Рус
Eng
«Зеленая стратегия» ЕС: торговые барьеры или новое международное сотрудничество?

«Зеленая стратегия» ЕС: торговые барьеры или новое международное сотрудничество?

24 августа , 13:58Экономика
Страны ЕС в минувшем декабре официально объявили о начале реализации стратегии декарбонизации своей экономики, чтобы к 2050 г достичь полной климатической нейтральности. Достигнут ли – это вопрос отдельный.

А вот как сам процесс скажется на экономических связях России и Европы, на наших бизнес-контактах – актуально уже сегодня. Мир изменился, и только совместно необходимо искать эффективные ответы на новые вызовы развития, и именно таких действий ждет от нас бизнес, считает Президент ТПП РФ Сергей Катырин.

Об актуальной проблематике рассуждает региональный представитель ТПП РФ в странах Бенилюкса и во Франции Елена Медведева.

Дорожная карта «European Green Deal», сообщает Елена Медведева, подразумевает масштабную перестройку экономики для достижения углеродной нейтральности, нулевого уровня выбросов парниковых газов. Будет комплексно пересмотрено законодательство на уровне ЕС и стран-членов соответственно; изменения коснуться практически всех сфер экономики. Научные разработки и инновационные проекты в области декарбонизации и снижения «углеродного следа» во всех отраслях промышленности получат «зеленый свет» и финансовую поддержку. Общий планируемый бюджет на перестройку экономики составит более 1 трлн. Евро до 2030 г.

Есть общее понимание большинством стран ЕС того факта, что, несмотря на общий глубокий мировой экономический кризис, вызванный пандемией, экономика Евросоюза не должна восстанавливаться на старых принципах, даже если это потребует значительных финансовых затрат. Таким образом, «зеленая стратегия» становится ключевым элементом экономического восстановления Евросоюза.

Процесс идет быстро. К июлю 2020 г. уже подготовлен ряд стратегических дорожных карт и отдельных стратегий, а именно: новая индустриальная стратегия, проект климатического закона, водородная стратегия, стратегия по интеграции секторов в энергоснабжении, дорожная карта по изменению приоритетов в транспорте (электромобили), дорожная карта по борьбе с выбросами метана. Все это отражает серьезность намерений и глубину ожидаемых перемен в торговых отношениях с учетом, прежде всего, новых стандартов экологического качества продукции.

Какие же сигналы получает российский бизнес и на что следует обратить внимание? В целом, с учетом мирового масштаба важности экологической повестки, тема новых стандартов в торговле в ближайшее время будет тестировать на прочность и адаптивность наши бизнес-отношения с ЕС.

Ужесточение экологических стандартов в промышленном производстве в ЕС снизит конкурентоспособность ее продукции и ослабит положение европейских компаний. Следует ожидать, что урегулировано данное неравенство будет путем введения механизмов налоговой компенсации при поставках товаров из третьих стран в ЕС.

Очевидно, что риски регуляторной непредсказуемости будут влиять на бизнес-стратегию наших экспортеров. Полагаю, что временно повысятся торговые барьеры и снизятся объемы экспорта. Вопрос: как надолго? Думается, как минимум, на период согласования новых стандартов и методологий учета углеродного следа, признаваемых обеими сторонами, то есть ЕС, с одной стороны, и другими странами, работающими в рамках ВТО, – с другой. Совместные проекты в области «зеленой энергетики» получат импульсы к развитию, также, возможно, будут открыты новые возможности в области научного сотрудничества и образования.

При этом беспокойство вызывает сегодняшнее отсутствие согласованных действий в общем поле мировой торговли по вопросу об «углеродном следе» при производстве любых видов продукции.

Так, в ЕС идут обсуждения относительно введения трансграничного углеродного налога. Согласно опубликованной в марте 2020 г. дорожной карте «Сarbon border adjustment mechanism” (CBA) необходимость учета углеродного следа имеет место в тех случаях, когда производство продукции переносится из ЕС в другие страны с более низкими амбициями по сокращению выбросов или когда продукция ЕС заменяется более углеродоемким импортом.

Основной причиной разработки этой инициативы является опасение, что все усилия ЕС по перестройке собственной экономики на пути к полной декарбонизации будут обесцениваться импортом продукции с высоким содержанием «углеродного следа».

По заявлениям Еврокомиссии, правовая и техническая осуществимость введения углеродного налога должна быть тщательно оценена, в том числе относительно соответствия правилам ВТО, заключенным торговым соглашениям и другим международным обязательствам ЕС.

Есть мнения, что, возможно, нужно сначала создать международный климатический альянс на площадке ВТО, где бы все торговые партнеры разделяли позицию ЕС и, таким образом, не создавались бы дополнительные торговые барьеры. Стоит также обратить внимание на то, что развивающиеся страны могут подпасть под неравноправные правила ведения торговли по сравнению с развитыми государствами с учетом объективного фактора их высокой углеродной эмиссии при производстве своей продукции.

Российской экономике изменения в регуляторном и налоговом поле ЕС (речь о плате за «углеродный след») могут принести, по оценкам ведущих мировых консалтинговых агентств и российских экономистов, потери в миллиарды долларов. Ожидаемо также, что в случае быстрого введения новых углеродных платежей экспортные возможности будут снижены, а возможные длительные судебные разбирательства в рамках ВТО приведут к замедлению и торможению процесса восстановления мировых производственно-сбытовых цепочек, которые и так пострадали в период карантина.

Но вот риски третьих стран, полагаю, будут более высокими, так как темпы объявленной «зеленой» модификации в законодательстве и регуляторном поле ЕС потребуют слишком быстрой адаптации и больших финансовых затрат, что в ближайшее время может оказаться проблематичным, так как не во всех странах есть подготовленная база и введенные в действие эффективные и работающие климатические стратегии.

Торгово-промышленные палаты европейских стран участвуют в обсуждении дальнейших шагов и технических деталей начавшейся работы. Перед нами стоит очень серьезный вызов, в одностороннем порядке на него не ответить, убеждены в ТПП РФ.

Действительно, международное сотрудничество по восстановлению мировой экономики с учетом экологической составляющей должно опираться на сбалансированный подход сторон и общий диалог по всем новым инструментам, которые государства предлагают вводить в систему мировой торговли с тем, чтобы предотвратить создание новых рукотворных барьеров и максимально быстро выйти из кризиса.

Иначе никак.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter