Рус
Eng

А в ответ тишина

А в ответ тишина
Новость

17 марта 2006, 00:00
Совсем недавно министр экономического развития и торговли Герман Греф призвал положить конец рейдерству – противоправному отъему чужой собственности, а рейдеров отправлять в места не столь отдаленные. Но, судя по тому, что происходит на конкретных предприятиях, призыв министра пока не начал реализовываться.

Летом прошлого года объектом атаки рейдеров стал Куриловский авторемонтный завод. Завод расположен в Подольском районе Московской области. Является градообразующим (точнее, поселкообразующим) предприятием. В состав совета директоров входит представитель государства. Завод оказывает услуги по ремонту отечественных автомобилей. Часть его территории занимает производство бытовой химии и строительных материалов. Но для рейдеров ценность представляет не производственная деятельность, а недвижимое имущество, на которой она осуществляется.

Некая компания – ЗАО «Кортес» (вероятно, названная в честь испанского конкистадора – завоевателя Мексики) начала скупать акции завода. У компании нет в штате директора. Его функции выполняет офшорная компания, зарегистрированная в государстве Белиз. Директор управляющей компании – гражданка Кипра – госпожа Пампина Вотси. К сентябрю «Кортес» набрал около 64% акций, затратив на это примерно 13 млн. руб. Купить больше не удалось: остальные акционеры продавать свои акции отказались категорически, поскольку их производственная деятельность велась на территории завода. Компанию «Кортес» интересовала прежде всего недвижимость, поэтому она предложила ликвидировать производство, освободить помещения от оборудования, рабочих уволить, а заводскую территорию завода использовать как складской комплекс. Но акционеры и менеджмент отказались от этого предложения, настаивая на продолжении основной деятельности завода.

Что же делать «Кортесу»? Деньги на акции уже потрачены, а заветные 75% акций получить не удается. Без полного контроля нельзя распоряжаться недвижимым имуществом. Поэтому решение «Кортеса» продать принадлежащие ему акции примерно за 16 млн. руб. не вызвало ни у кого удивления. Все действия от имени «Кортеса» совершались по доверенности, выданной Пампиной Вотси. Сделку по этой доверенности заключил директор завода.

Новый акционер в отличие от прежнего не требовал закрыть производство и сократить персонал. Завод продолжил свою профильную деятельность, получил новые заказы, заменил часть устаревшего оборудования. Страсти улеглись, но, как оказалось, ненадолго – всего на месяц. В ноябре «Кортес» подал иск в Арбитражный суд Московской области о взыскании с завода … 287 млн. руб. – в 22 раза больше, чем потратил сам, когда скупал акции завода. Пампина Вотси заявила, что не выдавала никакой доверенности на продажу акций, а убытки в огромном размере возникли потому, что эти акции «Кортес» собирался передать в залог другой компании. И эта компания обещала якобы «Кортесу» предоставить заем на сумму, как раз равную 287 млн. руб.

Зачем было так мудрить? Разгадка кроется в разнице между юридическим статусом акционера и кредитора. Если «Кортес» является просто акционером, владеющим менее 75% акций завода, то он вправе рассчитывать только на часть дохода от текущей деятельности предприятия. Производственная же деятельность, как известно, дает прибыль не быстро, а рейдеру ждать некогда. Статус кредитора дал «Кортесу» совсем другие возможности. Теперь все активы завода могли перейти к захватчику через процедуру обращения взыскания на имущество или процедуру банкротства. В этом случае и акционеры, и работники завода остаются за бортом.

Одновременно с этим иском Пампина Вотси обратилась в прокуратуру Басманного района (по месту нахождения реестродержателя завода) с заявлением о подделке доверенности.

Следователь вызвал директора для получения объяснений. Криминалистическая экспертиза исследовала подпись и печать на доверенности и сопоставила их с образцами подписи Пампины Вотси и печатями ЗАО «Кортес» и управляющей компании. Подозрения в подделке подписи и печати не подтвердилось.

Казалось, вот и конец нападкам на завод: директор приедет на заседание арбитражного суда и обоснует незаконность требования «Кортеса». Но в суд директору приехать не дали. Его арестовали по другому заявлению госпожи Пампины Вотси.

Новое заявление – точная копия старого – на этот раз попадает в следственный комитет Центрального федерального округа РФ.

Новый следователь не стал утруждать себя приглашением директора для объяснений, не стал требовать у него и доверенности для повторной проверки на ее подлинность. Ему, казалось, и так все было понятно. Если есть заявления, значит, есть преступление. Следователь приехал к директору в офис, надел на него наручники, увез в следственный отдел и в этот же день заключил под стражу. Пока директор будет сидеть, «Кортес» получит решение суда о взыскании убытков и возьмется за недвижимость. Видимо, расчет делается именно на это.

Сейчас директор завода томится в тюрьме. Понятно, что без него производственная деятельность на заводе фактически прекратилась. Возглавляемое им предприятие искусно подводят к банкротству – и противостоять этому исходу крайне сложно. Все это время Пампина Вотси жила и продолжает жить спокойно на острове Кипр, а все действия по захвату совершали расторопные молодые люди в Москве, но от ее имени. Те самые рейдеры, деятельность которых так решительно осудил Герман Греф. И за которых, стоит надеяться, наконец-то возьмутся правоохранительные органы.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter