Рус
Eng
Урожай проблем

Урожай проблем

28 февраля 2012, 00:00
Экономика
АНАСТАСИЯ ПОПИНАКО
Вчера в Уфе открылся двухдневный Всероссийский форум аграриев. Сегодня там будет обсуждаться проект Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы. Речь идет о периоде, когда страна уже станет полноценным участником Всемирной торг

Потратив долгих 17 лет на вступление в ВТО, правительство РФ получило в награду новую головную боль: как спасти в условиях повышающейся конкуренции целые отрасли экономики от грозящего им в перспективе упадка и развала. Самые тяжелые последствия ждут, по экспертным оценкам, сельское хозяйство. По данным Росстата, за январь-ноябрь прошлого года импорт сельхозпродукции и без всякого ВТО увеличился на 20%, а по сравнению с аналогичным периодом 2009 года – и вовсе на 39%. Конечно, виновата засуха позапрошлого года, но 2011 год был вполне нормальным. Тем не менее ввоз капусты вырос в 1,5 раза, картофеля – в 2,6 раза. Это сигнал.

На этом фоне радует, что сокращается, например, импорт курятины (на 13,6%), однако доля завозного мяса все равно остается значительной: мясо птицы – 17%, свинина – 29%, говядина – 27%. Между тем одно из ключевых условий нашей жизни в рамках ВТО – снижение пошлин на ввоз импортной продукции. Таким образом, правительство, зная о состоянии отечественного сельского хозяйства, сознательно подписалось на оказание господдержки этой отрасли экономики. Прежде об объемах этой поддержки шли дискуссии, теперь появились вполне конкретные цифры.

Подсчитали – прослезились

По данным Минсельхоза, поддержка сельского хозяйства будет обходиться стране в 96–111 млрд. руб. ежегодно. Если подсчитать общую сумму господдержки до конца переходного периода, то получается, что госбюджету придется «раскошелиться» как минимум на 1 трлн. руб. Для сравнения: финансирование программы по поддержке сельского хозяйства в 2006–2011 годах обошлось государству в 563,5 млрд. руб.

Но теперь, например, пошлины на ввоз свиней на убой сократятся в 8 раз – до 5%, на субпродукты с 25 до 15%, а на готовую продукцию обнулятся. Это означает, что предприятия с низкой рентабельностью станут вообще убыточными, а у высокоэффективных доходность снизится в два раза. При этом доля импортной свинины на российском рынке вырастет с нынешних 29 до 35–45%. Чтобы отрасль стала более-менее привлекательной для инвестиций и появилась надежда на экспорт продукции, государству, по подсчетам Минсельхоза, необходимо до конца 2015 года выделять ей по 20 млрд. руб., а в 2016–2020 годах – по 10 млрд. ежегодно.

Из-за отмены ценового критерия в 8 тыс. евро за тонну для говядины, которая поставляется из Канады, США, Аргентины сверх квоты, появляется канал для неконтролируемого ввоза импортного мяса. Оптовые цены на говядину пойдут вниз, что приведет к потерям отрасли в 17 млрд. руб. в год и повышению сроков окупаемости проектов с 11 до 14–15 лет. За последние шесть лет производство мяса птицы выросло у нас в 2,3 раза. Это предмет гордости. Уже в этом году отечественной и импортной птицы на рынке будет больше, чем ее смогут потребить внутри страны, на 140 тысяч тонн. И с каждым годом излишек будет расти. Тем не менее даже здесь государству придется тратить по 22 млрд. руб. ежегодно, но уже для создания условий для экспорта продукции.

В наиболее тяжелом положении окажется молочное производство. Сегодня эта отрасль остается нерентабельной из-за высоких затрат на содержание скота и суровых климатических условий. Но после вступления в ВТО импорт сухого молока вырастет на 60%. Это означает, что российское производство сократится вдвое, поскольку половину мощностей придется останавливать.

Не выдержав конкуренции, в течение 3–5 лет разорятся до 200 региональных заводов, из них 65–70 – сыродельные. Как следствие, рабочих мест в животноводстве станет существенно меньше, и возрастет социальная напряженность на селе. Поэтому, чтобы сохранить поголовье скота и удержать потребление отечественной молочной продукции, необходимо выделять по 26–29 млрд. руб. ежегодно.

Под угрозой окажутся и масложировые предприятия, которые тоже могут закрыться из-за сокращения объемов производства. Отечественное подсолнечное масло рискует утечь из наших магазинов из-за сокращения пошлины на экспорт семян подсолнечника. Минсельхоз пока что не уточнил объем господдержки на производство растительного масла глубокой переработки, но очевидно, что в течение как минимум 5 лет солидные субсидии понадобятся и здесь.

Несладко придется и производителям российского свекловичного сахара. Раньше государство защищало их с помощью плавающей пошлины, которая корректировалась относительно мировых цен. По договоренностям с ВТО вводится плоская шкала: импортная пошлина на сахар-сырец будет постоянной – на уровне 140 долларов за тонну. Таким образом, тарифная защита отечественных производителей падает на 25%. Плюс к тому снижаются пошлины на сахаросодержащие сиропы, которые и без того создавали конкуренцию российскому сырью в последние годы. Этой отрасли требуется выделять по 25 млрд. руб. ежегодно. Список можно было продолжить, но картина, думается, уже ясна.

Помогут ли миллиарды

Помогут ли все эти миллиарды – пока вилами на воде писано. Украина, например, ставшая членом ВТО еще в 2008 году, тоже столкнулась с этими проблемами и поначалу пыталась решить их схожими альтернативными вариантами спасения некоторых отраслей за счет господдержки. Однако результата это не дало, и в сентябре прошлого года Киев заговорил о необходимости пересмотра тарифных обязательств на целый ряд товаров, в частности, на свинину и сахар. Иначе украинские аграрии просто не выдерживают конкуренции. Сейчас на Украине специальная межведомственная группа готовит перечень товаров, которые необходимо защитить. Однако, судя по тому, как идет работа, согласовать список непросто. А ведь предстоит еще обсудить предложения Киева со всеми заинтересованными сторонами в ВТО.

Научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин убежден, что Россия повторит не только опыт Украины, а скорее, даже Киргизии. По словам ученого, Москва так стремилась в ВТО, что приняла все ее условия. «Но при этом до присоединения не была модернизирована экономика, подсчеты и оценка последствий также не были осуществлены. У нас даже подготовленных юристов нет, которые бы могли разрешить торговые споры, а ассоциации бизнесменов сформированы вообще не по нормам ВТО. Поэтому ущерб будет катастрофическим», – рассказал «НИ» г-н Делягин.

Цена вопроса специалистов, надо сказать, не очень-то смущает. Как рассказал «НИ» ведущий эксперт Центра развития Дмитрий Мирошниченко, расходы государство потянет, поскольку «средства, которые необходимо будет выделить на АПК, – не принципиально большая сумма по сравнению с тем, что тратится на силовиков». По словам г-на Делягина, если государство действительно захочет поддержать аграриев, то вопроса о нехватке средств для финансирования не должно быть, даже несмотря на тревожные прогнозы второй волны кризиса. Другое дело, что обещанные миллиарды, по словам г-н Делягина, лишь отсрочат окончательный развал отечественного АПК, но никак его не отменят. «Объем поддержки сельского хозяйства уже к 2014 году должен сократиться практически вдвое, а это исключает вообще существование этой отрасли экономики в России», – считает экономист.

Школы мысли

В этой ситуации неизбежно встает вопрос: кого спасать, а кому дать уйти в небытие. У властей ответа пока, судя по всему, нет. По крайней мере, ровно неделю назад замминистра экономического развития Андрей Клепач признал, что правительство пока не пришло к согласованному решению по вопросу защиты отраслей экономики в связи с вступлением страны в ВТО. Между тем сроки поджимают: отсчет переходному периоду будет дан в России уже в середине лета.

Дискуссия о том, что нужно поддерживать, а что нет, бесконечна, считает генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько. «Существует две «школы мысли». Первая выступает за то, что оказывать поддержку нужно лишь эффективным предприятиям и отраслям, которые уже сегодня конкурентоспособны. Это, например, производство зерна, масличных культур, – рассказал «НИ» специалист. – Другая «школа» считает, что спасать нужно социально значимые отрасли для обеспечения продовольственной безопасности».

По словам эксперта, на деле все еще сложнее: многие изначально относительно отсталые отрасли со временем становятся конкурентоспособными. «Типичный пример – птицеводство. Еще десятилетие назад оно находилось в плохом состоянии, затраты были высокие. Но после того как птицеводам помогли, они вышли вполне себе на уровень», – рассказал г-н Рылько. Второй пример, который он привел, – выращивание риса на юге России. Казалось, что мы всегда будем проигрывать таким странам, как Вьетнам, где урожай собирается по два раза в год. Но теперь отечественный рис уже идет на экспорт. Эксперт отмечает, что кроме эффективности и перспектив, государство должно еще учитывать и такие аспекты, как уровень занятости и жизни на селе, контроль сельской территории. А это часто требует специальной господдержки, не считая субсидий на производство.

По словам директора Аграрного центра МГУ им. Ломоносова Сергея Киселева, в сельском хозяйстве есть ряд отраслей, которые не выдержат конкуренции в новых условиях. «Поэтому так важно, чтобы государство правильно определило приоритетные направления своей поддержки. Например, производство свинины. После вступления в ВТО при нулевой пошлине импорт увеличится в разы. Поэтому именно этой отрасли поддержка государства остро необходима, в отличие от зерновых производителей, которые, помимо того, что удовлетворяют внутренний спрос, еще и экспортируют свою продукцию», – подчеркнул «НИ» г-н Киселев.

Продовольственная опасность

В связи с нашим вступлением в ВТО самое время вспомнить и о Стратегии продовольственной безопасности, которая была утверждена президентом Медведевым не далее как в январе 2010 года. «Стратегической целью продовольственной безопасности является обеспечение населения страны безопасной сельскохозяйственной продукцией, рыбной и иной продукцией из водных биоресурсов… и продовольствием. Гарантией ее достижения является стабильность внутреннего производства, а также наличие необходимых резервов и запасов», – говорится в документе.

Критерием служит удельный вес отечественного продовольствия в общем объеме товарных ресурсов (с учетом переходящих запасов) внутреннего рынка. Прописаны в Стратегии и пороговые значения, ниже которых доля тех или иных продуктов, произведенных в самой РФ, на российском рынке опускаться не может. Интересные, надо признать, цифры. Например, на отечественные растительное масло, сахар и рыбную продукцию должно приходиться не менее 80% рынка, на «родное» мясо и мясопродукцию, а также на пищевую соль – не менее 85%, на молоко и молочные продукты собственного производства – не менее 90%, на картофель и зерно – не менее 95%. В целый ряд этих показателей мы не можем вписаться и сегодня, что уж говорить о временах, когда начнется нашествие импорта.

По словам г-на Рылько, с цифрами в Стратегии можно поспорить. «Часто продовольственную безопасность отождествляют с уровнем самообеспеченности тем или иным продуктом, а ведь это далеко не одно и то же. На деле под продовольственной безопасностью можно понимать способность государства без рисков накормить население качественной и относительно недорогой продукцией. И это не противоречит задачам наращивания аграрного экспорта», – рассказал эксперт. По его мнению, учитывая размеры нашей страны, очевидно, что намного выгоднее экспортировать зерно с юга России и импортировать в отдаленные регионы, например, Магаданскую область, продукцию из Калифорнии, нежели везти ее из Европейской части России. «В этом смысле продовольственная безопасность не противоречит эффективности», – убежден специалист.

Эксперт реального сектора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников убежден: цифры в Стратегии должны отвечать действительности, а этого на деле нет даже сейчас. Например, 85% отечественного мяса на рынке – это, по его словам, «явный перебор». «На мой взгляд, эти цифры необходимо пересматривать детально не реже, чем раз в 5 лет, и уточнять минимумы, которые отвечают действительности», – считает экономист. И вступление в ВТО, очевидно, заставит власти взглянуть на эту проблему по-новому.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter