Рус
Eng
Операция «Антизаем»

Операция «Антизаем»

29 октября 2012, 00:00
Экономика
ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО
Министерство финансов РФ, как и Банк России, считает необходимым сдерживание бурного роста потребительского кредитования. Как рассказал в пятницу заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев, Минфин поддерживает предложения регулятора по ужесточению требований к банкам в этой сфере. Финансовые власти утверждают, чт

По словам г-на Моисеева, если не взять потребительское кредитование под контроль, то его быстрый прирост может привести к накапливанию целого ряда негативных тенденций, как в банках, так и с точки зрения инфляции и развития экономики. ЦБ в настоящее время обсуждает с банковским сообществом различные варианты переоценки рисков при потребительском кредитовании. Банк России предложил вдвое повысить требования к резервам по необеспеченным розничным кредитам, а также повысить коэффициенты риска по потребкредитам при расчете норматива достаточности капитала (Н1).

Эксперты обращают внимание на то, что подобные шаги выгодны госбанкам, которые сейчас пытаются выйти на этот рынок, но опасаются конкуренции со стороны розничных игроков, давно занимающихся этим видом кредитования. Впрочем, этот вопрос замминистра комментировать не стал. «В том, что это могут лоббировать госбанки, есть здравое зерно, – пояснил «НИ» ведущий эксперт Центра развития Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ-ВШЭ) Дмитрий Мирошниченко. – Бизнес более мелких банков действительно может пострадать. Дело в том, что более высокие нормы резервирования и увеличение коэффициента риска приводят к повышению нагрузки на капитал. Соответственно, если у банка достаточность капитала находится на низком уровне, то он будет вынужден сворачивать свою активность на этом рынке или вовсе уходить с него. То есть, если у него первый норматив 13–14% (нормальный уровень 18–20%, при котором эти меры на банк не влияют. – «НИ») и при этом основной профиль банка – розничное кредитование, то, естественно, это может очень существенно сказаться на его бизнесе. Он не сможет его расширять. И это не занятое поле соответственно будет занято другими игроками. Все мы знаем, что Сбербанк и ВТБ-24 совсем недавно объявили о грандиозных планах по захвату рынка розничного кредитования».

Есть еще один момент, который также играет на руку госбанкам. «Сейчас розничные банки фондируются за счет депозитов и привлекают их, предлагая выгодные ставки населению, – говорит г-н Мирошниченко. – Если они будут ограничивать свои активные операции, им не нужны будут и привлеченные ресурсы. Поэтому будет ослабевать конкуренция для госбанков, которые сейчас эту конкуренцию проигрывают».

Между тем замминистра Алексей Моисеев также отметил, что несколько недель назад состоялось совещание с участием представителей правительства, Центробанка и руководства крупнейших банков. По его словам, на этом совещании обсуждался вопрос быстрых темпов роста потребкредитования и возможных рисков. Проекты нормативных актов ЦБ вышли после этого совещания. «Но разговоры идут давно», – подчеркнул он, заметив, что в самом потребкредитовании ничего плохого нет. Вопрос в темпе роста и «в той точке экономического цикла, в которой сейчас находится российская экономика». «Есть определенный риск перегрева экономики, – пояснил замминистра. – Не хотелось принимать меры, которые этот бизнес сделают невыгодным, речь идет исключительно о сдерживании темпов роста потребительского кредитования».

При этом у российских банков, по его мнению, не совсем правильная мотивация: они направляют средства в основном не на кредитование реального сектора, а на более доходное потребительское кредитование. Кредитные организации, занимающиеся в основном предоставлением необеспеченных кредитов, также имеют возможность привлекать депозиты по высоким ставкам, а потом средства направлять на потребкредиты. «Беззалоговое кредитование физлиц – все-таки достаточно рискованная операция», – добавил он.

Напомним, что с начала года портфель розничных кредитов в целом по банковской системе в России вырос на 29,3% (в годовом исчислении темпы роста превысили 40%), в то время как объем корпоративных кредитов – всего на 10,1%. Сказанное замминистра не очень убеждает экспертов. У них есть своя версия, почему вдруг финансовые власти так резко озаботились этим вопросом. Во многом это превентивная мера, направленная на недопущение роста социальной напряженности в случае кризиса. Дело в том, что кредитование растет не такими уж резкими темпами, как это было, к примеру, до кризиса. «Если сейчас прирост год к году составляет 40%, причем в сентябре имеет место замедление, перед кризисом прирост был 50%, – поясняет г-н Мирошниченко. – И никто ничего не говорил. При этом розничные банки в кризис не рухнули в отличие от всех остальных, которые были замешаны в корпоративном кредитовании. И вот вдруг неожиданно все в один голос начинают говорить об опасности для этого сегмента рынка».

Таким образом, по мнению эксперта, с точки зрения угроз для экономики, сложившаяся ситуация не несет в себе системной опасности, поскольку удельный объем таких операций в банковской системе относительно невелик. «То есть, если ряд банков попадут в сложное положение или даже рухнут, катастрофы в экономике не произойдет, – говорит эксперт. – Здесь не сработает эффект домино. Но возможны негативные социальные последствия». Г-н Мирошниченко напоминает, что потребкредитование направлено в первую очередь на людей с низкими доходами, именно они берут такие кредиты. «Не секрет, что именно эти люди во многом являются электоральной базой для власти, – продолжает эксперт. – Поэтому властям ни к чему лишняя социальная напряженность в случае экономического кризиса».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter