Рус
Eng

Лишние люди

Лишние люди

22 сентября 2010, 00:00
Экономика
МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ
Число зарегистрированных в службах занятости безработных за последнюю неделю, по данным Минздравсоцразвития, уменьшилось на 1,2%. Это далеко не первая хорошая официальная новость, чиновники рапортуют об улучшении ситуации уже несколько месяцев подряд. Однако, по мнению независимых экспертов, рынок труда если и восстана

А как только перестанет действовать летний сезонный фактор, она опять начнет заметно расти. Если события пойдут по негативному сценарию, уровень незанятости, рассчитанный по методике Международной организации труда, может выйти на 9%. В самые тяжелые кризисные времена этот показатель был всего на 0,4% выше.

Число официальных безработных, по последним данным Минздрава, составляет 1млн. 667 тыс. человек. Это заметно больше, чем перед началом рецессии (в сентябре 2008-го на биржах труда было зарегистрировано 1 млн. 247 тыс. человек), но гораздо меньше, чем в пиковый момент кризиса весной 2009 года (2 млн. 268 тыс.). Именно эта разница и порождает разговоры о том, что рынок труда близок к восстановлению. Однако стоит учесть, что в прошлом году была похожая ситуация. Летом и в начале осени безработица упала до 2 млн. человек, а зимой опять вернулась на прежний пиковый уровень.

«Все рассказы о том, что летом безработица снизилась, и мы находимся на некотором подъеме, изначально были нечестны, – рассказал «НИ» заместитель председателя комитета Госдумы по труду и социальной политике Олег Шеин. – Летом действительно наступает период сезонных работ, но сейчас он на исходе, и кадровая потребность в сельском хозяйстве и обрабатывающей пищевой промышленности сворачивается». Помимо сезонных факторов рост безработицы, по словам депутата, усилит политика сокращения госрасходов, в том числе урезание трат на инвестиционные программы и капитальное строительство. «Раз не будет государственных денег, не будет и подрядов у строительных корпораций, не будет рынка для строительной индустрии. Уменьшается объем ассигнований, идущих на обеспечение госзаказов, а это влечет за собой отрицательный синергетический эффект», – уверен г-н Шеин. – Кроме того, в следующем году предполагается снижение федеральных трансфертов в регионы, то есть региональные бюджеты, не говоря уже о муниципальных, тоже перестают быть заказчиками на рынке». А ведь именно государственные деньги во многом помогли уменьшить кадровые потери.

Впрочем, власти не скрывают, что с окончанием лета, безработица опять будет расти. По словам замминистра здравоохранения и соцразвития Максима Топилина, обратный ход начнется с наступлением октября. Весь вопрос – будет ли новый виток ниже предыдущего? Ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Игорь Поляков считает, что некоторые улучшения все же есть. «Экономика сейчас может поддерживать больше рабочих мест и обеспечивать занятость на 1% от общего числа занятых выше, чем в период острого кризиса 2009 года, – сообщил он «НИ». – Это меньше, чем было в 2008 году, ведь спрос на труд к докризисному уровню еще не вернулся. Промышленность, прежде всего обрабатывающая, все еще не нанимает достаточное число работников, так же как и строительство.

Зато бюджетные сектора сохранились и даже немного расширились». По словам эксперта, по наиболее ожидаемому сценарию предельная безработица, рассчитываемая по методологии Международной организации труда (МОТ), зимой может дойти до 8,2%, однако не исключен и негативный сценарий, когда она достигнет 9%.

Напомним, что максимальный уровень безработицы по методологии МОТ был зафиксирован в феврале 2009 года – 9,4% от числа занятых в экономике, или 7,1 млн. человек. Затем последовало сезонное снижение до 7,7%, а потом снова произошел рост до 9,2% в январе этого года. Сейчас, по последним данным Росстата, безработица по МОТ составляет 7%, или 5,4 млн. человек. Это втрое выше, чем статистика по биржам труда, куда приходят далеко не все потерявшие работу россияне. МОТ считает безработных на основании регулярных опросов населения, и эта статистика ближе к реальному положению дел.

Однако, по словам директора Всероссийского центра уровня жизни Вячеслава Бобкова, даже эти 5,4 млн. – еще не все, кого вполне можно отнести к разряду безработных. «Например, по методике МОТ занятым считается человек, который в эту неделю хотя бы один час отработал. То есть эти методики не учитывают неполную занятость, они считают таких людей занятыми. Или если человек находится в отпуске за свой счет менее полугода, он тоже считается занятым», – рассказал «НИ» эксперт. Регистрируемая биржами труда безработица, по его словам, также имеет свои особенности. «Дело в том, что эта цифра входит в показатель оценки деятельности губернаторов, и можно предположить, что руководство регионов заинтересовано, чтобы статистика показывала снижение. Я не исключаю, что могут ужесточаться требования при регистрации безработных».

По данным Росстата, в июне этого года неполное рабочее время трудились 363 тыс. человек плюс 110 тыс. находились в простое не по вине работника, а еще 613 тыс. пребывали в отпуске без сохранения заработной платы. Итого 1 млн. 86 тыс. человек, формально занятых, но фактически полностью или частично не работающих, а значит, не получающих полноценную заработную плату. И пусть они не считаются безработными, жизнь их от этого легче не становится. К тому же именно эти люди – первые кандидаты на увольнение, если того потребуют экономические интересы их предприятия. К счастью, эта категория пока тоже сокращается, в феврале этого года их было свыше 1,4 млн.

А вот президент крупной рекрутинговой компании Юрий Вировец уверен, что рынок труда в количественном выражении практически восстановился. «По нашим оценкам, объем открытых вакансий превысил докризисный уровень на 4–7%, – сообщил он «НИ». – Самое тяжелое время было в конце 2008 года, когда число вакансий упало более чем вдвое. Индекс, показывающий дефицитность специалистов, взлетел с 3,1 до кризиса до 12,4 в начале 2009 года, то есть каждый отдельный соискатель стал в 4 раза менее дефицитным специалистом, поэтому компании начали диктовать свои условия, снижая зарплаты. Сегодня индекс составляет 4,5, думаю, что к весне 2011 года мы можем вполне рассчитывать на значения около 3,9».

Однако не все специальности могут похвастаться тем, что спрос на них уже не так сильно проигрывает предложению. По словам г-на Вировца, на начало сентября самыми конкурентными сферами являлись «Высший менеджмент» (12,4 резюме на одну вакансию), «Искусство/массмедиа/развлечения» (6,3), «Наука/образование» (6,1). Непросто приходится и молодым специалистам без опыта, начинающим свою карьеру, их на одно место 5,8 человека. «Высокая конкуренция возникает из-за того, что людей в этих сферах требуется сравнительно немного, а желающих работать во много раз больше. Думаю, что такая ситуация сохранится в ближайшие год-два», – пояснил эксперт. По его словам, хотя рынок почти восстановился в общих объемах, его психологическая составляющая изменилась коренным образом. «Во-первых, закончился «диктат соискателей», требовавших большие деньги на пустом месте. Теперь работодатели намного внимательнее относятся к реальным умениям и знаниям кандидатов и готовы платить только за них. Во-вторых, прекратилась бешеная гонка зарплат, когда в одном месте соискателю предлагалась одна зарплата, а потом его перебивали конкуренты суммой, большей на 50%».

Однако работодатели не только перестали взвинчивать зарплаты, но и активно принялись резать уже существующие. Если на Западе компании сокращали издержки на оплату труда, увольняя работников, то в России предпочитают иной метод – сократить всем заработок. Если в 2008 году среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в России выросла на 27%, то в 2009-м – только на 7,8%. Учитывая инфляцию в 8,8%, можно считать, что в реальности получать стали меньше. А значит, и жить стали хуже. Хотя реальные денежные доходы, по данным Росстата, в прошлом году выросли на 2,3%, а за первые 8 месяцев этого года они подросли к аналогичному периоду прошлого года на 5,6%. Если верить официальным цифрам, население уже живет лучше, чем до кризиса.

Вячеслав Бобков с таким утверждением не согласен. «Кризисную ситуацию нужно оценивать не по доходам, а по расходам, – отмечает он. – Люди часть доходов не пускают в расходы, а делают сбережения на «черный день». Если же посчитать уровень жизни по расходам, то он ухудшился в 2009 году во всех регионах страны, особенно в периферийных». По словам эксперта, необходимо также учесть, что существует несколько социальных слоев населения. Есть наиболее нуждающиеся, с доходами ниже прожиточного минимума. Есть низкообеспеченные – от 1 до 3 прожиточных минимума, ниже среднего – до 7 прожиточных минимумов. В зоне от 7 до 11 лежит средний слой, а далее – высокообеспеченные. «Так вот, у нас стартовые позиции таковы, что очень высока доля двух нижних слоев. По доходам она составляет больше 50%, а по потребительским расходам доходит до двух третей. Соответственно, даже если идет некоторый рост при низкой исходной базе, сама ситуация все равно остается неблагополучной, и незначительное улучшение мало что меняет», – резюмирует г-н Бобков.

НЕМЦЫ СТАЛИ БОЛЬШЕ РАБОТАТЬ «ПО-ЧЕРНОМУ»

По данным Национального статистического бюро Destatis, уровень безработицы в Германии в августе составил 7,6%. Число незанятых на начало сентября составляет в стране, по подсчетам министерства труда, 3 млн. 188 тыс. человек, на 17 тыс. меньше, чем месяц назад. Министр труда и социальных дел ФРГ Урсула фон дер Ляйен считает, что отрицательные последствия кризиса сказались на рынке труда в Германии не так сильно, как в некоторых соседних с ней странах, и произошло это благодаря социальной рыночной экономике. Положительную роль сыграло и то, что многие немецкие фирмы не увольняли сотрудников, а переводили их на работу по сокращенному графику. Еще год назад аналитики прогнозировали, что в 2011 году безработица в стране может достичь 5-миллионной отметки, полагая, что число трудящихся, занятых неполный рабочий день, сократится с 1,1 млн. до 500 тыс. Эксперты исходили из того, что лишь немногие предприниматели смогут позволить себе роскошь недогружать работников и платить за них социальные отчисления. И хотя самые мрачные предсказания, скорее всего, не сбудутся, ситуация на рынке труда остается напряженной. Сокращению в период кризиса прежде всего подвергаются рабочие места в строительном и сельскохозяйственном секторах. Меньше заказов в автомобильной отрасли и машиностроении, что также повлекло за собой уменьшение количества рабочих мест. Снизился спрос на товары и услуги, и это также не могло не сказаться на сокращении рабочих мест в легкой промышленности и сфере обслуживания. Но парадокс заключается в том, что на фоне роста безработицы в стране для полноценного функционирования экономики не хватает 30 тыс. инженеров в металлургической промышленности и энергетике, а также около 20 тыс. учителей средних и начальных классов. По подсчетам Немецкого союза филологов, ситуация еще хуже: в начавшемся учебном году в школах недостает 40–45 тыс. педагогов. Специалисты говорят даже о надвигающейся катастрофе в сфере образования. По словам президента федеральной Ассоциации немецких работодателей Дитера Хундта, компании нуждаются сейчас в более чем 60 тыс. квалифицированных рабочих, обладающих техническими и научными знаниями. Их нехватка обходится государству ежегодно в 15 млрд. евро. Комментируя эти данные, многие эксперты высказывают мнение, что только иностранные специалисты способны спасти Германию от кадровой катастрофы. В то же время, по мнению профессора из университета Линца, эксперта по теневой экономике Фридриха Шнайдера, жители страны стали больше работать «по-черному». По его расчетам, совокупный объем средств, заработанных нелегально, увеличился на 5–6 млрд. евро, составив в прошлом году 253 млрд. Это, считает ученый, стало результатом неполной занятости на основном месте работы, которая вынудила немцев искать дополнительные источники доходов.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен


МНЕНИЕ УЧАСТНИКА

Как следует из ежеквартального анализа экономической активности населения, опубликованного Главным статистическим управлением Польши, число безработных в стране с начала кризиса в сентябре 2008 года и до конца июля 2010 года выросло почти на 30%. Оно составило 1 млн. 813 тыс. человек, из которых 944 тыс. – женщины. Это примерно 11,4 % трудоспособного населения страны. Цифры впечатляющие, однако еще в феврале нынешнего года безработица доходила до 13%, так что налицо явное улучшение ситуации. Основными «потерпевшими» стали поляки наиболее трудоспособного возраста – от 25 до 50 лет. На 60% «армия безработных» укомплектована именно ими. Еще 26% – это молодые люди до 25 лет, которым приходится сейчас труднее всего. В последний год увольнения в фирмах практически сошли на нет, но для выходящего на рынок труда молодого поколения просто не создаются новые рабочие места. А обязательным условием при принятии на работу все чаще является наличие опыта по специальности не менее трех–пяти лет. В министерстве труда отмечают, что, несмотря на высокий уровень незанятости, в ряде отраслей экономики ощущается нехватка рабочих рук. Особенно это касается сельскохозяйственного и продовольственного секторов, а также профессий, требующих среднего специального технического образования – электриков, трактористов, технологов среднего звена. Также за последний год выросла потребность фирм в инженерах, главным образом в железнодорожной и дорожно-строительной отраслях. Это объясняется тем, что приближается 2012 год, когда в Польше и Украине пройдет чемпионат Европы по футболу. Средств на его подготовку выделено около 37 млрд. евро, а работ еще – непочатый край. Поэтому, уверены специалисты, вот-вот на строительство объектов инфраструктуры будут рекрутироваться тысячи, если не десятки тысяч новых рабочих рук. В целом же, как отмечают польские специалисты, ситуация с безработицей некритическая. А предполагаемый рост национальной экономики в нынешнем году на 3.4 % позволяет надеяться, что уровень незанятого в создании ВВП страны населения к Новому году уменьшится до докризисного уровня.
Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter