Рус
Eng

Административная реформа: куда уволенному чиновнику податься

Административная реформа: куда уволенному чиновнику податься
Административная реформа: куда уволенному чиновнику податься
20 января, 17:48ЭкономикаФото: urgapro.ruЧиновникам на выход!
С 1 января 2021 года в России началась административная реформа. Сокращение госаппарата – важная часть реформы госуправления. И хотя сокращения начались, кто попадет под нож, остается непонятным. Премьер Мишустин заявил, что реально будут уволены 5% сотрудников федеральных министерств и ведомств, в регионах - 10%.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Всего в 2021 году будут сокращены 32 тысячи госслужащих, такой план уже подписан премьер-министром Мишустиным.

К российской государственной машине много претензий, ее неэффективность налицо. Штаты раздуты, замминистров – пруд пруди, во многих министерствах и ведомствах мертвые структурные подразделения, функции дублируются сплошь и рядом. В разных министерствах работают отделы, выполняющие одинаковые задачи, поэтому толку от них никакого, говорит экономист, директор департамента информации РСПП Никита Масленников:

- Скажем, агрохимию отдают в Минсельхоз, Минпром, Минпромторг и одновременно в Минэнерго. Та же история по нефтегазохимии. Есть огромное количество пересечений, которые, кроме как дублирования функций и размывания ответственности, никому ничего не приносит.

Кроме количества вакансий в органах госуправления федерального и регионального уровней – их 20 тысяч – и количества сокращаемых мест по всей стране – 32 тысячи – о планах правительства известно очень немного. Расчистить поляну нужно к 1 апреля, однако и после объявленного начала реформ о конкретных планах известно немного. В самих министерствах и ведомствах процесс только запускается, а вот в аппарате правительства уже проведена перестройка. Бюрократический монстр, департамент 1-1, который объединял энергетику, транспорт, промышленность, разделен теперь на три департамента. С одной стороны, это правильно. С другой стороны, вместо одного начальника департамента и его заместителей, появилось несколько. Наконец-то создано сводное аналитическое управление, на котором много лет настаивало экспертное сообщество, потому что в аппарате правительства должно расти количество аналитических функций, прогноза и программного видения. Но это прибавляет персонал, а не сокращает его.

Директор Института управления государственными ресурсами НИУ ВШЭ Татьяна Абанкина считает:

- Я думаю, что сокращения будут даже не на уровне замминистров и начальников департаментов, а на уровне начальников отделов и специалистов. Это, конечно, рабочий состав. Но, как мы знаем, для того чтобы сократить начальника департамента, надо ликвидировать департамент. По-другому не получается. А вот ликвидация департаментов, их объединение – я не видела, чтобы это было запланировано. Никто не заявлял об этом публично.

Скорее всего, убирать сотрудников будут на низовых должностях. При нынешнем уровне коммуникационных технологий их легко заменить. С точки зрения заработной платы, любое программное решение дешевле, чем содержать чиновников. Однако и денег от сокращений больше не станет. Согласно правительственному плану, заплаты сотрудникам госорганов только повысятся, правда, за счет снижения премий и бонусов.

Уволенные могут пойти в частные компании, но надеяться на то, что им раскатают красную дорожку, не приходится. Чиновники – это люди, работающие только с документами, с бумагами. Современные компании работают сейчас гораздо оперативнее, люди на ответственных должностях гораздо быстрее госаппаратчиков принимают решения. В компаниях, которые связаны с реальной экономикой, с технологическими процессами, им придется туго. Одного опыта чиновничьей работы не хватит, потому что такие сотрудники не работали с реальными бизнес-процессами. Сейчас на рынке труда спрос на управленцев очень высокого класса, узких специалистов с точными компетенциями.

- Если мы говорим про управленческую деятельность, то это те, кто умеет работать с Big Data, с большими данными, с цифровыми технологиями. Наши чиновники такой высокой квалификацией в этой области не отличаются. Весь госаппарат во многом работает по старинке, - замечает Татьяна Абанкина.

Вариантов для чиновников адаптироваться к «постчиновничьей» жизни немного. Часть из них окажется на улице, других переведут из министерств в подведомственные учреждения: в ГУПы и ФБГУ, где зарплаты меньше, и государственных пенсий нет, считает политолог, президент Центра развития региональной политики Илья Гращенков. Но это как раз те люди, которые работают с населением. В конечном итоге государственная машина на низовом уровне только ослабнет. Есть опасения, что правительство проводит расчистку из абсолютно других соображений:

- Скорее всего, это просто технология, с её помощью Мишустин сможет увеличить свое влияние внутри правительства, а также ослабить своих конкурентов. Любая экономия связанная с сокращением госаппарата всегда приводила к обратному - его разрастанию.

Попыток уменьшить госаппарат предпринималось за последние десятилетия множество. Заканчивались они всегда одинаково – чиновников становилось только больше. Никита Масленников говорит:

- При работе правительства Медведева проектные принципы декларировались, но не исполнялись. Была старая система, которая чуть-чуть подкрашивалась, припудривалась, штукатурилась, фасады обновлялись, но по сути ничего не менялось.

В новом правительстве есть надежда, что премьер, который изменил работу всей налоговой системы, может использовать ту же технологическую основу в рамках управления всем народным хозяйством. Успех налогового ведомства очевиден: системой налогового мониторинга пользуются компании, на которые приходится треть ВВП.

С другой стороны, документооборот только растет. Как только мы говорим о переходе к правовому государству, увеличивается количество регулирующих документов. Соответственно, увеличивается аппарат, который будет проверять, чтобы все работали в соответствие с этими документами. Сейчас принято решение провести «регуляторную гильотину», чтобы попытаться отменить устаревшие документы по всем отраслям.

- «Регуляторная гильотина» идёт достаточно медленно и не радикально. Существуют МФЦ, личные кабинеты, но везде требуются документы на бумажных носителях, - поясняет Татьяна Абанкина.

Хедхантеры рады притоку новых сил на трудовом рынке. Любое появление свежей крови повышает конкуренцию. Мария Игнатова, руководитель службы исследований HeadHunter, знает, как трудно сейчас найти хорошего управленца. В кризис и посткризисный период компаниям нужно возвращаться на прежние рельсы, и знающие люди будут нужны:

- Чиновник – он кто? Учитывая, что многие перебираются из бизнеса в органы власти, в принципе возможно и обратное движение.

Чего необходимо избежать, так это того, чтобы благое дело не превратилось в чистки. Когда раньше какой-то сотрудник не нравился своему начальнику, ему доставалось меньше премий и бонусов. Сейчас ситуация более суровая, недовольные и неугодные легко могут лишиться своей работы на волне популизма и борьбы с пухнущей бюрократией.

Илья Гращенков выступает против огульного отрицания чиновничества как класса:

- Конечно, госслужба должна исключать такие чистки. Всё-таки люди отдают жизнь государству и должны иметь определённые гарантии. У нас в народе как-то сформировалось ненависть к чиновникам, мы считаем их трутнями. Но это далеко не так, среди них много опытных и по-настоящему важных сотрудников.

Пока мечта правительства о цифровизации как панацеи от пороков системы воплощается в жизнь мелкими шажками. Все только начинается. Посмотрим, куда это приведет.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter