Рус
Eng

The Bell: из-за санкций на Вексельберга может пострадать Сбербанк

The Bell: из-за санкций на Вексельберга может пострадать Сбербанк
The Bell: из-за санкций на Вексельберга может пострадать Сбербанк
23 апреля 2018, 19:27Экономика
О других жертвах новой волны американских санкций в самой Америке пока ничего неизвестно

Еще до санкций совладелец «Реновы» Виктор Вексельберг стал при участии Сбербанка и его руководителя Германа Грефа одним из инвесторов американского венчурного фонда SBT Venture Capital II.

Этот фонд был сформирован осенью 2017 года, его объем составил $75 млн. Около 20% от требуемой суммы дал в итоге сам Сбербанк, остальное – в основном российские частные инвесторы, включая Вексельберга и владельца «Новатэка» Леонида Михельсона.

И вот Вексельберг оказался под персональными санкциями США, став «токсичной» фигурой для любого фонда или компании на Западе. Теперь его счет заморожен, а фонд должен избавиться от доли Вексельберга, то есть скорее всего, продать ее с большим дисконтом.

Всего в американские фонды Вексельберг уже инвестировал порядка $1 млрд, , а по сообщению гентства Reuters, в результате санкций в разных странах были заморожены долларовые счета компаний, связанных с «Реновой», на $1,5-2 млрд.

Оказалось, что SBT Venture Capital II – не единственная венчурная инвестиция Вексельберга. Еще в 2000 году «Ренова» инвестировала в американский фонд Columbus Nova Technology Partners (CNTP) с активами в $2 млрд, который оставался в числе ее активов до тех пор, пока ее сайт из-за санкций не был заблокирован. Под управлением группы было около $350 млн., а партнер этого фонда - сын Вексельберга Александр, как и остальные члены семьи Вексельберга, является гражданином США.

Кроме того, CNTP возглавляет двоюродный брат Вексельберга – гражданин США Эндрю Интрейтер.

Интрейтер, который раньше не был замечен в щедрых пожертвованиях политикам, перечислил $250 тыс. на инаугурацию Трампа, что дало ему право быть на закрытых мероприятиях, в том числе с участием членов «будущего кабинета».

Другими спонсорами Трампа стали давний партнер Вексельберга Леонард Блаватник, который не пожалел на инаугурацию $1 млн, и Семен Кукес, который в свое время возглавлял нефтекомпанию ТНК, совладельцем которой была «Ренова». Сам Вексельберг тоже был на церемонии. Санкции против Вексельберга ставят CNTP в очень сложное положение, поскольку деньги в нем Вексельберга, а сотрудники – граждане США, которые теперь должны уволиться.

Кроме Вексельберга инвестициями в стартапы увлекался и его товарищ по несчастью, также оказавшийся под санкциями, Сулейман Керимов. В 2008 году он едва не разорился из-за того, что все поставил на американские и европейские «голубые фишки» (после банкротства Lehman Brothers мировой рынок акций рухнул), а в последнее время Керимов снова начал вкладывать деньги на Западе – на этот раз в технологические стартапы, такие, например, как сервис по распознаванию музыки SoundHound со штаб-квартирой в Калифорнии. Если Керимов инвестировал в стартапы напрямую, его доли в них должны быть заморожены, а если через какой-либо фонд, то заморозка будет, только если Керимову принадлежит больше 50% фонда.

О венчурных инвестициях Олега Дерипаски на Западе изданию ничего неизвестно. Зато одним из самых активных инвесторов в крупнейшие мировые стартапы (начиная с Facebook) является USM Holding Алишера Усманова, которая инвестировала в китайских гигантов, вроде Alibaba или конкурента Uber Didi Kuaidi. Однако формально бизнес Усманова пострадать не должен, так доля в USM оформлена не на него.

Полностью здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter