Рус
Eng
С топором - к святыням: особо охраняемые территории оказались под угрозой

С топором - к святыням: особо охраняемые территории оказались под угрозой

2 сентября , 11:11ПолитикаPhoto: Change.org
Власти приняли ряд законов, затрагивающих охраняемую Байкальскую природную территорию. Новые акты разрешают сплошную вырубку леса у озера и отменяют госэкспертизу при строительстве объектов, связанных с магистральной инфраструктурой. «Насилующие» Байкал законы в Госдуме оправдывают сулящей сверхприбылью для страны.

Виктория Левина

15 июля в Госдуме в третьем чтении принят законопроект «Об особенностях регулирования отдельных отношений в целях модернизации и расширения магистральной инфраструктуры и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ».

Он позволяет не проводить до 31 декабря 2024 года государственную экологическую экспертизу при строительстве и реконструкции объектов, входящих в состав магистральной инфраструктуры. Кроме этого, он санкционирует все виды деятельности, которые, как предполагается, поспособствуют увеличению пропускной способности Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей.

Байкальская природная территория состоит из трех частей: центральной, буферной и зоны атмосферного влияния. Особо охраняемой природной территорией является центральная часть, ее границы входят в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Новый закон позволяет в особо охраняемой природной территории беспрепятственно переводить земли из лесного фонда в иные категории земель и вырубать столько леса, сколько лицам, принимающим решения, покажется нужным.

«Строительство, реконструкция объектов инфраструктуры (объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры), необходимых для увеличения пропускной способности Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожных магистралей, на землях лесного фонда допускаются с проведением сплошных рубок и переводом указанных земель в земли иных категорий», — говорится в законопроекте.

По мнению руководителя по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России» Михаила Крейндлина, закон опасен, прежде всего, отменой госэкспертизы для строительства объектов на природоохраняемых территориях.

Что на деле означает для Байкала отмена государственной экологической экспертизы до 2024 года? Сложность в том, что на практике еще никто не понимает, что будет выглядеть введенное в закон размытое понятие «магистральная инфраструктура».

«Для Байкала ущерб от проекта реконструкции БАМа и Транссиба может не ограничиться только сплошной рубкой в местах пролегания этих самых магистралей. При худшем раскладе в объекты магистральной инфраструктуры можно записать и причалы, и аэропорты, и дороги, ведущие к ним. Тогда строительство может начаться и в лестных территориях, и в очень ценных, последних оставшихся участках степей на острове Ольхон, в том числе в Байкальском национальном парке, с вымирающими видами животных. В качестве угроз нельзя исключать и новую шестиполосную дорогу в Китай. Байкальское хранилище для мазута также может строиться без экологических экспертиз, что в случае гипотетической катастрофы поставит Байкал в один ряд с Чернобылем. Сегодня закон такие проекты осуществлять уже позволяет», – рисует возможные последствия в интервью « НИ» Михаил Крейндлин.

Формально продвигаемый Госдумой закон изобретался якобы исключительно для возможности расширения БАМа и Транссиба, декларировались лишь цели прокладки путей в Европу. В финальной версии же поправки затрагивают абсолютно все охраняемые природные территории России, и по регионам закон бьет даже сильнее. Абсолютное большинство охраняемых природных территорий в России (97%) – это зоны регионального значения. Госэкпертиза отменена для региональных объектов – полностью, для национальных ­– только по части объектов с магистральной инфраструктурой. Если Байкалу как национальной территории ущерб от разрешенных сплошных рубок может теоретически быть причинен лишь точечно, то в региональных природных парках, заказниках, на охраняемых территориях можно делать теперь практически всё, что угодно, за исключением строительства линейных объектов, отмечают экологи.

«Понятно, что в размытых формулировках «магистральная инфраструктура» ловит свою золотую рыбку бизнес, заинтересованный в получении средств на строительство этой инфраструктуры, который таким образом желает сократить свои издержки за счет экологии», - отмечает представитель Гринписа.

Экологическая экспертиза, помимо всего прочего, обеспечивала право граждан на получение информации о том, что планируется делать на территории. Принятый законопроект «Об особенностях регулирования отдельных отношений в целях модернизации и расширения магистральной инфраструктуры и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» лишает жителей возможности влиять на экологически значимые решения. В частности, Байкал теперь можно застраивать без общественных слушаний.

Последствия подобных принимаемых Думой законов граждане, несмотря на резиновые формулировки, представляют себе довольно четко. Под петицией «Спасите Байкал» на change.org подписалось почти полмиллиона человек. Еще одну петицию «Остановите вырубку Байкала» - всего за месяц поддержало больше 155 тысяч граждан.

«Правительство подготовило поправки в закон «Об охране озера Байкал», позволяющие «Российским железным дорогам» (РЖД) осуществлять сплошные вырубки леса для расширения Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей. <…> Законопроект разработан во исполнение поручения президента для реализации проекта модернизации БАМа и Транссиба. В закон об охране озера вносится исключение, которое допускает осуществление видов деятельности, необходимых для увеличения пропускной способности БАМа/Транссиба. Эта поправка позволяет при строительстве и реконструкции железнодорожных объектов переводить земли лесного фонда в иные категории земель и затем осуществлять сплошную вырубку.

Вырубка леса в России - катастрофических масштабов. Наносится непоправимый ущерб экологии. Один из главных пострадавших – озеро Байкал: исчезновение леса по берегам втекающих в него рек является важной причиной наблюдаемого в последние годы обмеления «великого моря». Остановите вырубку Байкала! Спасите достояние России и самое чистое озеро на Земле!» - говорится в петиции.

Основными лоббистами изъятия из закона пункта о госэкспертизе называют Минтранс и зампреда правительства Марата Хуснуллина. Официальным спикером по теме вместе с тем назначен председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Государственной думы Николай Николаев. Решение депутатов о сплошной вырубке в охраняемых природных территориях леса он объяснил большой выгодой для России и ... почему-то Китая - стран, налаживающих торговые пути в Европу…

«Чтобы расширить БАМ, нужно убрать полоску леса. Хочу напомнить, что, согласно принятому закону об обязательном лесовосстановлении, эта полоска должна быть в обязательном порядке высажена на территории данного региона. Изначально эта железная дорога строилась как магистраль, которая связывает Дальний Восток с Центральной Россией. И это единственная подобная магистраль», — сказал депутат.

Второе важное последствие закона – нерегулируемость этой самой вырубаемой «полоски леса».

«В тоннелях на БАМе из однопутки хотят делать дорогу двухпутную, вывозить больше угля. Вывозные пути Транссиба тоже задействованы полностью. Шкурные интересы компаний, капитализация, ничего личного. При этом перспективы относительно Европы – безрадостные, надо сказать, Европа потребляет угля всё меньше, переходит на низкоуглеродные технологии. Сибирские компании переориентируются на Азию – наша угольная стратегия обещает здесь двукратный рост экспорта. Вывозят очередные порции ресурсов и при этом полностью забили на природу, на Байкал, леса будут вырублены, а той же Азии уже через 10 лет, может быть, угля уже тоже совсем не надо будет. Но Япония пока берет, Южная Корея берет – куй железо, пока горячо. Наш бизнес перспективой больше 4 лет не живет, а там хоть трава не расти», - комментирует для «НИ» экономико-географ, профессор МГУ Наталья Зубаревич.

Профессор проводит параллели с разворачивающимся прямо сейчас экологическим конфликтом в самом большом национальном парке России «Югыд Ва», включенном в Список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО (Республика Коми). С 2004 года бессчетное количество раз промышленники пытались вырезать себе из самого центра нацпарка 2 млн га под золотодобычу, но до сих пор суд пресекал эти стремления.

15 августа этого года врио главы Владимир Уйба на встрече с политическими партиями сообщил о возобновлении добычи золота на месторождении Чудном. Руководитель региона сослался при этом на «жесткое поручение» вице-премьера России Юрия Трутнева.

«Есть жесткое поручение [вице-премьера] Трутнева: до 31 августа Минприроды дает заключение, мы его курируем сейчас, что никакой связи с "Югыд ва" нет, это разные совершенно истории. Границы <нацпарка> 100 процентов будут сдвинуты. И это не просто в добыче дело, это горно-обогатительная фабрика будет», - цитирует его «Новая газета».

«Вице-премьер Трутнев потребовал от губернатора в самом центре нацпарка мирового значения «Югыд ва», в самом центре охраняемого «ЮНЕСКО» объекта организовать отвалы, хвосты обогатительных фабрик. Это не единичный случай, это система! Ну, вырежем дырку, подумаешь. «Югыд ва»-то похлеще Байкала будет», - говорит Наталья Зубаревич.

Цинично глумиться над природоохранным законодательством в экономически сложный, кризисный для России и всего мира период – всё равно, что анонсировать «новые Шиесы», считают политологи.

Куштау, Байкал, Югыд ва и другие объекты, которые могут быть включены в Перечень правительства, безусловно, станут именами нарицательными и олицетворением уже не только экологического, но и политического протеста, считает эколог, председатель партии «Яблоко» Николай Рыбаков.

«Откуда появились эти горячие точки? С коронавирсом Путин просит правительство разработать план по спасению экономики. Но вместо того, чтобы в этот непростой период обеспечить неприкосновенность природоохранного законодательства, понимая, что история с коронавирусом – это история всецело о нежелательном вмешательстве человека в природу, вместо глобального осмысления этих истин, кабмин выдает план, который представляет собой результат спортивного соревнования – а кто быстрее из бизнеса добежит до Белого дома и сообщит о своем нужде... В регионах высшие чиновники, вместо того, чтобы выступить защитниками природоохранного законодательства и объектов природы тоже ринулись защищать интересы бизнеса, - говорит эколог.

По его словам, в Госдуму сейчас вносится очередной законопроект, который разрешит менять границы особо охраняемых природных территорий в угоду добычи полезных ископаемых.

«Байкал – безусловно, станет символом протеста. Его можно сравнить с историей во время Олимпиады, когда у граждан разрешили изымать частные земли под строительство спортивных объектов. Ослабление природоохранного законодательства отбрасывает страну назад. В то время как весь цивилизованный мир сегодня ломает головы над технологиями, снижающими негативное влияние на окружающую среду, мы всё еще идем экстенсивным путем, хищнически уничтожаем природу», - добавляет Рыбаков.

Экологи и политологи считают, что подобное отношение к объектам всемирного наследия «ЮНЕСКО» ведет также и к репутационным потерям России на международной арене.

Организация требует от России отчетов и раз в два года направляет официальные письма о своей обеспокоенности. С очень высокой вероятностью, при сохраняющихся экологических тенденциях в России, такие природные территории как Байкал будут на международном уровне включаться в списки всемирного наследия, находящегося под угрозой. Такие позорные процессы роднят страну только с Демократической Республикой Конго и Гондурасом…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter