Рус
Eng
Долговые ямы местного значения

Долговые ямы местного значения

29 февраля 2016, 00:00
Экономика
АРИНА РАКСИНА
Уровень коммерческой задолженности регионов РФ, накопленной к настоящему моменту, и расходы, связанные с ее обслуживанием, власти признали критичным. Об этом в конце минувшей недели сообщил вице-премьер Дмитрий Козак. При этом он высказал уверенность в том, что этот уровень в 2016 году будет снижаться. Во всяком случае

Уместно вспомнить, что стремительный рост задолженности регионов перед федеральным бюджетом начался задолго до официального пришествия экономического кризиса в страну. Копиться долги начали еще с 2013 года, когда прекратила свой рост промышленность, замедлились инвестиции. 2014-й – с санкциями и обвалом нефтяных цен – обострил ситуацию до предела.

В результате, по данным Минфина РФ, на 1 февраля 2016 года суммарный долг регионов страны по разного рода обязательствам – от коммерческих и бюджетных кредитов до государственных ценных бумаг субъекта – составил астрономическую сумму в 2,335 трлн. рублей. При этом на коммерческие кредиты в этой сумме приходится чуть более 900 млрд. рублей, что, между прочим, превышает размер бюджетных кредитов (около 800 млрд. рублей).

При этом проблемы с дефицитом бюджета, по данным Счетной палаты, ощущают 75 из 85 российских регионов. Хотя, по оценке международного рейтингового агентства Standard&Poor’s, эта проблема не так критична – показатель регионального дефицита составил 170 млрд. рублей, то есть около 2% доходов бюджета, что ниже уровня 2014 года. Но это, как говорится, «средняя температура по больнице», которая скрывает разброс между регионами. Потому что если, скажем, Москва, Сахалинская область и Ханты-Мансийский автономный округ исполнили бюджеты 2015 года с профицитом, то у основной части регионов дефицит составил 20% от доходов.

В результате большинство субъектов уже пересмотрели свои бюджеты на 2016 год, и в 63 из них дефицит не превышает 10% расходов. Тем не менее только четыре региона смогли сверстать свои бюджеты с профицитом: Вологодская область запланировала профицит в 4 млрд. рублей, или 8,71% по отношению к запланированным расходам, Волгоградская область – 4,3 млрд. рублей (6,06% от расходов), Чукотский автономный округ – 1,1 млрд. рублей (4,78%) и Краснодарский край – 0,8 млрд. руб­лей (0,41%). Еще восемь субъектов Федерации обещают свести к концу года свои расходы с доходами в ноль. Но, как предупреждают эксперты, во-первых, исполнение бюджетов зависит от слишком многих факторов, которые сегодня трудно предсказать. А во-вторых, дефицит бюджета не равен задолженности.

Между тем Счетная палата РФ подсчитала, что в половине регионов страны по итогам 2015 года долговая нагрузка превышала 60% доходов, а в 12 субъектах она и вовсе превысила 100%. При этом аналитики агентства Standard&Poor’s со своей стороны отмечают, что перспектив к снижению долговой нагрузки на местах не просматривается, и к концу 2017 года общий долг российских регионов рискует достичь 4,3 трлн. рублей. К тому же, как уже сообщали «НИ», предстоящие выборы – сначала парламентские в 2016 году, а затем и президентские в 2018-м – только усугубляют проблему.

Да и базовые причины плачевного состояния регионов ни для кого не являются секретом – общее кризисное состояние российской экономики, падение прибылей предприятий и реальных доходов населения, что в свою очередь сокращает поступление по основным региональным налогам – налогу на прибыль и на доходы физических лиц. Директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич в разговоре с «НИ» обрисовала следующую картину падения российских регионов в долговую яму: первыми полетели современные машиностроительные регионы – высокотехнологичный автопром, который пришел в Россию вместе с западными компаниями и уперся в потолок платежеспособного спроса, так как у населения просто закончились деньги на массовые покупки авто. Страдает и полудепрессивное машиностроение. А вот территории с нефте- и газодобычей, по мнению эксперта, либо выходят в ноль, либо в плюс. Зато регионы военно-промышленного комплекса впервые за 25 лет растут, говорит г-жа Зубаревич. И объяснение здесь простое – все инвестиции у них бюджетные, а значит, «сколько хватит денег у федерального центра, столько они и будут расти».

При этом на регионы продолжают давить и возросшие из-за «майских указов» социальные обязательства. Отметим, что, по совокупной оценке регионов, их выполнение стоит 2,8 трлн. рублей. Минфин называет сумму в 4 раза меньшую – 700 млрд. рублей. Одной из причин такого разительного расхождения оценок глава Счетной палаты Татьяна Голикова назвала желание Минфина дистанцироваться от стоимости «майских указов». Напомним, что на плечи регионов легло порядка 70–80% обязательств по этому пункту, что в итоге стало для них неподъемной ношей и в совокупности с прочими причинами заставило наращивать дефицит, надеясь на помощь федерального бюджета.

А помощь эта оказывается не такой уж большой ввиду сложившейся кризисной ситуации в стране. Напомним, что доля безвозмездных трансфертов из федерального бюджета в 2015 году составила всего 17,4% в доходах региональных бюджетов России, хотя еще в 2014 году доля трансфертов составляла 19%, а в кризисный 2009 год – 27%. Так что центр делает ставку на бюджетные кредиты, которые отличаются от коммерческих низкой ставкой.

В 2016 году на развитие регионов, в том числе и в рамках антикризисных мер, решено было выделить 310 млрд. рублей (в 2015 году на эти цели выделялось 340 млрд. руб­лей). За счет этого механизма долю рыночных кредитов в структуре региональных долгов удалось снизить на 3,5%, но саму проблему долгов это никак не решило.

Однако, по оценкам независимых экспертов, 310 млрд. рублей покроют только 60% потребностей регионов. К тому же не стоит обманываться – эти средства пойдут пусть и на льготные, но все-таки кредиты, которые регионы должны будут возвращать в федеральный бюджет с процентами. Так что правительство, по сути, просто откладывает проблему рефинансирования долгов регионов на два-три года.

Тем не менее в самом правительстве строят довольно радужные планы. Так, по мнению Дмитрия Козака, снижению долгов в 2016 году будут способствовать сразу несколько факторов: обязательства каждого региона по снижению дефицита бюджета и объема государственного долга, рост собственных доходов (за 2015 год этот показатель составил 400 млрд. рублей) и сохранение на прежнем уровне финансовой помощи по сравнению с 2015 годом.

Но Наталья Зубаревич со своей стороны считает, что в регионах, где большой дефицит бюджета и высокий уровень долга по отношению к собственным доходам, сохраняются высокие риски для экономического развития. «А это больше половины субъектов Федерации, – уточняет эксперт. – Проблемы у них серьезные, но не взрывные, и Министерство финансов в ручном режиме как-то их разруливает. Но это «как-то» не может продолжаться бесконечно».

Саратовская область: плохие долги и низкие доходы

Саратовская область, как следует из данных регионального министерства экономического развития по итогам 2015 года, находится в скромной середине рейтинга 14 регионов Приволжского федерльного округа (ПФО) по общему значению социально-экономических показателей. Ну а в сферах строительства, грузооборота и оборота общественного питания регион и вовсе выглядит аутсайдером. При этом среднедушевой денежный доход – 17,8 тыс. рублей (11-е место). По сравнению с 2014 годом реальные денежные доходы населения сократились на 3,9%. По мнению генерального директора Саратовского информационного агентства «Общественное мнение» Алексея Колобродова, одна из наиболее неблагополучных ситуаций в социально-экономической сфере – это долг региона, который превышает 50 млрд. рублей, что сравнимо с объемом консолидированного годового бюджета области. При этом меньшая часть данного долга (24 млрд.) – это бюджетная составляющая, а большая – долги коммерческим структурам, со всеми вытекающими из данного обстоятельствами последствиями – прежде всего, весомыми процентами. По словам собеседника «НИ», в настоящее время относительно сносно в Саратове чувствуют себя предприятия «оборонки». Да и то отнюдь не все из них стабильно получают госзаказ. Во всех же остальных отраслях, отмечает эксперт, решают проблемы выживаемости и пока не мечтают о развитии.
Алексей ГОЛЯКОВ, Саратов


Орловская область: бюджет с петлей на шее

Депутатские слушания в Орловской областной думе по бюджету-2016 проходили в накаленной обстановке. И хотя всем было заранее известно, что в нынешнем году придется «затянуть пояса», для отдельных отраслей это означало едва ли не «затянуть петлю на шее». Борьба за бюджетные рубли во многом напоминала дележ шкуры неубитого медведя: ведь еще большой вопрос, насколько реальны доходы в 26,9 млрд. рублей, запланированные на 2016 год. Прогнозируется, что собственные налоговые и неналоговые средства составят 16,8 млрд., безвозмездные поступления – 6,7 млрд. Расходы бюджета прогнозируются в сумме 28,6 млрд. (дефицит – 1,7 млрд.). В минувшем году доходы-расходы планировались на таком же уровне, но в контрольные цифры не уложились, пришлось брать новые кредиты для затыкания дыр. В итоге сумма госдолга Орловской области увеличилась на 2 млрд., и на сегодняшний день составляет 14,5 млрд. рублей (86,3% от собственных доходов). Из них 8 млрд. – кредиты коммерческим организациям, 6,5 млрд. – федеральному бюджету. Орловщина все глубже погружается в долговую яму. «Чтобы исправить положение, нужно изменить систему управления в области, навести элементарный порядок в отношениях с частными агрофирмами и холдингами, – считает известный орловский экономист Николай Турищев. – При нынешнем «автономном» существовании они заинтересованы лишь в собственной прибыли. Вопросы общего хозяйствования и развития, так же, как и налоговое пополнение казны, их не волнует». Эксперт надеется на создание четкой системы по сбыту крестьянской продукции. «Каждый вложенный в подворье бюджетный рубль дает десятикратную отдачу. В отличие от рубля, взятого в долг для покрытия предыдущего кредита», – утверждает г-н Турищев.
Людмила БУТУЗОВА, Орел

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter