Рус
Eng
«Турецкий поток» обмелел на глазах

«Турецкий поток» обмелел на глазах

22 декабря 2015, 00:00
Экономика
АРИНА РАКСИНА
Президент РФ Владимир Путин в ходе своей пресс-конференции на минувшей неделе заявил, что хотя Россия больше и не рассчитывает на строительство газопровода «Турецкий поток», возможности возобновить проект все же остаются. Правда, эксперты отмечают, что условия, названные российским лидером, заведомо невыполнимы для тур

Газопровод «Турецкий поток» был успешен разве что в момент его объявления – в декабре 2014 года. После этого весь год проект продвигался крайне медленно – стороны долго не могли прийти к соглашению по ключевым вопросам, в частности, цены российского «голубого топлива» для Турции. И в итоге, после инцидента с российским самолетом Су-24, сбитым турецкими ВВС, и стремительного ухудшения двусторонних отношений проект оказался приостановлен. Об этом еще 3 декабря объявил министр энергетики РФ Александр Новак. Хотя позднее президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что это турецкая инициатива.

Впрочем, как отметил в беседе с «НИ» директор Института энергетической политики Владимир Милов, Турция никогда не демонстрировала большую заинтересованность в этом проекте: «С самого начала Анкара показывала, что без значительной скидки на поставки газа «Турецкий поток» ей не нужен». И это было в основном политическое решение российских властей – с тем, чтобы обойти проблемный в силу геополитической обстановки украинский транзит, заметил эксперт.

А теперь Владимир Путин потребовал, чтобы Еврокомиссия (ЕК) предоставила России письменные гарантии того, что «все маршруты, в том числе и возможный маршрут через Турцию в Европу, не только реализуем, но и является приоритетным, и Еврокомиссия будет его поддерживать. Если турецкие партнеры «Газпрома» принесут такую бумагу из Брюсселя, мы будем двигаться дальше. Но пока, к сожалению, этого не видно». И едва ли Россия когда-нибудь что-то подобное увидит, считают опрошенные «НИ» эксперты.

Напомним, что «Турецкий поток» был предложен Москвой в качестве замены «Южного потока», от которого Россия отказалась из-за препон со стороны Еврокомиссии, которая, по мнению нашей стороны, оказывала давление на Болгарию. Турция же, не являющаяся членом ЕС, должна была, по замыслу авторов проекта, оказаться свободной от этого давления.

Теперь же геополитическая ситуация повернулась таким образом, что Россия просит обеспечения гарантий от ЕК. Однако в настоящий момент ЕК не поддерживает ни один проект по доставке российского газа в Европу, а о «Турецком потоке» замглавы Еврокомиссии Марош Шефчович не раз высказывался предельно критически. Хотя бы потому, что, по заявлениям высокопоставленных представителей «Газпрома», Европа должна была самостоятельно озаботиться подводом инфраструктуры к намечавшемуся ранее газовому хабу на турецкой границе для обеспечения собственно потребления. «Стоит отметить, что большой очереди из желающих на том побережье Черного моря не выстроилось», – подчеркнул г-н Милов.

Но уже сейчас можно констатировать, что газовая рокировка Москве не удалась, и транзит через Украину, который планировалось снизить до минимума или даже вовсе отменить за счет сначала «Южного потока», а затем «Турецкого», останется с Россией еще надолго. Напомним, еще год назад глава «Газпрома» Алексей Миллер жестко заявлял об остановке украинского транзита после 2019 года. Но уже к осени позиция изменилась – российская монополия выразила готовность обсуждать с «Нафтогазом Украины» продление транзита. И Владимир Путин 17 декабря подчеркнул, что «не уверен, что нужно прерывать украинский транзит».

Но в любом случае отказ от «Турецкого потока» обойдется российской стороне в 400 млрд. рублей, уже вложенных в инфраструктуру газопровода на территории РФ. Впрочем, по мнению Владимира Милова, «Газпром» сравнительно с нефтяными компаниями не так много значит для бюджета: «На самом деле большая часть нефтегазовых доходов складывается за счет экспорта нефти, а не газа».

А турецкая сторона между тем активно ищет альтернативных поставщиков газа. В прошлом году потребление газа в Турции превысило 48 млрд. кубометров. Причем главным поставщиком являлась Россия – в 2013 году доля российского газа составляла 53%. Теперь же турецкие власти ищут новые возможности у ближайших соседей – Саудовской Аравии, Ирака, Ирана и Азербайджана. С последним даже была заключена договоренность об ускорении запуска Трансанатолийского газопровода (TANAP), по которому азербайджанский газ должен пойти в Европу. Впрочем, все эти альтернативы, во-первых, долгосрочные, а во-вторых, могут обойтись Турции слишком дорого.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter