Рус
Eng

Депутат Госдумы Геннадий Гудков

Депутат Госдумы Геннадий Гудков

1 ноября 2011, 00:00
Политика
ЮЛИЯ САВИНА
Чем ближе выборы, тем чаще высокие чиновники используют должностное положение для агитации. Эксперты и общественники фиксируют нарушения сотнями, но им отвечают, что электорат обрабатывают исключительно «в нерабочее время» и «по собственной инициативе», а не по указке сверху. Насколько сильно сейчас используется админи

– Вы инициировали проверку совещания губернатора Московской области Бориса Громова, на котором он якобы призывал «максимально затруднить работу политических противников по всем направлениям деятельности их штабов». Как продвигается «расследование», есть ли реакция на ваши запросы из ЦИК, прокуратуры или от президента?

– Я действительно отправил письма и, честно говоря, надеялся на более быструю реакцию. Вообще-то это системное явление, и совершенно очевидно, что администрация области просто попалась. Она и раньше занималась тем, о чем я говорил. Но впервые в моих руках оказались тезисы доклада губернатора в нередактированном виде, как они есть. Поэтому, если у нас власть еще осталась честной, она должна была уже давно отреагировать. Ведь регион задыхается от коррупции, он погряз в долгах, в нарушениях конституционного характера, таких, которые я описываю, чего еще-то ждать? Когда там еще что-то случится? А тут налицо прямые призывы к нарушению конституционных основ Российского государства. Не надо стесняться это расследовать и проверять. Пока же все это разворачивается медленно. Но мы будем настаивать, потому что губернаторская команда запуталась. То она говорила, что не было никакого совещания 6 октября, то признают, что, оказывается, было. Это после того как вытащили из Интернета их же сведения о распорядке губернаторского дня, там было написано об этом совещании. Они говорят: «Нет, ну совещание было, но оно проводилось с главами муниципалитетов». Опять врут. На это совещание не был приглашен ни один глава муниципального образования не член «Единой России», а их не так много в Московской области. Я могу некоторых перечислить. Не были приглашены глава Серпуховского района Павел Залесов, глава Можайского района Игорь Сунгуров, они из «Справедливой России». Не были приглашены пара глав муниципалитетов – членов КПРФ. А они говорят: «Да нет, это не закрытое совещание, это обычное совещание со всеми главами муниципальных образований». Врут постоянно, а все смотрят на это и улыбаются. За жульничество на выборах надо отстранять от власти, вот и все. Или пусть открыто скажут: «Суды – наши, прокуроры – наши, избирательные комиссии – наши, бабки – наши, СМИ – наши. Ну-ка, ребята, попробуйте с нами поборитесь честно». Будет отличное предложение, подкупающее своей новизной.

– Подмосковная история не единственная. На днях сити-менеджер Ижевска Денис Агашин заявил, что финансирование ветеранских организаций будет напрямую зависеть от процента «Единой России» на выборах – кто больше голосов обеспечит, тот больше денег и получит. Сколько еще таких случаев?

– Понимаете, это только то, что удается задокументировать. И ведь губернатор-то тоже велел всем телефоны отключить, стенограмму не вести. Вот попросите почитать стенограмму того совещания – вам ее или вообще не дадут или какое-нибудь «фуфло» подсунут. Так что зафиксированы отдельные случаи, а так – всех собирают постоянно и говорят то же самое. Любую или почти любую область берите: просто по-хамски себя ведут руководители, используя преимущество государственной власти и должностного положения. Они даже перестали в отпуск уходить, сейчас «действуют без отрыва: со своего телефона, из своей машины, со своей командой, с подчиненными, которые получают бюджетные деньги в качестве вознаграждения за свой труд. Им же губернатор не из своего кармана платит. За это платит бюджет области, трудом налогоплательщиков оплачиваются эти наши должностные лица, которые занимаются на работе только тем, что обеспечивают победу «Единой России». Что это такое? За это просто сажать надо.

– По данным ассоциации «Голос», от граждан поступило более 260 сообщений об использовании возможностей власти для создания преимущества определенным партиям. Всего же граждане лично зафиксировали 600 различных нарушений. Чем, по-вашему, объясняется такая активность избирателей?

– Это говорит о том, что люди устали терпеть хамство и цинизм. Вот эту наглость устали терпеть. И я вас уверяю: если и дальше так будет, народ выйдет на улицы, и мы не останемся в стороне. Я вас предупреждаю об этом совершенно ответственно: не останемся в стороне. И это будет правильно. Если и дальше будут фальсифицировать выборы, если прокуроры будут делать вид, что у нас все хорошо, а г-н Чуров (председатель Центризбиркома РФ. – «НИ») нам будет рассказывать, что у нас самые лучшие, самые демократичные выборы во всем мире, что нам остается делать? Остается улица и другие методы ротации власти.

– А разве нет иных способов борьбы с массовыми нарушениями в ходе федеральной и региональной избирательной кампаний?

– Надо только выходить на улицу. Вот 27 ноября несколько оппозиционных политических партий и общественных движений собираются провести митинг для всех граждан, которые возмущаются такой ситуацией, когда нет честных выборов. И мы приглашаем всех просто прийти, поддержать и сказать «нет». Будет нас 10 тыс. человек – уже власть начнет думать, будет 50 тыс. – испугается, а если 100 тыс. придет, политика России изменится, причем без всяких революций, войн, потрясений, бунтов, крови. Понимаете, все зависит от нас. Просто мы не знаем или забыли, что народ у нас является источником власти.

– Но ведь с оппозицией борются. Партия «Яблоко», например, заявляет, что у них самый большой процент по снятию их списков с региональных выборов.

– «Яблоко» надо поддержать. У нас же сплошное жульничество идет с этими снятиями, и не только у «Яблока», хотя у них больше всех. Мы и их будем поддерживать. На этом митинге и «яблочникам» дадим слово. Придет Явлинский – спасибо ему скажем, нет – другой кто-то будет выступать.

– То есть массовые митинги, объединяющие несколько политических сил, сейчас самый приемлемый способ заявить о нарушениях?

– И пока еще цивилизованный. Мы пока надеемся на мирные митинги, на петиции, на то, что власть одумается. Но если они не будут расследовать эти вопиющие случаи и не примут мер, надо будет думать о каких-то других методах.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter