Рус
Eng

Злоба дня

Злоба дня

30 апреля 2009, 00:00
Экономика
АНТОН ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН
Власти боятся сложных решений

Как-то незаметно пролетели восемь месяцев кризиса. Сейчас мы уже в следующей фазе цикла – депрессии. Первый шок остался в прошлом. Завершился и период адаптации к изменившимся экономическим условиям – сжимающемуся спросу на фоне резко подорожавших кредитов и продолжающих свой рост тарифов естественных монополий. Для большинства малых и средних предприятий наступила пора выживания в условиях депрессии – экономить на всем, расставаться с избыточным персоналом, замораживать инвестиционные проекты, оттягивать платежи и всеми силами «выбивать дебиторку».

Люди быстро привыкли и к выросшему валютному курсу, и к необходимости жесткой, даже жестокой экономии. Вот только к новым, в два раза поднявшимся процентным ставкам по кредитам и возросшей требовательности банков к залогам и условиям займов привыкнуть трудно. Из-за этих процентных ставок даже несколько упавшие цены на отдельные виды сырья не дали предприятиям почувствовать себя увереннее. Кредитное давление сильно сказывается даже на тех, кто практически не ощутил сокращения спроса на свою продукцию. Успешное погашение процентов и самих кредитов никоим образом не спасает их от того, что новые кредиты можно получить лишь под убивающую почти всю прибыль двадцати-, а то и тридцатипроцентную ставку.

Правительство, как обычно, наобещало много чего, но за исключением некоторых отраслей экономики да ряда крупных предприятий остальные практически никакой помощи не почувствовали. Ни новых заказов не появилось, ни государственных гарантий, ни бюджетных субсидий, ни налоговых льгот. Зато стали расти ставки земельного налога и аренды земли. Налоговые инспекции не только не ослабили своего прессинга, но с упорством, достойным лучшего применения, пытаются изъять даже пени и штрафы, признанные судами неправомерно начисленными. Малому, и особенно среднему, бизнесу в очередной раз сказали: «Выбирайтесь из кризиса сами, на государственную помощь не рассчитывайте!»

И действительно, в столь разрекламированной антикризисной программе правительства средний бизнес мало чего для себя нашел. Предприниматели даже в этих непростых условиях ищут время для чтения подобных трудов и не стесняются выражать свое мнение. Обобщив их, Экспертный совет «Деловой России» увидел следующую картину:

1. Остались не ясны ошибки правительства, которые вызвали неподготовленность нашего государства к кризису (несмотря на многократно расхваленные большие золотовалютные резервы и фонды).

2. На развитие программ переобучения и переподготовки работников, находящихся под риском увольнения и уже уволенных, правительство выделяет 43,7 млрд. руб. Но остается непонятным, почему в таком случае директоров предприятий стали постоянно вызывать «на ковер» к областным властям с требованиями не увольнять избыточных работников, сохраняя тем самым низкую производительность труда и архаичные производственные мощности.

3. Поставленную правительством задачу усиления промышленного и технологического потенциала будущего роста нельзя решить без массированной модернизации, важнейшим вынужденным (в отсутствие конкурентоспособного отечественного машиностроения) элементом которой является импорт лучших технологических линий, лицензий и оборудования. Однако в программе нет иных предложений о соответствующем изменении таможенной системы, налоговой и тарифной политики, за исключением уже принятого решения об освобождении от НДС операций по ввозу технологического оборудования, не производимого в России (что требует отдельной длительной и взяткоемкой работы по доказыванию отсутствия отечественных аналогов).

4. Констатация того, что наиболее эффективные предприятия «вправе рассчитывать на содействие государства в решении наиболее острых проблем, вызванных кризисом», должна была бы сопровождаться перечислением главных форм содействия: мерами по восстановлению частного и росту государственного спроса, сдерживанию повышения тарифов и последовательному снижению процентных ставок по кредитованию. Бизнес этих мер не нашел.

5. Приоритет снижения административных барьеров для бизнеса действительно остается весьма актуальным. Однако предложенные в программе меры не учитывают основных требований предпринимательских объединений. Главное – кардинальная реформа разрешительной и надзорной системы за бизнесом, ее замена широкой системой страхования ответственности. Основные административные барьеры возникают на этапе превращения малого бизнеса в более заметный для государственных органов средний бизнес. Именно расширение производства и связанное с этим получение различных свидетельств, сертификатов, экспертиз и прочих разрешительных актов является самым узким звеном и часто непреодолимым препятствием для роста честной предпринимательской активности граждан. Ничего кроме общих слов в программе на эту тему не сказано, конкретные действия по снижению собственно административного давления на бизнес не прописаны.

6. Ничем не подкреплен тезис о том, что меры антикризисного пакета будут не только смягчать неблагоприятное воздействие кризиса, но и стимулировать прогрессивные структурные и институциональные сдвиги, способствовать обновлению российской экономики. Полный развал проектного финансирования на фоне выросших в два раза процентных ставок, сжатие инвестиционного спроса вследствие сокращения программ развития у большинства предприятий, уменьшение возможностей для внедрения инноваций на фоне более чем двукратного уменьшения средств, располагаемых ГК «Роснано», – вот далеко не полный перечень очевидных контрдоводов.

7. Принципиально важный для бизнеса тезис о том, что по мере стабилизации социально-экономической ситуации государство будет сокращать свою долю во владении промышленными и финансовыми активами, остался в программе нераскрытым. Ведь мало сказать, что приватизация будет «проводиться по заранее известным правилам, за деньги и с обеспечением необходимой прозрачности». Нужно еще четко объяснить, с каких секторов экономики она возобновится, в каких ежегодных объемах, какими способами и в каких случаях.

8. Ни в программе, ни в предыдущих решениях правительства, принятых с начала кризиса, не содержится четких критериев отбора «предприятий, являющихся ключевыми для российской экономики». Остается непонятным, гарантирует ли попадание в перечень ключевых предприятий получение ими государственной поддержки или, наоборот, ограничение каких-либо прав. Эта непроясненная ситуация дезориентирует бизнес. Соответственно начинает вызывать сомнения и тезис программы о том, что «неэффективные предприятия не будут поддерживаться за счет средств налогоплательщиков» – ведь среди них могут оказаться и те, что вошли в перечень «ключевых» (системообразующих).

9. Принципиальным пороком изложенного в программе подхода является отсутствие системных мер по восстановлению хотя бы докризисного уровня процентных ставок кредитования. Выборочное субсидирование процентной ставки по кредитам для приоритетных секторов экономики – сельского хозяйства, автомобилестроения и транспортного машиностроения, а также малого бизнеса – названной проблемы решить не может. Следует подчеркнуть, что сравнение текущего уровня инфляции с тем, который наблюдался в предкризисные 12 месяцев, показывает: прибавка в два процентных пункта по инфляции несопоставима с двукратным увеличением ставок по банковским кредитам. Следовательно, не борьбой с инфляцией обосновывается позиция правительства, сводящаяся к фактическому отказу от принятия жестких мер в этой области.

10. Само по себе перечисление всех конкретных антикризисных мер, содержащихся в приложениях к программе, не может не впечатлить их обилием и разнообразием. Желание правительства максимально подробно осветить все стороны антикризисной работы заслуживает одобрения, поскольку предоставляет обществу возможность оценить эти усилия. Сделано немало, но хаотично. Документ не дает ответа на вопрос: где те звенья, потянув за которые правительство гарантированно обеспечит выход страны из экономического кризиса.

«Деловая Россия» неоднократно передавала в правительство свои предложения, которые помогли бы стране выйти из кризиса и депрессии по-настоящему обновленной. Однако мало что было воспринято. Почему так происходит? Потому что вот уже много лет российские власти боятся сложных, комплексно продуманных решений, разработка которых для них трудна из-за нехватки людей и времени, а реализация подвержена коррупции. Чем всерьез заниматься программами развития конкуренции, снятия административных барьеров, поддержки инноваций, вводить налоговые стимулы для частных инвесторов и бизнес-ангелов и т.д. – проще работать с крупным бизнесом по унифицированным ставкам и примитивным правилам, полагая, что наша извечная сырьевая «кривая вывезет» страну, а средний класс – живуч и, даже в очередной раз получив «под дых», все равно оправится, будет работать и дальше на благо России и не сбежит со своими идеями и капиталами за рубеж. Ну что ж, государственные мужи, конечно, правы – так и будет, мы снова выживем и даже окрепнем. И наш опыт прирастет и останется с нами, как и горький осадок от очередного этапа диалога с властью…

Справка «НИ»

Антон ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН
Кандидат экономических наук. С 1991 по 1994 год работал в группе экспертов по экономике при президенте РФ. В 1994 году стал референтом помощника президента РФ по экономике Александра Лившица. В 1996 году перешел на работу в аппарат правительства РФ. С 1997 по 2004 год возглавлял экономическое управление президента РФ, входил в Национальный банковский совет.
В настоящее время председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по инвестиционной политике, член рабочей группы по налоговой реформе Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ. Член Генерального совета и руководитель Экспертного совета «Деловой России». Председатель Совета директоров инвестиционно-строительного холдинга Rodex Group. Профессор Высшей школы экономики.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter