Рус
Eng
Закат экспатов

Закат экспатов

20 июля 2015, 00:00
Экономика
Георгий СТЕПАНОВ
Темпы, с которыми уезжают из России граждане западных государств, стали беспрецедентными, следует из официальной статистики Федеральной миграционной службы РФ. Согласно этим данным, с января 2014 года нашу страну покинули 31% проживавших и, главное, работавших здесь немцев (более 240 тысяч человек), 36% американцев, 38

Речь идет прежде всего об «элитных гастарбайтерах» – экспатах. Напомним, это – сленговое название для иностранных специалистов, наемных сотрудников (английское expat сокр. от expatriate, происходит от латинского ex patria «вне родины»). Экспаты – не только управленцы, руководители или топ-менеджеры, как принято считать, но и любые другие профессионалы, которые могут быть полезны компании, по мнению собственников. Например, спортсмены.

«В прошлом году из страны уехали 15% экспатов, – отмечают в международной сервисной службе AP Companies. – Закрываются представительства и филиалы западных компаний, а бизнес, сокращая расходы по зарплате, в первую очередь увольняет дорогостоящих иностранцев».

Глобальная причина происходящего понятна – экономический кризис, обрушившийся на Россию в конце прошлого года после резкого падения мировых цен на нефть. Не улучшает перспективы иностранцев и режим санкций, введенных против нашей страны Западом после присоединения Крыма.

В то же время, по словам ведущего консультанта рекрутингового агентства Penny Lane Personnel Эллы Михайловой, оклады зарубежных специалистов могут на 25–30% превышать зарплаты отечественных сотрудников той же квалификации. «Помимо этого, – говорит она, – многие экспаты обычно получают неслыханный по нашим меркам соцпакет, куда входят квартира в центре, машина, спортзал, медстраховка и оплата авиабилетов».

Между тем история экспатов в России знает не одно падение и не один взлет – хотя такого резкого их оттока из страны, как сейчас, еще не случалось. Пик притока иностранных специалистов пришелся на 90-е годы, когда молодой отечественный капитализм остро нуждался в квалифицированных банкирах, финансистах и стратегах. Каждый уважающий себя бизнесмен считал своим долгом иметь в компании хотя бы одного выпускника Гарварда или Оксфорда. Россия той «лихой» эпохи привлекала экспатов быстрыми и легкими заработками, возможностью освоения новых рынков и открытия собственного дела, низкой конкуренцией и слабым налоговым администрированием. Это было настоящее нашествие «элитных гастарбайтеров», хотя далеко не все из них принесли пользу российской экономике.

Однако именно тогда в стране открылись представительства большинства западных компаний потребительского сектора, банков, страховых и финансовых институтов, в Россию пришел профессиональный консалтинг. Востребовано было все – технологии, оборудование, управленческая экспертиза. Возникали целые отрасли, например, Дерк Сауэр, журналист и предприниматель из Голландии, по сути, создал огромный рынок деловых СМИ и «глянца».

По оценкам Росстата, в 2000 году в России официально работали 1800 граждан США, 900 – Германии, 600 подданных Великобритании. Экспатов из Евросоюза насчитывалось около 23 тысяч.

Однако в «нулевые» годы перестроившиеся в новую экономическую систему, успевшие набраться опыта и знаний, подучившиеся за границей российские менеджеры начали успешно конкурировать на рынке труда с «импортными» коллегами. И постепенно добились паритета с ними в управлении целым рядом компаний. А не­эффективным экспатам пришлось вернуться домой.

Закрепил же тенденцию исхода экспатов кризис 2008 года, вызвавший массовые сокращения бюджетов, зарплат и инвестиций. Компаниям пришлось обходиться отечественными кадрами.

Те же из иностранцев, кто остался, судя по всему, не пожалели. В 2009 году по заказу банка HSBC был подготовлен доклад Expat Explorer-2009, который ставил Россию на первое место в мире по доходам экспатов (выше Гонконга и Японии): 30% опрошенных получали более 250 тыс. долларов в год.

Футбольный тренер Фабио Капелло до недавнего времени был самым известным и высокооплачиваемым экспатом в России. Теперь нашу страну покинул и он.
Фото: EPA

Сегодня зарубежные специалисты если и едут к нам, то почти исключительно из утилитарных соображений: ради денег или карьеры. И ненадолго – максимум на полгода-год. Таких называют «утилитаристами». В нашей стране эти люди ощущают себя временными гостями. Они уже не туристы, но никогда не станут постоянными жителями. Характерный и, вероятно, самый известный пример – итальянский специалист Фабио Капелло, теперь уже экс-тренер сборной России по футболу, заработавший за три года в нашей стране 40 млн. евро.

В 1990-е годы и в первой половине «нулевых» многими экспатами двигали идеалы: часть из них («идеологи») стремилась внедрить в России западные модели управления, другая часть («модернисты») – найти новые формы эффективной работы в условиях российской культуры и менталитета. И те, и другие столкнулись с неразрешимыми проблемами. Оказалось, что неписаные правила ведения бизнеса на Западе (доверие, четкая субординация, прозрачность) сложно применять на практике в наших реалиях. Иностранец не понимает, что значат такие понятия, как «откат», «поблагодарить», «отмазать», «договориться», «по знакомству» и прочие, на которых обычно строятся деловые отношения в России.

«Да, японцы научились работать с русским персоналом, и этому способствовала долгая и непростая история взаимоотношений наших стран, – говорит Миура Сатоси, президент компании «Хино Моторс Сэйл», продающей в России грузовики марки Hino. – Но есть вещи, которые трудно принять. У нас никто с мигалками по дорогам не ездит. В Японии некрасиво демонстрировать свое благополучие, вкладывая деньги в особняки, чтобы было издалека видно, что здесь живет богатый человек. И еще: качество жизни в Японии намного выше, процентные ставки по кредитам – всего 2,5%».

Администратор группы Moscow Expats Джаред Бэрол признается: «Я навсегда запомнил поговорку про трех русских богов – Авось, Небось и Как-нибудь. А главная привычка – более внимательно стал относиться к деталям и к тому, о чем не говорится вслух».

Экспаты жалуются на часто встречающуюся некомпетентность и непрошибаемую бюрократию, на необходимость все время плодить какие-то бумаги, делать бесконечные ксерокопии, подписи, печати. «Тут сложнее гораздо, чем в Европе. И нет никакого встречного движения со стороны государства, не видно, что оно старается что-то изменить. И сейчас, в условиях кризиса, я больше всего опасаюсь наихудшего варианта – что ничего не закончится, а будет продолжаться и продолжаться, – сказал «НИ» топ-менеджер проект­но-строительной компании из одной восточноевропейской страны, пожелавший остаться неназванным.

«Разумеется, спрос на экспатов десять лет назад был гораздо выше, – признает директор департамента по развитию кадровой корпорации Manpower Ирина Курганова. – Как правило, сегодня западных специалистов приглашают в такие сегменты, как промышленность, строительство, гостиничный и ресторанный бизнес».

В то же время, по словам гендиректора кадровой компании Kelly Servises Екатерины Гороховой, в настоящее время нельзя сказать, что российских работодателей сильно привлекают западные работники, скорее у нас есть определенные сферы и отрасли, где наблюдается острый дефицит специалистов определенного уровня или квалификации. «Раз их нет, приходится искать за рубежом, – говорит она. – В большей степени экспаты привлекаются для производств, где требуется знание каких-то иностранных технологий. Яркий пример – химическая промышленность».

«В случае когда требования к позиции включают международный опыт, компания скорее всего будет охотнее рассматривать экспата, – вторит ей менеджер рекрутинговой компании Antal-Laurence Simons Ольга Демидова. – Работодатели понимают, что иностранные менеджеры привозят с собой специфический опыт как в плане общего управления, так и в более узких областях: технологиях или новейших разработках в разных индустриях».

В то время как сегодня, в условиях экономической нестабильности, экспаты покидают Россию, дефицит высококвалифицированных кадров в стране продолжает оставаться крайне высоким. Удовлетворить его полностью внутренними ресурсами многим компаниям не представляется возможным – «экспатозамещения» не получится при всем желании. По оценке президента HeadHunter Юрия Вировца, в кадровом плане ситуация катастрофична в сфере IT, производственно-инженерных специальностях, агропромышленном комплексе.

«То, что за последнее время страна лишилась такого количества экспатов, – очень негативная тенденция, – сказал «НИ» Овсей Шкаратан, ординарный профессор НИУ ВШЭ. – Это означает, что не развивается высокотехнологичное производство, да и промышленное производство вообще». А без этого, по мнению эксперта, на какой-либо экономический подъем стране рассчитывать бессмысленно.

Москва больше не дорогая

Согласно выпущенному в июне компанией Mercer ежегодному рейтингу стоимости жизни в разных городах мира для иностранцев, Москва покинула топ-10 самых дорогих городов мира и переместилась на 50-е место. Самым дорогим городом для экспатов, как и в прошлом году, стала столица Анголы Луанда. В тройку лидеров также вошли Гонконг (в прошлом году он занимал третью строчку) и Цюрих (в прошлом году – на пятом месте). В первую десятку также входят Сингапур, Женева, Шанхай, Пекин, Сеул, Берн.
Свой рейтинг для экспатов Mercer выпускает уже в 21-й раз. Исследование охватывает 207 городов мира и измеряет сравнительную стоимость жизни с учетом таких показателей, как цены на жилье, транспорт, питание, одежду, бытовые товары и развлечения. Всего в рамках исследования сравниваются цены на 200 товаров и услуг, включая цены на билет в кино или гамбургер, а также учитываются колебания валют, уровень инфляции и прочие факторы.
Большинство изменений в рейтинге этого года произошли из-за колебания курса валют: в силу укрепления швейцарского франка повысилось место швейцарских городов, из-за ослабления иены первую десятку покинул Токио – теперь он занимает лишь 11-е место против 7-го в 2014-м.
В этом же ряду оказалась и Москва: из-за ослабления рубля и ухудшения состояния экономики российская столица откатилась в рейтинге с 9-го на 50-е место.
Евгений АНДРЕЕВ

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter