Рус
Eng
Андрей Нальгин: кое-что о постыдной тайне

Андрей Нальгин: кое-что о постыдной тайне

3 сентября, 15:32Политика
Публикация рассекреченных записей бесед между Биллом Клинтоном и Борисом Ельциным продемонстрировала истинную цену американо-российских отношений тех лет, - пишет в ЖЖ аналитик Андрей Нальгин:

«Вот правду говорят, нет ничего такого тайного, что не стало бы явным. Даже когда все стороны стремятся беречь эту постыдную тайну. Тем более, когда речь идёт о самой настоящей сдаче национальных интересов. Тут уж всё законно рассекречивается с поразительной быстротой в угоду изменчивой политической конъюнктуре.

Так и произошло с Россией.

Рассекреченные ныне стенограммы телефонных звонков и личных бесед между Биллом Клинтоном и Борисом Ельциным, опубликованные президентской библиотекой имени Билла Клинтона, красноречиво свидетельствуют о многом. И о том, до какой глубины национального унижения стремительно опустилась свободная Россия в 1990-е.

И о том, насколько слабой и зависимой была она ещё совсем недавно, буквально на памяти одного поколения. И о том, как геополитические амбиции подорвали уникальный исторический шанс.

Причём это был шанс для всей планеты не оказаться в нынешней, до крайности напряжённой ситуации.

Как минимум, три момента российско-американских отношений весьма показательны.

Первый – начало, ход и тематику большинства телефонных и личных бесед двух лидеров определял именно Уильям Джеферсон Клинтон, президент США. Тогда как самое часто встречающееся высказывание Бориса Ельцина в их переговорах — «я согласен». И дело не в том, что более молодой, более здоровый, лучше образованный Клинтон лучше понимал суть происходящего. А в том, что как и Ельцин, он знал, кто тут на самом деле главный.

И это главенство определял второй момент. как минимум дважды Борис Ельцин открыто выпрашивал у американского президента денег. Так, в начале 1996 года, когда он должен был соперничать на выборах с лидером коммунистов Геннадием Зюгановым, тогдашний хозяин Кремля попросил Клинтона воспользоваться его влиянием в Международном валютном фонде, чтобы увеличить размеры финансовой помощи России с 9 до 13 млрд долларов, а затем буквально умолял «друга Билла» ускорить его выдачу. С точки зрения нынешних взглядов – ой какое фи!

Другой аналогичный эпизод снова связан с МВФ – и с кризисом 1998 года. Тогда Борис Ельцин снова выпрашивал кредит. И снова его американский патрон тянул, сколько мог. Вместо мая деньги пришли только в августе, когда они уже ни на что не могли повлиять.

Наконец, третье: эта российская зависимость от кредитов означала, что РФ придётся мириться с позицией США по всем чувствительным вопросам, от расширения НАТО до урегулирования различных международных конфликтов, включая войну в бывшей Югославии. В итоге, сколько бы ни взбрыкивал Борис Ельцин, он всегда становился до крайности толерантным к американской точке зрения.

То есть, Владимир Путин не создавал мифа, когда подчеркнул в своей особенно воинственной речи, что в эпоху Ельцина Россия настолько глубоко погрязла в долгах и была настолько слабой в военном смысле, что американские лидеры решили, будто с её мнением можно не считаться. Расшифровки бесед Клинтона и Ельцина подтверждают эту интерпретацию. В этом случае факты, озвученные Путиным, верны.

Теперь понятно, из какого сора… ?

И что дальше с этим пониманием делать?»

Оригинал здесь

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter