Рус
Eng
Антон Табах: «Пенсионная система пребывает в состоянии чемодана без ручки»

Антон Табах: «Пенсионная система пребывает в состоянии чемодана без ручки»

21 сентября 2016, 12:12
Экономика
Инна Деготькова
О том, как правительство экономит деньги в бюджете, какой будет пенсионная система через 20 лет и что действительно влияет на курс валют – интервью «НИ» с доцентом НИУ ВШЭ, научным руководителем Центра анализа социально-экономической политики Антоном Табахом.

На днях Минфин РФ предложил реформировать систему отчислений с зарплат и взымать страховые взносы со всего зарплатного фонда по единой ставке. Таким образом, исчезнут пороговые значения базы для взносов, которые позволяли платить меньше с больших зарплат. С введением реформы бюджет сможет «заработать» около 600 млрд. рублей. Подобные идеи возникали у Минфина и раньше, поэтому бизнес давно опасается, что в случае их реализации, на работодателей ляжет большая финансовая нагрузка.

- А как на пенсионной системе отразится возможное нововведение?

- Да, это стандартная «пугалка» Минфина, с помощью который ведомство торгуется за дополнительные доходы в бюджет и попытается заткнуть и залатать дыру в бюджете. Эта реформа сильно ударит по высокозарплатному бизнесу, который работает «в белую». К тому же плохая демография, сокращение доходов населения продолжают углублять дефицит пенсионной системы. Чтобы решить эту проблему, нужно либо надо увеличивать доходы, придерживая пенсии, либо увеличивать пенсионный возраст, либо делать то и другое. А одними отчислениями, как говорится, «не спасешь смертельно раненого кота» - в данном случае, пенсионную систему.

- В то же время изменения в пенсионной системе прочит и верстаемый на 2017-2019 годы бюджет страны, в котором не заложена накопительная часть пенсии. А вице-премьер Ольга Голодец не раз заявляла, что накопительную часть и вовсе могут отменить. Какие у вас прогнозы на этот счет?

- С накопительной частью пенсии сложилась ситуация как в старом анекдоте, любимом Егором Гайдаром, о том, как аборигены сажали картошку, а на следующий день выкапывали, потому что кушать хотелось. Примерно так же обстоит дело и с накопительной пенсионной системой, которая запускалась в хороший период с точки зрения демографии и наполнения бюджета, но потом начался кризис 2008-2009 и 2014 годов. А консенсуса по поводу пенсионных накоплений в правительстве так и не было достигнуто. Вот и получилось, что пенсионные накопления теперь пребывают в состоянии чемодана без ручки: все понимают, что существующем виде система недееспособна, но как ее трансформировать – непонятно. Я думаю, что в нынешнем формате накопительная часть пенсии все-таки исчезнет.

- То есть обязательная накопительная часть пенсии была этаким бонусом, который мы получили от хорошей жизни в докризисное время…

- Да, но это все равно наши налоги. Еще от хорошей жизни появились Резервный фонд и Фонд национального благосостояния – это деньги, которые не успели проесть, словом, остатки былой роскоши.

- А какие еще социально-экономические явления были «признаками былой роскоши», которые теперь исчезают?

- Например, это разного вида льготы. Как мы видим, в последнее время, правительство, действуя тонко и косвенно, экономит деньги в бюджете с помощью таких «мелочей» как отмена индексации пенсий работающим пенсионерам, уменьшение льгот по оплате коммунальных платежей для пенсионеров и инвалидов, увеличение штрафного давления.

- Как, по вашему мнению, будет выглядеть пенсионная система России, скажем, через 15-20 лет?

- Я думаю, что наиболее вероятен сценарий, в котором гражданам выплачивается примерно одинаковая для всех, но зависящая от возраста, базовая пенсия с региональными надбавками. Остальные выплаты – либо корпоративные пенсии, либо добровольные накопления. Но важно понимать, что 15-20 лет – это транзитный, переходный период. Окончательно пенсионная система может сложиться через 35-40 лет, но на такой долгий срок делать прогнозы крайне сложно. К тому времени, возможно, уже будет тотальный коммунизм, все будут делать роботы, а люди - получать гарантированный доход, а не заработную плату.

- Возвращаясь из будущего в прозаичное настоящее, хочется спросить и про недавние изменения в банковском секторе: ЦБ второй раз за год снизил ключевую ставку на полпроцента до 10%. Как изменятся условия кредитных организаций для простых клиентов банков?

- Уже снизились ставки по вкладам и, возможно, снизятся еще. Вместе с тем снизятся ставки по кредитам, но не значительно, потому что здесь главную роль играют другие факторы, например, премии за риск. Вообще, за последний год с небольшим ключевая ставка перестала быть основным инструментом управления ликвидностью и курсом валют. Сейчас используются другие инструменты, например, сделки РЕПО, стерилизация ликвидности и другие. Кроме того, в банках сейчас излишки живых денег, и они не очень хотят брать деньги во вклады, поэтому ЦБ эти средства берет себе и платит процент по другой ставке. В связи с этим ключевая ставка перестала быть столь важной.

- А может ли повлиять снижение ставки на валютный рынок?

- Моментального влияния не будет. Как мы видим, все лето курс болтается в районе плюс-минус 65 рублей за доллар. Но если летом на курс влияли действия ЦБ, то сейчас политика Банка России более ли менее предсказуема, поэтому курс валют будет зависеть, в основном, от цены на нефть. При этом процентные ставки сейчас все равно остаются на высоком уровне, они значительно выше инфляции, что способствует укреплению рубля.

- Но по поводу укрепления рубля власти не раз высказывали опасения, мол, экспорт пострадает. Не будут ли предприниматься меры для сдерживания национальной валюты?

- Специально для этого вряд ли будут что-то делать. Но по факту те же повышения налогов не способствуют увеличению инвестиций в рублевые активы, и, соответственно, повышению курса. Тем более, никто не отменял метод словесной интервенции: когда реальных инструментов воздействия на валютный рынок не осталось, можно делать громкие заявления, которые будут колебать курс.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter