Рус
Eng
Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев

Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев

26 января 2016, 00:00
Экономика
Георгий СТЕПАНОВ
Российская экономика все глубже погружается в пучину кризиса. Наиболее наглядно это демонстрирует динамика курса рубля, который в начале года продолжает свое падение по отношению к доллару и евро. Накануне Росстат оценил спад ВВП по итогам 2015 года в 3,7%. Ничего хорошего не сулят и прогнозы как российских экономическ

– Спад ВВП по итогам года – 3,7%. Могло быть хуже или хуже уже некуда?

– Наш институт прогнозировал до минус 4%. Но и эти 3,7% – очень плохой результат. Достаточно вспомнить, что официальный прогноз на 2015 год по ВВП, на основании которого принимался федеральный бюджет, был плюс 1,2%. Это уже потом, естественно, он много раз пересматривался в течение года в сторону понижения.

– Можно ли было избежать такого спада и что для этого надо было делать?

– Избежать можно было бы, если бы правительство еще несколько лет назад приняло соответствующие меры. А вот когда экономика уже отягощена грузом накопившихся диспропорций, трудно что-либо изменить кардинально. Я имею в виду несбалансированность сырьевого и обрабатывающего секторов экономики, государственного и частного капитала, социальной и бюджетной сферы. Теперь же, конечно, определенными действиями можно уменьшить темпы этого спада, но все равно кризиса уже не избежать. Мы обречены на него именно потому, что слишком много проблем накопилось в экономике, все слишком запущено. В последние годы нам уже не помогали даже высокие цены на нефть. Достаточно вспомнить, что темпы роста ВВП по итогам первого полугодия 2014-го составляли 0,8%. Напомню, что тогда баррель нефти стоил больше 100 долларов, никаких серьезных секторальных санкций еще не было, но экономика уже фактически не росла. Если бы в свое время правительство осуществило структурные реформы, смогло бы слезть с «нефтяной иглы», провести пенсионную реформу, если бы доля малых предприятий у нас составляла не 24% от всех хозяйствующих субъектов, как сейчас, а хотя бы 50%, то нынешнего структурного и, по сути, рукотворного кризиса не было бы.

– С какими наибольшими рисками экономика может столкнуться в ближайшей перспективе?

– Глобальный риск в том, что экономический кризис может принять длительный, затяжной характер. Два календарных года в кризисе – это уже серьезно. Но я бы еще выделил риск снижения жизненного уровня, более значительного, чем в 2015 году. Прошлый год был первым в XXI веке, когда реальные располагаемые доходы населения ушли в минус. Сейчас уже очевидно, что в 2016-м ситуация будет еще хуже.

– Всех волнует курс рубля. Насколько логично то, что с ним происходит? Возможно, властям стоило бы не отпускать рубль в свободное плавание, а наоборот, активно вмешаться в ситуацию, чтобы пусть искусственно, но затормозить обвальное падение национальной валюты?

– Тут надо просто анализировать ситуацию с точки зрения того, какие факторы предопределяют ослабление рубля. Очевидно, что цены на нефть останутся в обозримой перспективе низкими. Санкции не отменят. Мировые макроэкономические реалии тоже ничего хорошего нам не предвещают. Федеральная резервная система США продолжит свою политику повышения ставки. Против лома нет приема, окромя другого лома, как говорится. Так вот, у властей, у Центробанка этого другого лома нет. Да, с точки зрения макроэкономики определенные возможности сохраняются. Однако на цены на нефть Россия практически никак не влияет, равно как на санкции и политику ФРС. Можно было бы, конечно, еще посопротивляться, «попалить» золотовалютные резервы, выражаясь модным словом. На определенный период это, возможно, и поддержало бы рубль, но потом он непременно упадет до еще более низкой точки.

– И до какого уровня может упасть рубль?

– Курс преодолел психологический рубеж в 80 рублей за доллар. Это антирекорд, причем очевидно, что долговременная тенденция на понижение сохранится. Она предопределена четырьмя основными факторами: ценой на нефть, макроэкономикой, санкциями и политикой ФРС США. В среднесрочной перспективе никуда они не денутся. Более высокие цены на нефть помогут лишь смягчить ситуацию, не допустить обвального падения. Но макроэкономика останется слабой. Не может быть при слабой экономике сильного, укрепляющегося рубля. Санкции тоже не отменят, ФРС будет повышать ставки. Так что предела падению рубля фактически нет. Но, по нашей оценке, среднегодовой курс рубля будет близок к нынешнему уровню – 80 – 80 с небольшим за доллар. Мы не разделяем прогнозы, которые сейчас звучат, что доллар будет стоить 200 рублей и более. Другое дело, что рубль будет ослабевать и дальше, в том числе и в следующем году.

– Существуют ли сейчас какие-то драйверы роста российской экономики, или все надежды связаны исключительно с тем, что нефть рано или поздно начнет снова дорожать?

– По замыслу правительства, как я понимаю, таким драйвером должно было стать импортозамещение. В определенных отраслях оно сработало, но проблема в том, что таких отраслей крайне мало. Это химическая, пищевая, фармацевтическая промышленность. Вот и все, по сути. Кто-то в данной ситуации весьма неплохо себя чувствует, но в целом экономика оказалась не готова к импортозамещению. Если посмотреть, скажем, на фармацевтику с ее успешным опытом конкурентоспособности, то там было реализовано достаточное количество проектов с участием зарубежного капитала, там соблюдались определенные требования по локализации производства. Поэтому в отраслевом разрезе есть кое-что позитивное. Но это – капля в море. Повторяю: нужны структурные реформы. Конечно, они нас не спасут моментально, но хотя бы дадут надежду на то, что года через четыре экономика перейдет к устойчивому росту. В противном случае мы увязнем в кризисе на многие годы.

– Что сейчас стоит делать среднестатистическому россиянину на потребительском рынке – сберегать деньги, копить их, тратить на покупки, приобретать валюту?

– Ну, не стоит забывать, что рубль как национальную валюту у нас никто не отменял и отменять не собирается. Конечно, спускать на доллары и евро последние рубли, тем более в период значительной девальвации, неправильно. С другой стороны, если у вас есть стабильные рублевые поступления, если вы уже купили все, что хотели, и если вам хватает средств на сбережения, то в такой ситуации стоит прикупить валюту. Наверняка вы останетесь в выигрыше, ведь тенденция к ослаблению рубля сохранится, судя по всему, надолго.

СПРАВКА «НИ»

НИКОЛАЕВ Игорь Алексеевич – директор Института стратегического анализа ФБК. В 1984 году окончил экономический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, где затем работал научным сотрудником. В 1990–2000 годах на госслужбе: Госкомитет РСФСР по делам науки и высшей школы, Министерство науки России, аппарат правительства РФ, МПС России. В 2000 году пришел на работу в аудиторско-консалтинговую компанию ФБК, где в настоящее время является партнером. Опубликовал около 300 работ в научных и деловых изданиях на экономические темы. Доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter