дипломатической защиты регулируются нормами международного права. Они были кодифицированы комиссией международного права ООН путем принятия проектов статей о дипломатической защите. В ст. 1 этого документа дипломатическая защита определяется как «дипломатические меры или применение других средств путем мирного урегулирования со стороны государства, выступающего от собственного имени в интересах физического лица, являющегося его гражданином, или юридического лица, имеющего его национальность, в связи с причинением вреда этому лицу в результате международно-противоправного деяния другого государства». Дипломатические меры охватывают все законные процедуры, используемые одним государством для информирования другого государства о своих мнениях и обеспокоенности, включая протест, просьбу о проведении расследования, переговоры, направленные на урегулирование споров. Иные формы урегулирования могут включать посредничество, арбитраж, обращение в национальный или международный судебный орган. Защита прав и интересов граждан своего государства входит в функции дипломатических и консульских учреждений, представительств, в том числе и российских.

«Дипломатическая защита» считается редко применяемой на практике формой дипломатического воздействия, однако мировой практике известны такие примеры.

Как сообщает ТАСС, в марте этого года глава МИД Великобритании в Джереми Хант использовал механизм дипломатической защиты, чтобы обеспечить интересы сотрудницы фонда Thomson Reuters Назанин Загари-Рэтклифф, находящейся в иранской тюрьме. Британский министр утверждает, что Загари-Рэтклифф не совершала преступлений, за которые была осуждена, однако три года находится в тюремном заключении на территории Ирана. Британские власти всё это время добиваются ее освобождения.

«Принцип дипломатической защиты позволяет одному государству добиваться от другого соблюдения прав и интересов своего гражданина и требовать компенсации в случае их нарушения», - сообщает ТАСС со ссылкой на Форин-оффис. Великобритания не прибегала к данному механизму много десятилетий до случая с Назанин Загари-Рэтклифф.

Напомним, в мае этого года суд Кувейта приговорил российскую гражданку к 10 годам лишения свободы по обвинению в хищении средств кувейстких государственных инвестиционных фондов. Во время следствия по первому делу было открыто новое уголовное преследование, россиянке дополнительно инкриминируют растрату средств Кувейтского портового фонда. С ноября 2017 года Мария Лазарева находится в тюрьме на территории арабского государства.

На прошлой неделе российский МИД назвал уголовное преследование Марии Лазаревой «правовым произволом». Дипломаты от России, присутствующие на заседаниях суда, отмечают «несостоятельность доказательной базы», которая легла в основу судебного процесса над россиянкой.

Глава МИДа Сергей Лавров поднимал вопрос об этом уголовном преследовании в беседе с главой Кувейта «на полях» заседаний СБ ООН в Нью-Йорке и повторно - на переговорах в ходе рабочего визита в Кувейт 5-6 марта этого года. Российская сторона высказала просьбу об изменении россиянке меры пресечения на домашнее содержание на время судебного разбирательства, которая была проигнорирована. Лазарева остается под стражей.

В последнее время дипломатическое давление на Кувейт усиливается. По данным источника "НИ", заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов поднимал вопрос о Марии Лазаревой на встрече с кувейтским коллегой в Тунисе, где в прошлое воскресенье было заседание Лиги арабских стран, а 3 апреля имел беседу с Послом Кувейта Абдулазизом Аль Адвани в Москве.

В этот же день глава МИД Сергей Лавров направил письмо в МИД Кувейта с просьбой отпустить Марию Лазареву под залог.

Параллельно с усилиями МИД России Лазареву пытаются освободить и американцы. В США у Марии - мощная группа поддержки, которая организует давление как на власти Кувейта, так и на президента Трампа, чье прямое вмешательство (например, звонок Эмиру) было бы отнюдь не лишним. Наблюдатели не исключают, что дело Лазаревой может стать примером конструктивного сотрудничества между Россией и США в гуманитарных целях.

Защитников Лазаревой сближает общее понимание ситуации: россиянка стала жертвой корпоративного конфликта, который с помощью конкурентов из кувейтской логистической компании Agility был переведен из арбитражной в уголовную плоскость. В дело замешаны шейхи из семьи Эмира Кувейта - шеф протокола Эмира Халед Аль Абдалла Аль Сабах и его брат Юсеф, возглавляющий Кувейтскую Портовую Администрацию, по заявлению которой и сидит все руководство KGL. Наша гражданка к этому конфликту не имеет никакого отношения и была арестована, что называется, "до кучи".

Их влияния хватает для того, чтобы отказывать сыну экс-президента США Нилу Бушу, а так же главе международного благотворительного Шэри Блэр (супруге бывшего премьера Великобритании) во встречах с Эмиром и посещении Марии Лазаревой в тюрьме. По нашим сведениям, американцы могут применить Акт Магницкого против ряда коррумпированных чиновников Кувейта.

Очередной, 30-й суд назначен на 21 апреля, в день католической Пасхи. В Кувейт на слушания прилетит американская делегация с участием бывшего директора ФБР Луиса Фри, который планирует выступить с показаниями в защиту Марии на основе собственного расследования ее дела (к слову, Луис Фри - бывший федеральный прокурор и федеральный судья в США). Наши дипломаты и представители общественности также будут на слушаниях.

Защитники надеются, что Марию все-таки выпустят из тюрьмы. Хотя предыдущие заверения официальных лиц Кувейта, данные и Сергею Лаврову, и Госсекретарю США Майку Помпео, как видим, выполнены не были.

Однако и в Кувейте должны понимать, что преследование Лазаревой наносит серьезный урон международному имиджу этой страны и ее инвестиционной привлекательности. По одной из версий, Кувейт добивается прямых переговоров с Трампом как раз за тем, чтобы вернуть Agility многомиллиардные контракты от Минобороны США. И освобождение Лазаревой в этом контексте представляет разменной монетой.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter