Рус
Eng
Дружба за деньги

Дружба за деньги

31 июля 2014, 00:00
Экономика
АРИНА РАКСИНА
Охлаждение отношений России с Западом уже оборачивается для страны серьезными экономическими проблемами. По подсчетам европейских аналитиков, потери России от введения секторальных санкций со стороны США и ЕС составят порядка 100 млрд. евро в 2014–2015 годах. Объем потерь увеличивает и решение Третейского суда Гааги по

Последним громким списанием стало прощение Кубе 90% (порядка 30 млрд. долларов) из 35-миллиардного долга, который сохранился за Гаваной со времен Советского Союза. Федеральное собрание РФ приняло окончательное решение об этом накануне недавнего визита Владимира Путина в Гавану в рамках его латиноамериканского турне. Оставшиеся 10% задолженности будут реструктурированы уже по устоявшейся схеме – Куба должна будет выплатить их в течение следующих десяти лет регулярными полугодовыми платежами. Впрочем, они будут направляться на инвестиционные проекты на Кубе, приоритет которых будет определять двухсторонняя комиссия. То есть, по сути, деньги Остров свободы не покинут, а будут направлены на развитие страны.

Эксперты отмечают, что это решение в большей степени политическое. «В случае с Кубой нет никаких перспектив, что в ближайшие 30 лет страна достигнет уровня, позволяющего ей вернуть долг, – говорит «НИ» директор Центра исследований международной торговли ИПЭИ РАНХиГС Александр Кнобель. – Здесь не имеет значения 30 млрд. или 300 млрд. Это в любом случае неподъемная для страны сумма».

В этой связи позиция Москвы заключается в необходимости извлечь максимальную пользу из благодарности страны за прощение долга. Владимир Путин признал, что Россия намерена «наверстывать упущенное» и восстанавливать свое присутствие на Кубе, отношения с которой после развала СССР довольно резко деградировали. Но, как известно, свято место пусто не бывает – открывшуюся нишу, пусть и небольшую, постарались занять представители других стран: канадцы в горнодобывающей промышленности, европейцы в туризме. Сумеет ли Россия нарастить свое присутствие в экономике Кубы – вопрос открытый. Зато обещания политической дружбы уже получены.

В вопросе получения бонусов за списание задолженности показателен пример с Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР), которой Россия простила 10 млрд. долларов (90%) долга, а оставшиеся 1,09 млрд. долларов КНДР будет выплачивать полугодовыми платежами следующие 20 лет. Соглашение о реструктуризации долга было подписано в сентябре 2013 года. Но, как и в случае с Кубой, средства останутся в экономике страны – пойдут на финансирование проектов в сфере здравоохранения, образования и энергетики Северной Кореи. Да и политическая польза от данного решения для России выглядит сомнительной – кроме РФ и КНР Северная Корея практически ни с кем не развивает сотрудничество.

Относительно полезным из последних списаний можно назвать разве что прощение свыше 500 млн. долларов Киргизии в 2012 году. В обмен на это Киргизия одобрила пребывание на своей территории российской военной базы. Кроме того, Бишкек закрыл американскую базу «Манас».

Как отмечают эксперты, Москва в основном прощает те долги, шансы вернуть которые близки к нулю. «Это довольно обывательская точка зрения, что такой долг чего-то стоит и его можно вернуть, – говорит «НИ» старший научный сотрудник Центра экономических исследований Института стратегических исследований Николай Трошин. – Решения о списании долгов принимаются, как правило, уже тогда, когда речь идет о невозвратных долгах».

«По-хорошему это наши деньги, вынутые из карманов граждан. И хотелось бы поругаться на правительство. Но есть такое понятие, как «плохие долги», – напоминает в беседе с «НИ» руководитель Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики Максим Братерский. Александр Кнобель подчеркивает, что на самом деле такие решения властей выглядят, как правило, рациональными, потому что «Советский Союз раздавал средства и ресурсы без расчета на их возврат», и мы теперь вынуждены пожинать последствия нерациональной политики 60–80-х годов, направленной исключительно на обеспечение усиления своего влияния в как можно большем количестве стран. «При принятии решения о списании долга все зависит от того, есть ли реальная возможность получить эти средства, и соотношение этой прибыли с возможной выгодой от реализации совместных проектов в результате налаживания нового экономического сотрудничества», – говорит г-н Кнобель.

Однако были и долги, списание которых не выглядит рациональным и вызывает недоумение. Так, в 2008 году на пике нефтяных цен Ливии было списано 4,6 млрд. долларов долга, хотя правительство Муаммара Каддафи нельзя было назвать некредитоспособным. Правда, в качестве ответной услуги Россия должна была получить многомиллиардные контракты для нескольких российских компаний. Договора действительно были подписаны, но из-за начавшейся в стране войны до реальных проектов дело так и не дошло и выгоды от них РФ не увидела.

Возникает вопрос, почему же в таком случае Россия просто не откладывает накопленные перед ней задолженности в дальний ящик и не ждет, когда должники окажутся способными расплатиться по своим обязательствам, как делают европейские и американские кредиторы? Напомним, что Франция не отказалась от своих притязаний на царский долг и получила его возмещение от России в 1996 году, когда был подписан соответствующий меморандум. Но опрошенные «НИ» эксперты считают, что в случае с большинством стран-должников бывшего СССР возврат денежных средств даже в перспективе 30–50 лет выглядит слишком маловероятным, чтобы на него рассчитывать. «Бедные страны, как правило, богаты ресурсами. А ресурсы сейчас самый ходовой и дорогостоящий товар, – отмечает Николай Трошин. – Потому налаживание экономического взаимодействия может принести России реальную пользу. А что касается вопроса с Францией, тут дело скорее не в том, что она решила ждать, а что Россия приняла решение платить, демонстрируя таким образом историческую преемственность».

Большую часть задолженностей, накопленных перед Россией странами третьего мира, наша страна списала по совету Парижского клуба кредиторов – неофициальной межправительственной организации развитых стран-кредиторов, в которую входят 19 государств, в том числе и Россия (с 1997 года). На прощении кредитов, выданных во времена СССР, настаивает и Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Большинство самых бедных должников перед Россией – это страны Африки, которым в период с 2005 по 2012 год был прощен долг на общую сумму в 11,3 млрд. долларов. Основная часть этой задолженности сформировалась в результате поставок советской военной техники и оружия, поставками которых СССР поддерживал лояльные Москве режимы. В этой связи Максим Братерский напомнил о популярности сейчас в мире американской концепции «одиозных долгов», подразумевающей, что кредиты, взятые властью на поддержание собственного режима и подавление населения, а не на нужды народа и развитие государства, считаются личным долгом диктаторов, а не страны. Поэтому они безусловно должны прощаться страной-кредитором.

По общему мнению экспертов, вариант с откладыванием долгов до лучших времен, пока должник не восстановит свою платежеспособность, неконструктивен. Тем более, как показывает практика, состояние многих должников только ухудшается со временем. Поэтому России не стоит рассчитывать на дополнительные вливания в бюджет за счет возвращения долгов, хотя в условиях введения секторальных санкций эти деньги стране точно бы не помешали.

Год Страна Размер задолженности (в долларах)
1996 Ангола 5 млрд.
2000 Вьетнам 9,4 млрд.
2003 Ирак 12 млрд.
2005 Сирия 10 млрд.
2007 Алжир 4,5 млрд.
2007 Монголия 11,1 млрд.
2007 Афганистан 11 млрд.
2007 Ливия 4,6 млрд.
2010 Монголия 168 млн.
2012 Страны Африки, Азии, Америки 20 млрд.
(Мозамбик, Йемен, Бангладеш,
Камбоджа и Никарагуа)
2012 Киргизия 599 млн.
2013 КНД 11 млрд.
2013 Куба 30 млрд.
По данным РИА Новости, ИТАР-ТАСС, Lenta.ru


В Израиле американскую помощь сравнивают с купоном в супермаркете

Ежегодная помощь Соединенных Штатов Израилю составляет немногим менее трех миллиардов долларов. Из них экономическая поддержка равна 1,2 миллиарда долларов в год. Вашингтон поставил довольно жесткие условия использования своей помощи. Ее можно тратить только в пределах так называемой «зеленой черты» – то есть помогать еврейским поселенцам, находящимся на территории Западного берега реки Иордан (или Иудеи и Самарии, как называют эти земли израильтяне), американцы запрещают. Кроме того, Вашингтон обязывает Израиль на 75% денег производить покупки только в Соединенных Штатах. Причем по ценам, которые многие эксперты считают завышенными. Все эти обстоятельства то и дело порождают требования отказаться от американских денег. Пожалуй, первым подобное требование выдвинул еще 30 лет назад депутат Кнессета (к слову, уроженец США), раввин Меир Кахане, придерживавшийся крайне правых взглядов. Обращая внимание на то, что помощь составляет считанные проценты от госбюджета Израиля, он без устали напоминал, что именно за эту не такую уж существенную материальную поддержку США хотят влиять на политику страны. Схожие аргументы против получения помощи выдвигаются и по сей день. Иерусалимский институт исследования экономических рынков («Махон лесекер ашваким»), например, недавно опубликовал исследование влияния материальной помощи США на экономику и политику Израиля. Там эта американская поддержка сравнивается с купоном на скидку в супермаркете. Но с особым купоном, выданным с целью предотвратить покупку в конкурирующем супермаркете, а реальная скидка гораздо меньше указанной в купоне. С учетом же того, что Вашингтон помогает и арабским государствам, ситуация еще более усложняется. На каждый американский доллар, предоставляемый соседям Израиля, Тель-Авив для сохранения баланса сил тратит свой доллар, утверждается в исследовании. Тем не менее пока отказываться от финансовой помощи США в Израиле не собираются. Несмотря на все трения, которые то и дело возникают во взаимоотношениях двух государств, они остаются союзниками.
Валентин БОЙНИК, Иерусалим

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter