Рус
Eng
Дело "Башнефти" станет концом корпоративной коррупции

Дело "Башнефти" станет концом корпоративной коррупции

30 июня 2017, 13:29Экономика
Самое важное в противостоянии «Роснефти» и АФК «Система» – сигнал «эффективным менеджерам», что в стремлении выжать актив по-максимуму не стоит забывать об интересах страны и всего общества, считают эксперты "НИ"

6 мая 2017 года ПАО НК «Роснефть» подала иск к АФК «Система» с требованием возместить 106,6 млрд рублей (170,6 млрд рублей с учетом курсовых разниц) – убыток от реорганизации АНК «Башнефть» в 2014 году. Компания утверждает, что АФК «Система», владевшая контрольным пакетом акций АНК «Башнефть» с 2009 по 2014 год, являлась недобросовестным акционером, принесла убытки нефтяной компании, в том числе путем вывода активов и денежных средств в виде дивидендов.

В лице «Роснефти» выступает государство

«Роснефть» действует в интересах государства, говорят эксперты. Данное судебное разбирательство – продолжение курса по борьбе с коррупцией, который обозначил президент РФ Владимир Путин. Государство не устраивало то, что произошло с единым комплексом БашТЭКа при управлении им АФК «Система» – дробление и вывод активов, разделение работающего хозяйственного комплекса на части в угоду корпоративным интересам. Учитывая путь, которым «Система» получила активы, государство пытается «восстановить справедливость».

Справедливости ищет и правительство Башкортостана, являющееся миноритарием «Башнефти». «За неполных два года владения пакетом в 25 процентов плюс одна акция республика уже получила более 20 млрд рублей дивидендов и благотворительной помощи, – сказал в своем интервью глава Республики Башкортостан Рустэм Хамитов. – По итогам 2017 года эта цифра достигнет 30 млрд рублей». Не удивительно, что возмещения убытков власти Башкортостана будут требовать вместе с «Роснефтью» до конца.

То, что происходит в суде – это принципиальный вопрос, говорит член Совета ТПП РФ по промышленному развитию и повышению конкурентоспособности экономики России Юрий Крупнов. «Помимо юридической казуистики, основной вопрос в том, что пора подвести итог бизнесу, который связан с получением большого куска госимущества и последующего вывода из него активов по частям», – говорит он.

«Девяностые годы давно закончились, – подчеркивает Крупнов. – Мы или берем курс на капитализацию государственного имущества, или не создадим эффективной экономики, потому что все вновь созданное тут же будет распродано. Владимир Петрович Евтушенков – безусловно, талантливый предприниматель, и у него есть интересные проекты. Но этой всеобщей корпоративной практике «растаскивания» активов пора положить конец».

История вопроса

История началась в 2005 году, когда АФК «Система» бизнесмена Владимира Евтушенкова за $600 млн приобрела блокирующий пакет акций нефтяной компании «Башнефть». В марте 2009 года «Система» купила контрольные пакеты акций предприятий башкирского ТЭКа («Башнефть», «Уфанефтехим», «Уфаоргсинтез», Уфимский НПЗ, «Новойл» и «Башкирнефтепродукт»). Продавцом выступили некие башкирские благотворительные фонды, которым собственность республики передал сын бывшего главы Башкирии Муртазы Рахимова Урал Рахимов (в настоящее время против него заведено уголовное дело, Рахимов находится в Вене – Австрия не идет навстречу России в вопросах его экстрадиции). К слову, Евтушенков начинал как чиновник очень близкий Лужкову и его семье – он умел договариваться с тяжеловесами из 90-х гг.

В 2012 году 50,2% акций «Башкирэнерго», дочерней структуры «Башнефти», обменяны на 49% акций ЗАО «Система-инвест», дочерней структуры АФК «Система». Образованное из энергоактива ООО «БЭСК» и по-прежнему является единственным поставщиком энергомощностей для «Башнефти».

В середине 2014 года владелец «Системы» Владимир Евтушенков стал главным героем криминальных хроник. Экс-сенатор Игорь Изместьев дал показания на Урала Рахимова, подтвердив, что тот похитил имущество Башкирии на общую сумму $7 млрд.

Заранее понимая, что приобретенные у Рахимова предприятия могут снова перейти государству, руководство АФК «Система» экстренно начало вывод денежных средств и активов.

Весной 2014 года произошла обратная передача «Системе» 49% акций компании «Система-Инвест» в обмен на акции «Башнефти» на сумму 57,2 млрд рублей, которые были погашены (читай, списаны). Так «Башнефть» лишилась контроля над БЭСК. У миноритариев, не согласных с реорганизацией, «Башнефть» выкупила акции еще на 12,4 млрд рублей и тоже погасила их.

В том же году АФК «Система» по итогам корпоративных хитросплетений избавилась от займов на 36,6 млрд рублей, которые ранее получила от «Башнефти» для покупки ее акций.

В конце октября 2014 года 71,6 % акций «Башнефти» по решению суда были возвращены в госсобственность – Евтушенков предпочел вернуть приобретенный сомнительными путями актив, чтобы избежать дальнейших проблем. На исполнение этого решение потребовалось более двух месяцев.

В этот короткий период тогдашние топ-менеджеры «Башнефти» поработали особенно активно. За два месяца были утверждены сделки по продаже нефтепродуктов на общую сумму в 443 миллиардов рублей. Плюсом «Система» дораспределила прибыль «Башнефти» за 2013 год, уплатив себе и оставшимся миноритариям почти 37 миллиардов рублей в качестве дивидендов.

После возвращении пакета «Башнефти» СМИ со ссылкой на известного в Башкортостане журналиста, депутата Курултая (парламента) РБ Ильдара Исангулова отмечали, что «в собственность государства вернулось менее половины того объема собственности, что Евтушенков приобрел у Урала Рахимова». Бывший «Башкирэнерго» и «Уфаоргсинтез» остались за «Системой».

«Сейчас многие пытаются представить «Систему» белой и пушистой бизнес-структурой, пострадавшей от админресурса. Я бы хотел напомнить, что вообще-то она пожинает плоды собственного посева, – прокомментировал спор «Роснефти» и АФК «Система» политолог Аббас Галлямов. – Когда-то точно так же грубо – при поддержке силовиков – она заходила в Башкирию. Точно также – не считаясь ни с мнением местных властей, ни с чувствами населения – она установила контроль над «Башнефтью» и управляла ею так, как считала нужным. Опираясь при этом на тот самый пресловутый административный ресурс. Если бы «Система» хотела, она могла бы укорениться в регионе – отстроить систему социальной поддержки территорий, на которых он работает, коммуникаций с населением и т.д. и т.п. Ничего этого сделано не было. «Система» так и осталась в Башкирии временщиком. Стоит ли удивляться, что все заканчивается именно так, как мы сейчас это видим».

Дивиденды для «Системы»

Деньги, которые АФК «Система» потратила на покупку «Башнефти», стали изыматься из компании с первого года владения в виде дивидендов.

По данным с сайта «Башнефти», в 2009 году компания выплатила 22,455 млрд руб. дивидендов, в 2010 году – 48,283 млрд руб., в 2011 – 20,274 млрд руб. По итогам 2012 года компания выплатила 5,3 млрд руб. в качестве дивидендов, в 2013 году – 82,73 млрд руб. Большую часть дивидендов отошла АФК «Система». Дивиденды компании за 2014 год составили 20,07 млрд рублей.

То есть в качестве дивидендов АФК «Система» получила сумму, сопоставимую со стоимостью приобретенных активов (82 млрд рублей). Но «либеральная общественность» сегодня предпочитает не замечать, что АФК «Система» неплохо «заработала» на покупке БашТЭКа.

Башкирский ТЭК разрушили в угоду корпоративным интересам

Все эксперты отмечают, что иск – попытка возместить ущерб от распродажи по частям комплекса БашТЭК, на который менеджмент АФК «Система» пошел осознанно ради прибыли.

Начиная с 2009 года все нефтесервисные, буровые, ремонтные, транспортные подразделения «Башнефти» были выведены из АНК как «затратные». Делалось это в целях повышения рыночной капитализации самой АФК «Системы» и возможности под формирующуюся ВИНК привлекать кредитные ресурсы на финансовых рынках для других бизнесов компании.

Это породило ряд проблем не только для выделенных активов, но для республики Башкортостан в целом. Евтушенков так активно занимался «реформированием» компании, что над ее дальнейшим существованием нависла угроза.

«Это были не детские садики, например, а те подразделения, которые были необходимы для функционирования компании», – уточняет Шамиль Валеев, экс-сотрудник «Башнефти», работавший в компании в то время, когда ее приобрела АФК «Система».

Выделенным фирмам предложили участвовать в тендерах на общих основаниях, то есть конкурировать на рынке нефтесервисных услуг с такими гигантами, как Shlumberger. А «Башнефть» была вынуждена закупать работы и услуги на тендерах, часто, вопреки логике, по завышенным расценкам.

«Механизмом “отсечения лишней плоти” от БашТЭКа стала жесточайшая тендерная политика, которую проводили представители ижевского клана, привлеченные первым президентом “системовской” Башнефти Хорошавцевым, – рассказал Валеев. – Речь о нормах федерального законодательства, применяемых к госпредприятиям. Чтобы заказать одну гайку, задвижку или кувалду, нужную прямо сейчас, приходилось месяцами заполнять ворохи бумаг. Эта строгость и принципиальность, правда, не помешала “Башнефти” приобрести удмуртскую же сеть автозаправок “АСПЭК”, которую участники рынка связывали с фамилией президента нефтяной компании».

Особенно больно «вывод за периметр» ударил по предприятиям, которые были градо- и селообразующими в районах присутствия «Башнефти» в республике. От реорганизации «Башнефти» пострадал республиканский бюджет. Из-за отсутствия прозрачного отражения прибыли региональному правительству пришлось «брать, что дают». Соцдоговор между республикой и АФК «Система» покрывал только 1% регионального бюджета – это крохи с барского стола по сравнению с поступлениями от комплекса БашТЭК.

Оптимизация в ущерб качеству

Бывший сотрудник «Башнефти» Шамиль Валеев рассказывает, что вывод сервисных подразделений с последующим введением жесткой системы тендеров не самым лучшим образом отразился на производстве «Башнефти». Крайний прагматизм, удешевление закупок, выжимание всех ресурсов из оборудования и экономия на материалах поставили под угрозу планы по модернизации и даже безопасность производства.

Рустам Танкаев придерживается иного мнения об управлении производством со стороны «Системы». Но и он подчеркивает, что вывод активов осуществлялся нерационально: «Деятельность по выводу активов вызывает очень большие сомнения. Складывалось впечатление, что владельцы «Башнефти» при всем профессионализме и при том, что они, в общем-то, грамотно управляли компанией, не рассчитывали долго этой компанией владеть. Все, что можно было снять в виде дивидендов, они снимали. Все, что можно было вывести в виде вспомогательных подразделений, они вывели. Средства от продажи пакетов этих компаний загадочным образом затерялись», – рассказывает он.

Шамиль Валеев вспоминает взрыв на установке гидрокрекинга «Башнефти» в 2016 году и мрачно предсказывает, что с наследием «Системы» «Роснефти» придется «еще разбираться и разбираться».

Суд решит, а остальные сделают выводы

Если резюмировать, то за 82 млрд рублей Евтушенков получил компанию, из которой с помощью дивидендной политики было изъято 57 млрд чистыми деньгами и еще 106,6 (170 с учетом курса) млрд рублей – активами, за которые и развернулся спор в настоящий момент. А что взамен получила республика?

Иск «Роснефти» показывает, что в двухтысячных нельзя безнаказанно проделывать с государственной и республиканской собственностью то, что было принято в 90-х. Но бизнесмен Евтушенков из «лихих девяностых» это не до конца осознал.

Самое важное в противостоянии «Роснефти» и АФК «Система» – сигнал «эффективным менеджерам», что в стремлении выжать актив по-максимуму не стоит забывать об интересах страны и всего общества.

«То, что происходит в Башкирии – это не просто вопрос межкорпоративного спора. Пусть юристы разбираются в деталях. А это – вопрос такой же эпохальный, как некогда собирание земель, известное из учебников истории. Теперь это собирание государственных хозяйственных активов для того, чтоб они работали на страну. Иначе мы, с учетом цен на нефть и санкций, никогда не выведем нашу экономику из кризиса», – говорит Юрий Крупнов.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter