Рус
Eng
От восхищения до скепсиса: что говорят политологи о Послании Владимира Путина

От восхищения до скепсиса: что говорят политологи о Послании Владимира Путина

2 марта 2018, 10:03Политика
И сегодня главной темой дня является вчерашнее Послание Президента Федеральному Собранию. Экспертное сообщество обсуждает нюансы и строит прогнозы на будущее. "НИ" в связи с этим опросили ведущих политологов России.

Илья Гращенков, руководитель Центра развития региональной политики:

Безусловно, видеоряд с ракетами всех впечатлил. Тяжело было пропустить это мимо ушей и глаз. Но в целом, если говорить о «Послании», там достаточно мало было конкретики. Многие рассчитывали на то, что будут затронуты темы, которые впоследствии могут стать новыми «майскими указами». Какие-то темы после инаугурации президента могли бы лечь в основание новых указов. Но, к сожалению, ничего нового отметить нельзя. Кроме темы экологии, которая впервые поднята на такой значимый уровень, неоднократно обсуждалась в ходе предыдущей «Прямой линии» президента. Тему экологии стоит отметить.

И лично для себя по теме региональной политики хотел бы отметить три тезиса: первый связан с тем, что Путин сказал, что развитие крупных городов – это приоритет. На эту тему достаточно много говорят в последнее время. Действительно, крупным городам, таким как миллионники типа Новосибирска, Волгограда, Казани нужны специальные полномочия в части бюджета. Сейчас они существуют как простые муниципалитеты и как города развиваться не могут. То, что Путин обозначил развитие городов – первых главный тезис.

Второй тезис – развитие регионов. То, что экономику регионов должны развивать сами регионы. Последние годы мы видели иную тенденцию – дефедерализации и приход молодых губернаторов-технократов превратился просто в исполнение федеральных поручений. Сейчас я услышал у Путина, что регионы должны сами заняться разработкой собственных стратегий, усилить те возможности, которыми они располагают. Это действительно важная тема и некоторые губернаторы пытаются это делать. Минниханов в Татарстане, Савченко в Брянской области, Башкирия, Чечня. Разные концепции, но это люди, которые работают на своей территории. Иногда это кажется нам неадекватным, но, тем не менее, это местное видение. Я бы отметил иркутского губернатора Левченко. Он вместе с Глазьевым решил запустить новую программу госуправления, повышение роли государства в управлении региона. Левченко – коммунист, его избрали, он пытается внедрить госплановскую систему. И третье, о чём говорил Путин – увеличение доли рыночной экономики в экономике регионов. Это интересно, это такой посыл.

У нас сейчас всё наоборот – крупные промышленные группы, госкорпорации подминают и бизнес уходит из регионов. Торговые региональные сети уходят, приходят крупные сети. Очевидно, что в ситуации, когда бюджет будет истончаться, региональному бизнесу выживать будет ещё труднее. Возможно, будет поддержка от государства.

Вообще, в Послании было озвучено много «хотелок», которые непонятно как воплощать в жизнь. Мы должны стать цифровой державой, цифровой экономикой, развивать технологии и медицину, при этом демонстрация в течение часа ракет говорит о том, что все деньги на медицину сжирает военный бюджет. Либо одно, либо – другое, на мой взгляд.

Как добиваться роста экономики России в сложившейся ситуации – не понятно. Тем более, что Медведев остаётся на своём посту, Путин говорил, что он предложит ему пост премьера после победы, поэтому не меняется конфигурация правительства, не обозначены новые векторы, не будет пересмотра предыдущей ситуации, всё будет идти как идёт – не очень понятно, за счёт чего планируется такой резкий рост. Если бы хоть что-то было новое сказано: давайте мы переполовиним военный бюджет и пустим на развитие цифровой экономики – это понятно. А когда ничего не меняется, всё остаётся как есть. А что мешало 18 лет? Поэтому – послание слабое, его держали в секрете, все думали, что будет что-то поворотное, но, к сожалению, оно мало отличалось от всех предыдущих.

Евгений Минченко, президент холдинга «Минченко консалтинг», Председатель Комитета по политическим технологиям РАСО:

Бенефициарами этого послания из числа так называемого «Политбюро 2.0» являются те группы, которые играли на рынках высоких технологий, это, в первую очередь группа Ковальчуков, структурных проектов – Ротенберги и жилищное строительство. Это Собянин и, в меньшей степени – Минниханов. И в целом – строительная индустрия. Потому что те идеи, которые были высказаны относительно пространственного развития – это то, что комфортно этим группам, плюс очевидный бенефициар – группы Сергея Чемезова и Сергея Иванова.

Заявлена тема экологии и продемонстрированы успехи военно-промышленного комплекса. Ближайшее время во внутренней экономической политике основная ставка будет делаться на инфраструктурные проекты как локомотивы развития.

Во внешней политике – очевидная демонстрация силы в сторону США. А не уверен, что реакция будет той, на которую рассчитывали, - что американцы остановятся с развёртыванием своих сил по периметру России. Думаю, что это может стать толчком к новой гонке вооружений.

Как это скажется на развитии экономики?

Не уверен, что самым лучшим образом. Заявлены очень серьёзные цели, по ряду проектов – увеличение в два раза. Я не уверен, что в условиях новой гонки вооружений и, очевидно, нарастания санкционного давления мы сможем мобилизовать нужные финансовые ресурсы. Я думаю, что мы получим в ответ на эту демонстрацию силы усилением санкционного давления и дополнительное финансирование в развитие американского военно-промышленного комплекса.

Дмитрий Орлов, политолог, генеральный директор «Агентства политических и экономических коммуникаций „АПЭК“»:

Послание было новым и по формату, и по продолжительности очень долго. Два масштабных блока. Один, посвящённый тому, как будет развиваться российская экономика, в чём основания динамики, что драйверами является. И второе – взрывная часть послания, которая характеризует новые системы российские безопасности и обороноспособности. Эта последовательность, которую Путин описывает – качество жизни и уровень благосостояния как абсолютный приоритет, технологический прорыв как главная задача, темпы роста выше мировых как условие и возможность – мне кажется вполне логичным. Пространственное развитие, фокусировка на развитии территорий, а не агломераций – серьёзный ответ мэрам крупных городов и акцент на инфраструктуре – это всё логично и адекватно. И главное, те источники роста, о которых говорит Путин, позволяют достичь поставленных задач в тех горизонтах, которые обозначены.

Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации:

Послание было человекоориентированным, внимание большое президент уделил проблемам простого гражданина России, кем бы он ни был – бюджетником, предпринимателем и так далее и разработал план по решению этих проблем, а также информировал об источниках средств для решения оных. Это первая часть. И это – новое. В том состоянии, в котором Ельцин оставил экономику страны необходим был подготовительный период, который президент констатировал завершением исполнения «Майских указов», обратив особое внимание на то, что удалось далеко не всё. Но, тем не менее, достигнутого оказалось достаточно, чтобы перейти на следующий качественно новый уровень – уровень технологического прорыва участников этого мероприятия. Это – новое. Россия живёт в новых экономических реалиях и теперь необходим рывок.

Что касается второй части – она была феерической, но она была ответом на угрожающие действия в отношении России наших западных «партнёров» за последние три – четыре года. Де-факто Владимир Путин несколько лет назад упоминал, что наш ответ нашим «партнёрам» не понравится и теперь констатировал наличие у России идеального оружия, которое способно защитить от любых попыток атаковать Россию. Я представляю, какой резонанс подобного рода информация – а она была совершенно секретная до сегодняшнего утра – вызовет в западных СМИ. С радостью предвкушаю там сильных ажиотаж.

А кто собирается нападать на нашу страну?

Вы читаете доктрины Великобритании, Соединённых Штатов Америки – там всё написано. Тут даже секретов нет никаких.

Аббас Галлямов, политолог:

Ничего нового в послании президента не прозвучало. И, в принципе, нового и не стоило ждать. Не бывает так, чтобы политик восемнадцать лет делал одно, а потом начал делать что-то другое. Очевидно, что следующий срок будет продолжением старой политики. Могут меняться какие-то нюансы, но в целом добровольно от прежнего курса он не откажется. Расставленные акценты очевидны.

Главная проблема – американцы, и все свои силы мы бросили на то, чтобы обеспечить с ними военный паритет. И теперь пусть они не думают, что могут ущемлять наши геополитические интересы. По отношению к этому проблематика внутреннего развития явно вторична, и Путин будет ей заниматься в той части, на которую останется время после первой. Очевидно, что послание такого содержания, с такими явными милитаристскими акцентами не будет способствовать развитию инвестиционного климата. Без этого нынешние экономические проблемы не преодолеть. Президент осознанно на это идёт. Он не может это не понимать. Значит, у него это осознанный выбор, перекос в пользу милитаризации. Все ритуальные слова об улучшении качества жизни – вторичны. Акценты уже расставил. Видно, что для него лично первая часть послания менее важна, чем вторая. Самое главное он оставил на десерт. Да, он будет заниматься развитием ровно настолько, насколько хватит сил после решения задач в области безопасности.

Что касается задачи войти в пятёрку мировых экономических лидеров - у нас были «Майские указы», у нас были обещания «перегнать Португалию», много чего говорилось. Уж нам ли в России не знать, что между словами и делами лежит пропасть. Вообще Послание - это такой «ритуальный танец». Жанр такой.

Игорь Бунин, политолог, доктор политических наук, президент фонда «Центр политических технологий»:

Я узнал очень много нового: я узнал о наших военно-технических достижениях, я был в изумлении, не ожидал таких грандиозных успехов в развитии нашего ядерного и другого противостояния с Западом. Я был в полном восхищении. Оказывается, что мы безупречны, непобедимы и так далее. Помимо этого потрясения я ещё узнал, что у нас впереди светлое будущее, экономическое развитие больше, чем темпы мировые, я узнал, что мы решим все проблемы, выйдем на светлую дорогу и всё будет хорошо. С точки зрения доклада, всё будет хорошо. Безусловно! Это то новое, что изменилось за один день.

С моей точки зрения, это – блестящий пиаровский доклад. Блестящий! Путину удалось удовлетворить главные пожелания российских граждан – мы всех сильнее – раз, и светлое будущее не только для категорий, которые пока бедные, но даже и для среднего класса – светлое будущее. Программа, которая написана золотыми буквами Кудрина. У меня были какие-то сомнения, но после того как я услышал выступление Путина, я уже совершенно не сомневаюсь.

Юлий Нисневич, профессор, доктор политических наук:

Всё, что я прочитал, извините, за версту пахнет Советским Союзом. Настолько, что для меня, в определённом смысле, это было очень неожиданно. Я понимал, что у нас не всё сильно меняется, но те, кто писал этот материал – понятно, что не сам Путин это писал – они прониклись стилистикой отчётов на съездах КПСС. Напоминает стопроцентно.

Я имею в виду первую часть послания – это отчёт о проделанной работе. Такое ощущение, что у нас всё классно, всё замечательно. С одной стороны, это всё действительно болевые точки, с другой стороны – всё замечательно, только в медицине некоторые перегибы по отдельным позициям – не то закрыли. У нас, оказывается, самое лучшее в мире начальное образование. Когда я это прочёл, я подумал: вот интересно – их дети учатся в нашей школе или не учатся? Они просто не понимают, что вся эта система просто развалена. Мы мучаемся, чтобы найти хотя бы одну приличную школу в Москве, чтобы ребёнок хотя бы учился нормально, чтобы ему знания давали, а не несли чушь непрофессиональные педагоги. Или про то, что у нас самая передовая в мире наука – как будто не читали обращения академиков против ФАНО, которое развалило всю академическую науку.

Кроме того, в послании, мягко говоря, не качественная информация. Например, что у нас 10 процентов населения живёт за чертой бедности. Не десять процентов, а, по крайней мере, пятнадцать за чертой бедности. Или что мы добились высоких темпов роста продолжительности жизни. Я только недавно строил этот график. У нас действительно повышается продолжительность жизни, но мы от среднемировой отстаём на полтора года на протяжении последних десяти лет. Да, растёт, но отстаёт от среднемировой. То есть, ни в какой передовой части по продолжительности жизни мы просто не находимся.

А вторая часть – насчёт обороны и безопасности … вот сидишь и думаешь: у нас вот это новое – ни у кого нет, у нас вот то новое… а разведки всего мира об это не знают? Я никогда не поверю, что современные разведки большинства стран мира не знают, какое у нас новое оружие, тем более, что показывают видео кадры испытаний! Мы кого хотим обмануть? Только сами себя? И второе: как может развиваться оборонный комплекс, если развалена вся наука и всё образование? Такого не бывает в природе – это нонсенс! Я совершенно точно знаю, что в оборонный комплекс молодые специалисты начали приходить только в начале двухтысячных годов. Да, появились. Это правда, но, для того чтобы вырастить молодого специалиста в оборонном комплексе нужно, как минимум, пять лет. Ну и самый главный вопрос: ребята, всё классно, но куда мы движемся? Что мы строим? Молчит Птица-тройка.

Как вы оцениваете заявление о том, что мы будем поддерживать наших союзников в случае нанесения по ним ядерного удара?

Союзники у нас кто? КНДР? Сирия? Какие у нас союзники? У нас по границе с Россией нет ни одного дружественного государства! Ни одного! Даже Белоруссию нельзя назвать. Казахстан, который переходит на латиницу – очень дружественный жест? Показывает, куда он ориентирует государство. Разговор о том, что у нас замечательные отношения с Китаем – выдавание желаемого за действительное.

Я исхожу из того, что поддерживать КНДР ядерным оружием никакого резона нет. Для нас КНДР – всё больше и больше дыра, в которую мы закачиваем ресурсы гораздо больше, чем от этого имеем. Смысла в этом нет никакого. Это скорее разговоры из серии «мы такие крутые, мы вас не боимся, у нас – супероружие, которого у вас нет». Правда, тут есть ещё одна опасность – разговор о применении ядерного оружия, что на протяжении многих десятилетий в дипломатическом языке считалось неприличным. Это давно началось и по спирали раскручивается. Это же мы первые сказали, что можем применить тактическое ядерное оружие, американцы ответили нам тем же самым. Просто допустили подобные разговоры – вот это – страшно. Есть такая вещь, что, если повторять слова, они превращаются в реальность. Очень тяжёлое впечатление.

Для кого это говорится? При тех методах слежения, которые существуют, я не верю, что у нас всё было настолько секретно, ни одна разведка в мире не знала. Я не готов верить тому что сказано и не очень понимаю смысл всего этого. Есть одна новость – ядерные установки как двигатели. Вместо обычных двигателей – ядерная установка, которая имеет неограниченную мощность. Но я не думаю, что это что-то суперновое. Этим тоже давно все занимаются. Если внимательно читать текст послания, становится ясно, что все эти виды оружия находятся в стадии опытной конструкторской разработки. Для того, чтобы их поставить на вооружение, требуются огромные вложения и проходит достаточно длительное время.

Как вся эта агрессивная риторика коррелируется с провозглашение улучшения инвестиционного климата?

Вот это вообще не понятно, откуда возьмутся инвестиции. Буквально сегодня утром было сообщение, что ExxonMobil, американская компания, выходит из всех проектов Газпрома. Инвестиции явно не пойдут. Им неоткуда взяться. А без инвестиций, как известно, экономика не развивается.

Павел Данилин, директор Центра политического анализа:

В «Послании» я услышал много нового – два часа на самом деле. Что касается экономики, то здесь президент был абсолютно конкретен – он поставил чёткие задачи по ВВП на душу населения – повышение в полтора раза за шесть лет. Задачи ставились не только на шестилетку, но и на десятилетие, и на десятилетия. Мы не можем сказать, что речь идёт только о следующем президентском сроке. Это всё гораздо более длительные перспективы. Вообще он говорил о прорывном развитии, о рывке, о реализации мега проектов.

Один из наиболее важных новых проектов – это Северный Морской путь, десятикратное увеличение за шестилетку – это очень амбициозная задача, построение ещё одного бесперебойного канала сообщения между Азиатско-Тихоокеанским регионом и Европой. Это – БАМ – усиление грузоперевозок и ускорение грузоперевозок до семи суток, это внимание к муниципальным дорогам. Надо сказать, что это – мега проект. Учитывая те средства, которые будут выделяться на строительство дорог, можно понимать, что будет построена федеральная трасса, которая свяжет всю страну целиком и будет иметь ответвления на Казахстан и Китай.

Помимо этого, будет идти финансирование и на региональные дороги, что не менее важно, финансирование будет идти на муниципальные дороги.

Если говорить о конкретике, то это и гиперпроект, который очень важен – проект по борьбе с раковыми заболеваниями. Понятно, что хочет увидеть президент, но как это будет выглядеть, не совсем понятно. Такой же проект – создание фельдшерско-акушерских пунктов во всех поселениях, где они были ликвидированы и где проживает более ста человек. Мега проектов, которые должны серьёзным образом улучшить жизнь людей, чтобы люди жили больше 80 лет через десятилетие, это очень серьёзные задачи, и они будут решены. Это не мечты «кремлёвского сидельца», а серьёзные задачи. Ставится задача по яслям. После её реализации понятно, что будет ноль запросов по яслям и будут высвобождены женские руки. Детские сады уже под ноль – нет очередей. Это будет хорошее достижение, после которого можно будет уже плясать в сферу экономическую. Это будет большая синергия, большие проекты, которые существуют как в голове у президента, так и в планах высшего руководства страны.

В международной политике мы никаких новых векторов мы не слышали. Это хорошо. Всё что было, всё нас устраивало – обязательное обеспечение суверенитета, гарантии безопасности нашей страны и гарантии безопасности союзников, которые мы обещаем обеспечивать. Имеется в виду, что в случае ядерного нападения на наших союзников мы этого терпеть не будем. Я предполагаю, что речь идёт об Иране и КНДР. Он не называл страны, у нас союзников достаточно много. Всё сказанное Владимиром Владимировичем должно очень хорошо сказаться на отношениях с НАТО. С ними давно пора говорить на языке, который они понимают.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter