Рус
Eng
Фальсификат и санкционку – под одну гребёнку

Фальсификат и санкционку – под одну гребёнку

17 августа 2015, 00:00
Экономика
Алексей Голяков
Избавляться от продуктового фальсификата по аналогии с санкционной продукцией предложил глава Россельхознадзора Сергей Данкверт. При этом утилизировать, по мнению чиновника, такое продовольствие нужно за счет нарушителя – либо производителя, либо продавца. Предложение коллеги по кабмину уже поддержал министр сельского

Производители и торговые сети еще до наступления кризиса и санкционной войны были только «за» ликвидацию фальсифицированных продуктов по соображениям, в частности, противодействия распространению подделок, подчас опасных для здоровья человека. Но одного одобрения благой идеи, как выясняется, явно маловато, так как сразу обнажилось отсутствие юридических рамок для подобной утилизации.

К тому же в торговых сетях выражают сомнение по поводу продуманности практической стороны такого процесса. Главный их тезис примерно таков: мы не можем вскрывать каждую банку, поступающую на склад, и отслеживать, действительно ли продукт соответствует заявленному содержанию.

Представители рынка опасаются, что в настоящее время чиновникам Россельхознадзора и таможни, уже вкусившим радость от «победы» над санкционкой, легче будет любую банку или упаковку с вызывающим малейшее подозрение содержимым пустить под нож бульдозера или в печь, чем досконально проверять качество товара.

Между тем эксперты выражают серьезные опасения, что массовое истребление продуктов разной степени сомнительности может поспособствовать возникновению искусственного дефицита на некоторые виды еды и взлету цен на нее. На днях Федеральная антимонопольная служба (ФАС) обнародовала итоги первого года работы свой «горячей линии», на которую граждане имели возможность позвонить и пожаловаться на необоснованное, с их точки зрения, повышение цен на товары первой необходимости. За год поступило более 8,8 тыс. обращений – что примечательно, преимущественно от жителей относительно благополучных Москвы и Московской области. Пик обращений пришелся на январь 2015 года. Чаще всего потребители жаловались на неоправданно подорожавшие молоко и молочные продукты, сахар и овощи.

Антимонопольное ведомство сообщило также, что в неправомерном завышении оптовых цен в Кабардино-Балкарской республике подозревается молочный завод, в Республике Коми – хлебокомбинат, в Ульяновской области – сахарный завод. В Карелии возбуждено дело в отношении двух фирм – их обвиняют в установлении одинаковых закупочных цен на сырое молоко. В Алтайском крае был раскрыт молочный картельный сговор.

Президент Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин, комментируя предложение главы Россельхознадзора, высказал опасение, что под фальсификатом может начать рассматриваться фактически любое отклонение, а за этим неизбежно последует и уничтожение продукции. «Тогда мы точно окажемся без продуктов на полках», – опасается эксперт. И добавляет, что первый тревожный признак этого – валообразный рост цен на продукты питания.

По мнению г-на Юшина, непомерно размыты и границы признаков фальсификата: к нему, формально не нарушая закона, можно отнести как продукцию, которая не соответствует заявленному составу, содержит ошибки в маркировке, так и товары, произведенные с нарушением интеллектуальных прав, когда подделывают популярные бренды.

Поэтому в основном ритейлеры считают, что жесткие меры оправданы лишь к тем нарушителям, кто идет на умышленное и систематическое производство фальсифицированных товаров. «Должна быть уверенность, что все другие методы борьбы с некачественной продукцией исчерпаны», – отмечает сопредседатель Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илья Ломакин-Румянцев. И напоминает, что существуют куда более разумные технологии утилизации фальсификата – например, посредством переработки. Еще достаточно эффективный, но не задействованный по-настоящему инструмент – штрафы. Эксперт полагает, что надо сделать невыгодным само нарушение техрегламента.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter