Рус
Eng

Мерзость запустения: в Ленинградской области утрачено более трети сельхозземель

Мерзость запустения: в Ленинградской области утрачено более трети сельхозземель
Мерзость запустения: в Ленинградской области утрачено более трети сельхозземель
25 ноября 2019, 15:36Экономика
Огромные пространства с некогда плодородной почвой зарастают борщевиком, а люди, которые когда-то там работали, бегут в города

Ленинградская область традиционно находится в тени Санкт-Петербурга, но когда-то кормила овощами, особенно огурцами и картошкой, весь Ленинград. Сейчас огромная территория региона, ее сельскохозяйственные земли, зарастают всякой гадостью типа борщевика. Эти земли будет крайне тяжело восстановить для прежних надобностей. А есть ли у властей такое желание?

Евгений Колесников, Ленинградская область

Начнем с того, как в Ленобласти происходила приватизация земли в начале-середине 90-х. Кратко. Есть колхоз-совхоз. Из всех его сотрудников-работников делали так называемых пайщиков. Потом особо предприимчивыми товарищами земельные доли выкупались буквально по цене бутылки водки. И вот возникал монополист – юридическое лицо или частное, - по-разному бывало. Главное, такое впечатление, что делалось это из принципа – «пусть будет». Ну, или огромная недвижимость на этой земле начинала строиться. Реально с советского времени большой частью сельзохзземли в Ленобласти, а там росло всё, что угодно, никто не занимается. Сейчас ситуация стала критической – такую землю надо регулярно «облагораживать», то есть распахивать, а на нее забили болт. Многочисленные сельхозугодия Ленобласти могут пропасть навсегда. Сейчас это мертвая земля, плодородить ей сложно.

Вся земля – не крестьянам?

Как не относись к Советскому Союзу, но это была аграрная страна. Соответственно была развита система развития сельского хозяйства и животноводчества. В Ленинградской области были многочисленные колхозы и совхозы, которые давали огурцов, помидоров, редиски, капусты, свеклы, лука столько, что хватало на весь Ленинград. Ну, и на свой регион, конечно. Если бы тогда сказали, что в питерских магазинах будет картошка из Египта, никто бы не поверил – смех, да и только. Про молочные продукты и не говорю, но сейчас не о них.

На прошлой недели корреспондент «НИ» побывал в нескольких местах, где были «селообразующие» колхозы – в п. Георгиевское (Тосненский район Ленобласти), д. Лампово (Гатчинский район Ленобласти), п. Сиверский и п. Дружноселье того же района. Удалось найти местных, которые еще помнят былое величие. Они, махнув стакан водки, буквально сразу рыдают: «У нас тут в Георгиевском выращивались все доступные культуры, техника была для этого, всё оснащено. Вся тяжелая техника была. Были и приезжие из ветврачей и механизаторов, но в основном трудились местные, все были заняты. Село полноценное было, с клубом, как полагается. Ну и коровы были, само собой. Проблемы начались в 1992 году. Всем колхозникам предложили стать пайщиками колхозной земли. Ну мы ж наивные идиоты, такие непуганые. Ни хрена в этом не понимаем. Новый хозяин, главный акционер, из Питера, стал быстренько распродавать имущество – тракторы, прежде всего. Начались сокращения, а паи наши – говорит, продайте мне, я лучше знаю, как использовать землю. Ну и продали, кто за копейку, кто за бутылку. В 1996 году от колхоза ничего и не осталось. И сейчас от поселка тоже почти ничего не осталось – людям остается только пить, воровать и быстрее умирать».

Бывшие классные сельхозугодья даже не застроены сейчас ничем – стоит такое заросшее фиг знает чем поле, русское поле, как пелось.

Мнение

В этом году, к сожалению, скончался Валентин Пашинский, гендиректор ассоциации «Ленплодовощ», председатель обкома профсоюза работников агропромышленного комплекса Ленобласти, который глубоко переживал утрату сельхозземель в регионе. Он с болью говорил корреспонденту «НИ»: «Тут уж не секрет, что советское наследие в сельском хозяйстве почти утрачено, это касается далеко не только Ленинградской области. Земля пустует и только волевые решения государства могут переломить ситуацию. К сожалению, помимо утраты совхозов людям не дают работать на земле. Вся земля крестьянам – лозунг не утративший актуальности. Не слишком благосклонны к фермерам и банки – кредиты абсолютно нереальные. Получилось, что колхозы закрыли, а частным фермерам никак не помогают раскрутиться, встать на ноги. А больше всего в этой ситуации страдает земля – она просто утрачивает свои функции и превращается из земли в территорию».

Справка «НИ»

Согласно данным Управления федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ленинградской области, площадь пахотных земель в Ленинградской области составляет 359,7 тыс. га. По данным Петростата, в 2019 году посевные площади по итогам весеннего сева в хозяйствах всех категорий составили 237,6 тыс. га, 100,4 % к уровню 2018 года – 236,6 тыс. га. Не используется в сельхозобороте – 123,1 тыс. га (34,22% от пахотных земель региона или 1,46% от общей площади Ленинградской области, которая составляет 8 390 800 га).

В деревне Лампово все то же самое в принципе. Был мощный совхоз. Его не стало в 1994 году. Местные, что не спились, ездят на работу: или в поселок Сиверский, но это для женщин, сфера услуг; или в Питер, мужчины, уж там, кто что может. Деревня, само собой, выглядит депрессивно, это не новость для русской глубинки. А что касается бывших сельхозземель, то они буйно заросли борщевиком. Это крайне мерзкое растение – вымахивает быстро и до двух метров высотой, а еще ядовитое. Задев его, обжигаешься, и рана требует медицинской помощи. В СССР ходила легенда, что семена борщевика забросили нам назло американцы, ну как колорадского жука.

Так или иначе, в Лампово с ним никто уже давно не борется – борщевик теперь – главная культура местных полей. Жительница Лампово Екатерина рассказывает, как было раньше и как ныне: «Земля тут использовалась для больших клубничных плантаций, огурцы растили в теплицах таких больших, длинной в сто метров каждая, картофель – это уж конечно, ну и овес – уже для скотины. Как пошла приватизация земли, так у нас и отняли всю работу. Мужики спивались, бабы вешались. Кто хоть что-то мог физически, умотал в Питер. Вариантов не было. Люди пропали в деревне. Чем живем? Да пенсиями только. Что-то еще растим на участках своих. Мне хватает, а вот внучка уехала в город, снимает комнату, работает официанткой. Говорит: «Никогда сюда не вернусь». Я ее понимаю, конечно».

Да, вместе с потерянной колхозной сельскохозяйственной землей теряются и люди. Земля – есть деньги, нет земли – средств к существованию в деревне не остается.

Взять, да и изъять

А что власти Ленобласти? Для начала расскажем довольно любопытную историю из 2015 года. Тогда местное правительство потребовало выставить на торги 906 га сельхозземель, потому что бенефициаром компании-собственника является …виргинский оффшор. Земля в Гатчинском районе, а конкретный ее владелец и находящегося на ней совхоза и племенного завода «Лесное», - миллиардер Захар Смушкин. Обоснование для иска, который, по сути, готовили не чиновники, а областная прокуратура, в том, что «Лесное» - более чем на 50% предприятие с иностранным капиталом. А это противоречит закону об обороте российских земель сельхозназначения. Но Арбитражный суд, что любопытно, в иске правительству Ленобласти отказал. Да, бывает и такое, что в противостоянии бизнеса и власти суд принимает сторону первого. Особенно, если бизнесмен – это не закредитованный фермер, а лощеный миллиардер.

А в августе этого года Минсельхоз сделал вообще интересное предложение - изымать неиспользуемые сельхозземли по факту выявления брошенных участков. Пока же для изъятия Россельхознадзор вынужден фиксировать нарушения в течение трехлетнего срока после обнаружения. Да и то – слишком уж много декоративного в таком мониторинге. Минсельхоз же ныне предлагает «изымать участки, не используемые в течение трех лет до момента выявления нарушения» - а бдить это дело в динамике в прожекте будет Россельхознадзор. По нашим данным, данное довольно революционное предложение лоббировалось еще с 2017 года при некотором участии как раз правительства Ленобласти. Пока оно не принято, но, как кажется, всё к тому идет.

Корреспондент «НИ» беседовал несколько лет назад с вице-губернатором Ленобласти Сергеем Яхнюком, который курировал, в частности, аграрный комплекс региона. Образование профильное – Ленинградский сельхозинститут, специальность «агрономия». Еще тогда он весьма активно предлагал лишать частников сельхозземли, которая пришла у них в негодность. Просто потому что если землю запустить на какой-то срок, то можно никогда уже не восстановить. Поднятой целины не получится. Чиновник даже ввел на этот счет термин – «неэффективный собственник земли». Сейчас Яхнюк депутат Госдумы, член комитета по аграрным вопросам, насколько нам известно, тоже причастен к предложению Минсельхоза.

Есть и ярые противники потенциального закона. Так, известный в Ленобласти предприниматель Иван Сергиенко рассказал нашему корреспонденту, что видит в этом потенциальном законе грядущее «раскулачивание»: «Как досталась земля конкретному частнику – неважно уже, главное, у него есть все законные права на конкретный участок. Мы что, теперь хотим нарушить право частной собственности? Я вот часть бывшей сельхозземли использовал под строительство гостевых домиков, мини-гостиничный комплекс такой получился для охотников. У меня это доходное дело. И что – отнять это всё? На каком-таком основании?! И разве будет государство реально распахивать, засеивать эту землю? Да не верю! Перепродадут потом каким-то своим людям, которые там замки и дворцы себе построят».

Мнение

Игорь Бойко, предприниматель из Гатчинского района Ленобласти, фермер:

- Земля сельскохозяйственного назначения в регионе действительно гибнет. У нас тут в микрорайоне обрабатывается буквально клочок – всего двумя «ростсельмашами». Можно, конечно, государству сказать обществу – берите землю, люди, бесплатно, только обрабатывайте. Так ведь никто не возьмет. Урбанизация вытравила дух крестьянства. Вон как с дальневосточным гектаром получилось – никому он не нужен. Бесплатно не нужен! С землей надо уметь работать, а уже мало, кто умеет. Да и любить ее надо – это вам не даче розу высадить, тут каторжный ежедневный труд.

Мнение

Сергей Егоров, юрист, специализирующийся в том числе на земельном праве:

- Властям необходимо действовать строго в рамках закона, а не запугивать собственников земли отнятием. Не буду говорить о сельском хозяйстве, тут я не эксперт. Но что касается земельного права, то четко понимаем – земли были получены нынешними собственниками с полным соблюдением тогдашнего российского законодательства. «Грабительская приватизация» - это уже оценочный термин, не юридический. Можно и так сказать, но таков уже закон. Знаю, что сейчас некоторые собственники бывшей сельскохозяйственной земли озабочены планами властей Ленобласти по «раскулачиванию» и готовят иски в суд.

25 тыс. га бывших земель планируется вернуть сельскому хозяйству к 2024 году

Также «Новые известия» задали два вопроса представителям комитета агропромышленного комплекса правительства Ленобласти: как власти региона борются с тем, что советские сельхозземли зарастают, приходят в негодность?; как происходит взаимодействие власти с частными владельцами сельхозземель, у которых они утрачивают свои функции?

На наш запрос правительство региона дало следующий официальный ответ, приводим полностью: «Программа по вовлечению в сельскохозяйственный оборот неиспользуемых по целевому назначению земель, реализуемая в Ленинградской области, предполагает широкий комплекс мероприятий в рамках предоставления государственной поддержки:

1). Субсидии на возмещение части затрат на развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения, включая культуртехнические работы (работы по возвращению в строй заросших растительностью земель), капитальный ремонт и реконструкцию мелиоративных систем, в целях обеспечения стабильности сельскохозяйственного производства и плодородия почв в условиях изменения климата и природных аномалий, повышения продукционного потенциала мелиорируемых земель и эффективного использования природных ресурсов.

Объем работ по культуртехническим мероприятиям с начала действия программы с 2014 года составил 13,756 тыс. га (2014 – 1387 га, 2015 г. – 2245 га, 2016 г. – 2810 га, 2017 г. – 2171 га, 2018 г. – 3143 га, 2019 – 2000 га), по реконструкции мелиоративных систем за 6 лет составит около 8,5 тыс. га (2014 г. – 282 га, 2015 г. – 540 га, 2016 г. – 761 га, 2017 г. – 1106 га, 2018 г. – 1112 га, 2019 – 4749 га).

2). Субсидии бюджетам муниципальных образований и сельскохозяйственным товаропроизводителям Ленинградской области в целях проведения кадастровых работ по образованию земельных участков из состава земель сельскохозяйственного назначения.

В 2019 году бюджетам 8 муниципальных образований на постановку 10,8 тыс. га земель на кадастровый учет предоставлены субсидии из областного бюджета Ленобласти в размере 18,3 млн рублей. На 2020 год проведен отбор муниципальных образований. На постановку на кадастровый учет почти 4 тыс. га (3 961) из областного бюджета планируется выделить 13,2 млн рублей субсидий. С учетом прогноза развития агропромышленного комплекса на ближайшие шесть лет, до 2024 года, Ленобласть планирует вовлечение в оборот выбывших сельскохозяйственных угодий общей площадью 25 тыс. га.

Для обеспечения соблюдения землепользователями требований земельного законодательства, контроля за использованием земельных участков по целевому назначению, органы местного самоуправления региона осуществляют муниципальный земельный контроль, взаимодействуя в данном вопросе с Управлением Россельхознадзора по Санкт-Петербургу, Ленинградской и Псковской областям, осуществляющим надзор за целевым использованием земель сельскохозяйственного назначения».

Что ж, как видим, региональные власти выделяют немалые деньги, дабы устроить сельскохозяйственной земле камбэк. Однако пока эти усилия – капля в море, ведь по-прежнему около трети сельхозземли Ленобласти не используется по назначению. В абсолютных цифрах - 123,1 тыс. га – колоссальная цифра. Но что еще хуже – вместе с плодородной почвой неумолимо утрачиваются и кадры, способные на ней работать.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter