Рус
Eng
Поднявшиеся со дна: карантинная паника у бизнеса сменилась на робкий оптимизм

Поднявшиеся со дна: карантинная паника у бизнеса сменилась на робкий оптимизм

19 сентября , 16:56
Экономика
Photo: livejournal.com
Промышленность России верит в восстановление
Настроение в бизнесе начало улучшаться. Растущий оптимизм объясняют мерами поддержки государства промышленных предприятий и сельского хозяйства, хотя поводов для него не так много: 40% предприятий обрабатывающей промышленности работали в убыток, каждое 7 – в предбанкротном состоянии. В сфере услуг ситуация еще хуже.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

С июня настроение у руководителей промышленных предприятий повышается. Такое заключение сделали ученые Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, опросив руководителей 4 тысяч российских крупных и средних предприятий почти в каждом субъекте федерации. Директора предприятий положительно оценили ситуацию со спросом, выпуском продукции, загрузке мощностей и численности занятых. Эти изменения особенно видны, если сравнить данные апрельского и августовского опросов. Тогда ожидания промышленности были на уровне кризисного 2009 года. Пришел август, и оказалось, что не так все плохо. По мнению предпринимателей, экономика начала восстанавливаться. Лучше стали идти дела в промышленности, за ним следует сельское хозяйство.

- В промышленности спад замедляется, хотя они работают ещё в отрицательной зоне. В достаточном отдалении от них, с более худшими оценками, находятся строители. У строителей ситуация начинает немного оживляться, и деловая активность отрасли начинает постепенно восстанавливаться. Во многом это связано и с ипотечным кредитованием, и с помощью государства строителям – соответствующими каникулами, бонусными программами, - говорит директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович.

Динамика индекса предпринимательской активности

Те предприятия, которые работали на конечного потребителя, были вынуждены либо остановить производство, либо работать на склад. Финансовая ситуация ухудшилась, и начались увольнения сотрудников, хотя они были незначительными. Остальные, особенно те, которые работают на госзаказ, продолжали выпуск продукции. В июне начал восстанавливаться потребительский спрос, что привело к улучшению настроений респондентов.

В первую очередь, в этом сыграл свою роль человеческий фактор. После весенней паники из-за карантина и экономической неопределенности работники и менеджеры почувствовали большую уверенность, поскольку и Россия, в целом, и Москва, в частности, прошли этот период относительно спокойно. Кроме того, люди надеются, что очень скоро появится вакцина против ковида.

Хуже всего пришлось во время локдауна малым предприятиям и частному бизнесу. В российской промышленности доля малых негосударственных предприятий небольшая – их всего лишь чуть больше 10%.

- Основной объем промышленного производства в стране формируют именно крупные отраслеобразующие и системообразующие предприятия, напрямую или косвенно, через госзаказ, аффилированные с государством, а государство «своих не бросает», - говорит эксперт.

Photo:Центр конъюнктурных исследований НИИ ВШЭ

Подавляющее большинство крупных предприятий получили поддержку от государства либо прямыми трансфертами, либо другими бонусами. Это делалось, в первую очередь, для того чтобы не допустить роста безработицы, особенно среди высококвалифицированного персонала. Занятость в России сокращается. По данным Росстата, она составила 6,3 процента. Но отток в промышленности самый низкий. Государство постоянно субсидирует предприятия для того, чтобы поднять производительность труда – самый главный фактор экономического роста.

Политическая ситуация в стране и санкции сыграли во время локдауна парадоксальную роль. Для больших высокотехнологичных проектов в современном мире необходимо участие не только нескольких компаний, но и стран. Например, в постройке андронного коллайдера под Женевой участвовали 100 стран. Участие российских компаний в такого рода проектах минимально, поэтому промышленные предприятия не затронули закрытие границ, как это было в странах с развитой экономикой, особенно, ориентированной на экспорт. Другой вопрос, какого качества продукцию выпускают наши предприятия, и как они собираются модернизировать страну без таких широких связей и трансфера технологий. Но в данной ситуации - не было бы счастья, да несчастье помогло.

Закрытие границ имело и отрицательное воздействие – заметно сократились поставки по импорту оборудования, комплектующих и сырья. Однако это не сильно повлияло на ситуацию – во-первых, загрузка производственных мощностей даже в августе не превысила 68%. Во-вторых, хорошие менеджеры всегда имеют запас на складах, которого, видимо, и хватило.

Photo:Центр конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ; Росстат

Финансы

Как известно, государство не бывает хорошим менеджером. Это в полной мере относится к государственным предприятиям. Даже в самой инновационной российской отрасли – обрабатывающей промышленности – Росстат в первом полугодии насчитал 40% убыточных предприятий. В добывающей отрасли ситуация еще хуже. В угольной промышленности работают в минус 57,5%, а в нефтегазовой отрасли – 50% компаний. До 16% крупных и средних предприятий находятся в предбанкротном состоянии. Малый бизнес это исследование не охватывает, но ученые предполагают, что там ситуация еще печальнее.

Пока власти платят деньги и предоставляют налоговые каникулы, ситуация остается сносной. Большой вопрос, что произойдет в октябре, когда бонусные программы закончатся.

- К сожалению, неминуемые до конца осени дефолты по платежам, реструктуризация долгов и банкротства экономических агентов будут характерны не только для промышленности, но и для организаций других видов экономической деятельности, и как на все эти совокупные финансовые риски отреагирует банковская система – большой вопрос, - считает Остапкович.

Если программы по поддержке промышленности продолжатся, но из проблемы промышленного падения может вырасти макроэкономическая, потому что каникулы по кредитам и другие бонусные программы банки предоставляют, не отменяя своих обязательств, например, по выплатам процентов по депозитам. Рост кредитования неизбежно ведет к росту «плохих долгов», которые придется просто списывать.

Сфера услуг

Эта область экономики пострадала как никакая другая. 63% опрошенных сообщили в конце второго квартала о сокращении спроса и только 4% о его росте. Каждый четвертый респондент сообщил о сокращениях персонала. Цены на услуги упали в каждом четвертом предприятии. Главной проблемой отрасли предприниматели назвали неопределенность. В большинстве компаний сферы услуг царят пессимизм и негативные прогнозы на будущее – не только на третий квартал, но и до конца года. 54% респондентов не уверены в своем будущем. Каждый второй говорил о недостатке денег, 41% жаловался на высокие налоги. Во втором квартале каждое второе предприятие в сфере услуг находилось в предбанкротном или преддефолтном состоянии. Исследователи говорят, что, конечно, половина предприятий не закроются, но можно с высокой долей вероятности предполагать, что каждое пятое предприятие будет вынуждено объявить дефолт или начать процедуру банкротства.

Основной удар коронавируса пришелся на гостиницы, агентства путешествий, рестораны и другие предприятия, оказывающие услуги населению, не только в России, но и во всем мире.

- У тех организаций сферы услуг, которые продолжат свою деятельность, а «исход» определенной части экономических агентов мы обязательно будем наблюдать, появятся дополнительные финансовые издержки, не связанные с затратами на основную деятельность в допандемический период. Это, в первую очередь, затраты на выполнение строгих норм санитарной безопасности и гигиены, усиление социального дистанцирования. Причем, данные меры будут вводиться на продолжительный срок, находиться под усиленным, возможно, и чрезмерным, контролем соответствующих органов и наверняка потребуют серьезных финансовых вложений, - говорит Георгий Остапкович.

Перенести эти дополнительные расходы в цену услуг смогут только монополисты, остальным придется снижать цены, поскольку доходы населения упали и будут падать дальше, поэтому и спрос будет восстанавливаться медленно. Если организация сферы услуг не является монополистом на своем локальном рынке и работает в условиях добросовестной конкуренции с другими подобными фирмами, им вряд ли удастся перенести все эти издержки в цену услуг. Хотя частичное удорожание в результате запуска данного механизма, скорее всего, состоится. Выполнение всех этих мер потребует от предпринимателей не только дополнительных затрат, но и будет во многом зависеть от договороспособности участников рынка услуг с бдительными контролерами, что может вылиться в еще большие издержки, считает Георгий Остапкович.

Предприниматели, предлагающие услуги населению, особенно боятся наступления второй волны эпидемии и второго локдауна. Директор «Парка сказов» Алиса Ларионова не исключает повторного закрытия на несколько месяцев:

«Наш бизнес не носит отложенный и накопительный характер – человек не придет к нам дважды на этой неделе, если у него не получилось на прошлой. В Свердловской области треть компаний из сферы массовых развлечений и услуг оказались на грани банкротства либо разорились, и мы опасаемся, что вторая волна может окончательно сократить сферу на 30% – не все обладают необходимыми ресурсами и мобильностью. Дополнительно опасения вызывает снижение качества обслуживания и сервиса, многие компании при тех же расходах не переживут вторую волну.» Константин Чайкин, основатель мануфактуры по производству элитных часов, надеется, что дело до второго локдауна не дойдет:

«До окончания кризиса мы приостановили многие проекты и приобретение нового оборудования, сейчас находимся в ожидании, когда это все закончится. Многие зарубежные компании снижают объемы производства. К примеру, один из крупнейших швейцарских производителей, понимая, что спрос будет падать на 30%, снизил объем производства на этот год на 40%, чтобы на будущее обеспечить поддержание своего спроса. Мы выстраиваем похожую политику – немного ограничиваем производство, чтобы сохранить в 2021 году спрос на наши изделия.»

Абсолютное большинство предприятий сферы услуг – это те самые малые частные предприятия, которые не получат такой финансовой поддержки от государства, как крупные системообразующие. Для них настроения их владельцев имеют экзистенциальное значение.

«Если начнется вторая волна, она не просто поставит перед бизнесами вопрос об оплате аренды, налогов, зарплат в условиях нулевого дохода. Она лишит надежды на восстановление большую часть предпринимателей, и они просто махнут рукой,» - говорит Максим Ельцов, генеральный директор «Первого Ипотечного Агентства. «По моему опыту, разочаровавшийся бизнесмен – очень печальная история, поскольку он является работодателем, который создает будущее не только для себя, но и для своих сотрудников. Не хотелось бы уходить на вторую волну, поскольку она еще более кардинально изменит рынок, да и весь мир в целом.»

Ритейл

Настоящим победителем во времена коронавируса стал продовольственный ритейл. Спрос во времена карантина сильно вырос, по отдельным категориям товаров – в 10 раз. Показатели оборота удвоились, иногда даже утроились. Андрей Карпов, председатель правления экспертов рынка ритейла, считает, что продовольственные сети ничего не потеряли, а только приобрели новый опыт, получили необходимый толчок для перехода в цифровую экономику:

- Многие игроки смогли организовать онлайн продажи, которых у них не было на начало года или были в зачаточном состоянии. «Пятёрочка», «Перекрёсток» - «Х5-Ритейл» - нарастили значительную аудиторию и свои собственные возможности до того, что в итоге стали лидером на российском рынке в части доставки. Они были лидерами в оффлайне, а в онлайне у них не было таких показателей до пандемии.

Самое пострадавшее направление в непродовольственном ретейле – это продажа одежды и обуви. Если большие маркетплейсы, как WildBerries, только увеличили клиентскую базу, то нормальные магазины никаких онлайн-каналов даже наладить не могут.

- Если ты не торгуешь брендами, то сделать брендированный магазин в интернете достаточно сложно и зачастую невозможно. Маркетплейсы торгуют тем, что у него выставляют сторонние поставщики, соответственно, у них могут быть миллионы видов товаров. Ни один физический магазин этого не может себе даже представить,- говорит Андрей Карпов.

К осени непродовольственный ритейл не восстановился даже к уровню 2014-2015 годов. Чтобы дойти до уровня прошлого года, отрасли понадобятся несколько лет. Тем более, есть ряд других проблем, которые создают сложности для легпрома – падение курса рубля, снижение покупательной способности населения, что отражается на обороте, говорит эксперт Карпов. На вопрос, что станет с ритейлом в случае введения новых ограничений, эксперты напоминают, что пока непонятно, как магазины пережили первую волну. До октября отложена выплата налогов. Весенний сезон провален, заказывать новые товары на осенний сезон ритейлеры в объемах прошлого года опасаются. Иными словами, если магазин существует сейчас, это не значит, что он выживет дальше. Новый карантин не затронет тех, кто наладил онлайн-торговлю, но значительная часть рынка будет прорежена.

Перспективы

Экономисты считают, что если с рынка уйдут неэффективные нерентабельные предприятия, это станет началом оздоровления экономики. По данным Росстата, за первое полугодие 36% малых предприятий оказались убыточными. Если 20-30 процентов сойдут с рынка, экономика через созидательное разрушение может выйти на новый уровень экономического развития. В Высшей школе экономики говорят: чтобы вернуться на уровень 2019 года, потребуется не менее двух лет. Центробанк в этом смысле более пессимистичен.

- Но самое главное, чтобы не прилетела стая «чёрных лебедей» (так на финансовом рынке называют непредвиденные события, вызывающие тяжелые кризисы – «НИ»), - считает Георгий Остапкович. - Из них три критических «лебедя». Первое: я не знаю про вторую волну пандемии, не думаю, что из первой волны вышли. Главное, чтобы не началась мутация вируса. Второе: важно, чтобы акцентированно не упали цены на товары российского экспорта (углеводороды, металл, лес, зерно). В структуре нашего экспорта 85% приходится на сырьевые товары.

Есть и третье обстоятельство, на которое ни российские власти, ни бизнес повлиять не могут. Если Европейский Союз и Китай снизят темпы роста, они будут сокращать закупки топливных ресурсов. Россия может только болеть за то, чтобы Китай и Европа росли высокими темпами. Тогда они будут заинтересованы в наших экспортных товарах.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter