Рус
Eng
Селитра от Гречушкина: в Бейруте найден русский след

Селитра от Гречушкина: в Бейруте найден русский след

5 августа , 21:12
Происшествия
Photo: vesseltracker.com
Сухогруз Rhosus, снимок 2012 года
Аммиачная селитра попала в Бейрут на борту сухогруза «Rhosus». Корабль принадлежал Teto Shipping Ltd. Владелец этого офшора – Игорь Гречушкин. Тот рейс из Батуми до Бейрута был неудачным с самого начала. Теперь весь мир знает, как он закончился.

Корабль «Rhosus» ходил под молдавским флагом и принадлежал Teto Shipping Ltd. Владелец этого офшора – Игорь Гречушкин. Когда капитан Борис Прокошев, наконец, смог улететь из Ливана в Одессу, казалось, что злоключения Розуса закончились. Однако она вернулась через шесть лет эхом взрыва в бейрутском порту и сотнями смертей, покалеченных жизней и наполовину разрушенным городом.

Борис Прокошев был капитаном на «Rhosus». Тот памятный рейс, который закончился в Бейруте, был для него вторым на этом судне. До 2013 года им владели киприоты, «Rhosus» был крепким, хотя может быть, и не самым удобным пароходом. Когда Прокошев уходил с него в первый раз, Гречушкин его только принимал от старых владельцев.

Второй раз Прокошев нанимался уже к русскому хозяину. Корабль принимал в Тузле, в Турции. Только позже выяснилось, что предыдущая команда с капитаном ушла из-за невыплат зарплат за 4 месяца. Но и сам новый капитан быстро понял, что с деньгами у хозяина плохо. Проблемы начались практически сразу с закупок оборудования и продовольствия. Гречушкин ни за что не заплатил. Дальше больше – из Греции, где моряки должны были закупаться, он отправил их в Бейрут – захватить попутный груз. Грузом оказалась тяжелая техника, ее он велел взять на палубу. Но палуба не выдерживала такого веса. Капитан отказывался грузить ее, ссылаясь на то, что пароход старый. Хозяин настаивал на своем. Поняв, что капитан не выполнит приказа, велел идти в Ларнаку, на Кипр. Вот тут-то и выяснилось, что портовый взнос не уплачен, и ливанцы арестовывают судно.

О самом владельце известно немного. Из Хабаровска, живет на ПМЖ на Кипре. Борис Прокошев рассказывает:

– Да, у него там был вид на жительство. Сам он гражданин России, из Хабаровска. Не знаю, когда он оттуда уехал. Когда мы вернулись домой, я пытался подать на него в суд, потому что когда работодатель не выплачивает зарплату – это по российским законам уголовное преступление. Я подал иск в суд Хабаровска. Но его не приняли, сказали, подавай по месту его нахождения. То есть, на Кипр. Не захотели связываться.

Сколько он вам задолжал?

– Мне лично 60 тысяч долларов. Стармеху – 50 тысяч, третьему механику – около 20, боцману – около 10. Причем я знаю, что когда он погрузил эту селитру в Батуми, ему дали миллион долларов за перевозку. Мне так сказал предыдущий капитан. И вдруг у него через месяц кончились деньги. Кстати, само судно, если его сдать в металлолом, это 350 тысяч. Он просто решил его бросить, а миллион прикарманить.

- А кто ему этот миллион заплатил?

– А вот заказчики из Мозамбика. Что самое интересное – я сначала-то и не волновался. Думаю, груз все равно нужен заказчикам, они его будут требовать. Выручат груз, ведь они только за перевозку миллион отдали. Но покупатели никаких шевелений не проявляли вообще!

Дальше история известна: ливанские власти перегрузили селитру на склад, без соблюдения мер безопасности. Шесть лет все было тихо, пока не рвануло так, что содрогнулась вся страна.

Шесть лет назад специалисты по морским перевозкам предупреждали о таких опасных грузах. Одним из них был Михаил Войтенко.Но винит он во взрыве не террористов, а жадность и разгилдяйство портовых властей. «Не ищите в бейрутском порту теракт или злой умысел. Судовладелец ставит последние деньги на перевозку этого груза (нитрат аммония – популярный товар, транспортируется по всему миру, используется как удобрение). Поломка, судно заходит в Бейрут, портовые власти находят много недостатков в системах безопасности Rhosus и документах на груз, а денег у хозяина судна нет. Он мечется туда-сюда. Ничего у него не выходит. Банкротство, он отказывается от судна, экипажа и груза, исчезает. Экипаж потихоньку возвращается домой, нитрат аммония перегружают на склад в Бейруте, а сам Rhosus, насколько я знаю, до сих пор ржавеет у берега», – рассказал Войтенко.

Тем не менее, власти Ливана должны будут расследовать путь селитры. К нему есть много вопросов. Владелец судна покупает корабль и тут же перестает платить двум командам сразу.

Владельцы груза оплачивают селитру и перевозку и даже не заявляют о своих правах на груз после того, как груз был фактически конфискован.

Корабль остается у берега в Ливане, но его владельцу он не нужен даже на металлолом. 350 тысяч ему тоже не нужны.

Власти складируют селитру в порту на шесть лет. Что же лежит еще в том порту и на сколько лет, что владельцы складов даже не вспоминают, что опасный груз, который в Германии, например, попадает под закон о взрывчатых веществах и поэтому складируется с соблюдением всех предосторожностей, годами хранится у них. И даже после взрывы в Китае, когда погибли 176 человек, тоже не вколыхнули ни власти, ни логистические компании в Бейруте.

«Банальное разгильдяйство: и владельца, и портовых властей Ливана. К тому же все умножается на бардак в странах третьего мира, куда следовало судно», – говорит Войтенко.

Капитан Прокошев винит портовые власти.

- Они знали, что это груз опасный — там террористическая опасность в Ливане, с таким грузом в порты нельзя заходить. Как Гречушкин договорился, чтобы нас туда пустили, я не знаю. Когда Гречушкин хотел, чтобы мы ушли на Кипр, ливанцы, зная, что у нас опасный груз, наоборот, должны были доплатить ему денег, чтоб только он убрал головную боль из порта. А они арестовали пароход — видать, хотели с него содрать. Ну, естественно, хотели содрать, а получилось, что он ни нам не заплатил, ни им.

Зато жители Бейрута заплатили сполна, своими жизнями и здоровьем. И конечно, все будут ждать результатов расследования, чтобы узнать, будут ли названы виновные, или опять за все ответят стрелочники.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter