Рус
Eng
Бедность с гарантией: ЦБ России опубликовал сценарии кредитно-денежной политики

Бедность с гарантией: ЦБ России опубликовал сценарии кредитно-денежной политики

16 сентября , 11:34
Экономика
Photo: twitter.com
ЦБ опубликовал прогноз кредитно-денежной политики
Центральный банк России опубликовал прогноз развития кредитно-денежной политики на ближайшие три года. Нефть будет дешевле, политических рисков меньше, но бедность вырастет – таково видение главного банка страны на ковидные годы. "Новые известия" изучали сценарии вместе с экспертами.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

2020 год стал переломным и шоковым, констатирует Центральный банк России. Никто не мог предугадать, во что выльется новый вирус из Китая. Никто не был подготовлен к нефтяному апрельскому шоку, когда из -за выхода России из сделки с ОПЕК обвалится весь мировой нефтяной рынок. И тем более невозможно было предвидеть, что что эти два события наложатся друг на друга. Помог относительно тучный 2019 год. Благодаря ему, ситуация в стране тяжелая, но сопоставимая с мировой. Центробанк снизил ключевую ставку до 4,5%. В отличие от предыдущих кризисов, сейчас угроза дефляции намного выше, чем инфляции, что и отразил один из сценариев прогноза.

Все четыре сценария, разработанные банком, предполагают низкие, по сравнению с предыдущими тремя годами, цены на нефть. В 2020 году цена за баррель составит 38 долларов. Далее картина меняется, в зависимости от сценария. В лучшем случае, через 4 года она поднимется до 50 долларов, в худшем – упадет до 35. Поэтому прогнозы показывают, что российский экспорт сократится и через четыре года не достигнет показателей 2019 года.

Счет текущих платежей – показатель, определяющий курс рубля к другим валютам - останется положительным только в базовом сценарии. Во всех остальных случаях его значения будут отрицательными. Валютные резервы центрального банка снизятся в этом и следующем годах в любом случае. В пессимистических сценариях они падают все четыре расчетных года.

Базовый сценарий

По мнению экспертов, базовый сценарий достаточно близок к реальности.

Один из главных показателей кредитно-денежной политики государства – счет текущих операций – остается в плюсе, хотя, по сравнению с 2019 годом, когда он составлял 65 миллиардов долларов, в нынешнем году это скромные два миллиарда.

- Для Центрального банка показатели импорта и экспорта не определяющие, они производные. Какой показатель действительно важен – это состояние счета текущих операций, платежный баланс. Он является определяющим для курса рубля в среднесрочной перспективе. В базовом сценарии заложен профицит платежного баланса. В этом году профицит будет где-то около двух миллиардов долларов, в следующем – три, в 22 году 10 миллиардов долларов, а в 23 году – 21 миллиард. Текущий счет платежного баланса current account – он очень позитивен, а во всех остальных сценариях мы наблюдаем дефицит счета текущих операций и существенное сокращение внешнеторгового баланса, - говорит руководитель направления финансы и экономика Института современного развития Никита Масленников.

Центробанк во всех вариантах прогнозирует сокращение торгового баланса в 2020 году в три раза. Это объясняется и резким снижением производства во всех экономиках мира, кроме Китая, хотя и там развиваются финансируемые государством инфраструктурные проекты. Основу экспорта страны по-прежнему составляют нефть и газ. Поэтому на 30% сократится экспорт из России. Страна недополучит 134 миллиарда долларов в этом году и 207 миллиардов за все три последующих года.

В целом, валюты станет значительно меньше. Уровень валютной выручки не восстановится до параметров 2019 года и в 2023 году.

Цены на нефть и российский бюджет

Центробанк исходит из того, что главная статья российского экспорта – нефть и газ – принесет бюджету валюту на уровне 2004-2006 годов. По мнению банкиров, среднегодовая цена на нефть не поднимется выше 38 долларов за баррель. Это на 5 долларов ниже так называемого бюджетного правила – цены отсечения бюджета.

- Центральный Банк в своём базовом сценарии исходит из той ситуации, которую наблюдает. Международные организации дают ориентиры цены на нефть. Соответственно, цена на нефть в базовом сценарии никак не привязана к бюджетному правилу. Бюджетное правило оформлено законодательно, и в нём цена на нефть неподвижна. Оно будет выполняться, просто не будут производиться интервенции, а их объёмы будут определяться, - говорит Мария Иванова, руководитель направления «Денежно-кредитная политика» Экономической экспертной группы.

Тем не менее, Центробанк исходит из того, что государство в этом году будет вынуждено открыть копилку – если в июне этого года экономисты говорили, что Фонд национального благосостояния трогать, скорее всего, не будут, поскольку годовая цена на нефть не упадет ниже 40-42 долларов за баррель, то через три месяца ситуация изменилась.

- То, что в базовый сценарий закладывается цена на нефть 38 долларов за баррель говорит о том, что будут расходоваться средства Фонда Национального Благосостояния на покрытие инвестиций в федеральный бюджет, - считает Александра Суслина, руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы.

Отток капитала

В базовом прогнозе Центробанка предполагается, что из страны "утекут" 25 миллиардов долларов частного капитала в этом и следующем году. Это на 6 миллиардов больше, чем в 2019. Впрочем, цифра эта неокончательная.

На 1 сентября отток капитала составил уже 37 миллиардов долларов. В 2022 и 2023 годах страну покинут «только» 30 миллиардов за два года. Маловероятно, что этот прогноз может быть скорректирован вниз, скорее всего, Центробанку придется компенсировать значительно больше, чем заложенные в этом сценарии 18 миллиардов долларов за этот год из своих резервов и 13 миллиардов на будущий год, а также продать гособлигации в 2020 году на 6 миллиардов долларов, а в 2021 году – на 9 миллиардов долларов.

- Текущий год – особенный. Много рисков сложилось, и никто не мог заранее спрогнозировать ни эпидемию, ни закрытие границ и остановку производств. Не будь этих факторов, ситуация с оттоком капитала была бы более предсказуема и понятна. Поэтому, когда делаются прогнозы, они не учитывают шоки, которые серьёзно влияют на оттоки капитала. На отток капитала влияют и экономические, и политические факторы. Шоки, которые происходят. Например, вводимые санкции или новые ограничения, принимаемые внутри страны, - поясняет неопределенность Мария Иванова.

Политические риски

В отличие от предыдущих прогнозов, Центральный банк опирается в своих прогнозах не только на нефтяные цены, но и на другие показатели. Это отмечают все опрошенные нами эксперты.

- В этот раз центральный банк сделал серьезный шаг в плане повышения достоверности и адекватности прогнозов, потому что раньше главным ключевым параметром, на основании которого формировался прогноз, была цена на нефть, то на сей раз добавлены и ряд других параметров на равных правах, которые формируют макроэкономическую картину. Но это, естественно, траектория бюджетной политики, когда будет консолидация и в какой степени. Естественно, учитывается динамика короновирусных рисков, а также каким образом и с какой скоростью выстаивается восстановление потребительского спроса и инвестиционного спроса. И это главные параметры, и нефть – один из них только. Политическая ситуация тоже влияет, - объясняет Никита Масленников.

Политические риски включают на сегодняшний день поддержку Лукашенко, в частности, и выступления белорусского народа против режима Лукашенко в контексте взаимоотношений России и Белоруссии, в общем. Другой политический риск – отравление оппозиционного политика Алексея Навального.

Раньше, когда у страны не было политических проблем, не было Крыма, войны в Донбассе, в Грузии, курс рубля на 90% определялся ценой на нефть, говорит Александра Суслина:

- В дополнение к этому, через несколько лет началась санкционно-кредитная история. То есть, появились другие факторы, кроме нефтяных цен, которые оказывают влияние на курс рубля. Например, отравление Навального.

Сейчас наступил такой момент, когда политическая конъюнктура значительно сильнее влияет на курс рубля, чем нефтяные цены. С этим согласна Мария Иванова:

- В текущий момент – да. Можно сказать, что бывают такие моменты, когда ожидание угрозы санкций влияют и ситуативно создают избыточный отток капитала, то есть то, что обусловлено не экономическими, а политическими факторами. Я не могу сказать, насколько рублей дешевле стоил бы доллар, если бы не действовали эти факторы, но безусловно они оказывают влияние.

Центробанк называет политическое давление на Россию со стороны Европы и Америки не вмешиваться в ситуацию в Белоруссии и возможные санкции после отравления Алексея Навального «геополитическими рисками». Их банк считает менее вероятными, поэтому они отражены только в кризисном, рисковом сценарии. Базисный вариант их практически не учитывает, считает Никита Масленников:

- В рисковом сценарии политическая ситуация – это один из факторов. В базовом сценарии этого нет, потому что коллеги исходят из того, что и белорусская ситуация, и фактор Навального к концу года будут исчерпаны. А в рисковом сценарии эти два фактора напрямую заложены – существенное увеличение геополитической напряженности в мире. Для нас это означает вероятность жестких санкций.

Курс рубля к доллару

В кризисное время действует железное правило – чем ниже рост, тем слабее валюта, говорят эксперты. К тому же, с 2014 года ЦБ отказался от вмешательства в курсообразование. Какие-то точечные интервенции производиться могут даже при такой политике, но это касается отдельных случаев, когда что-то масштабно и одномоментно рушится.

- У ЦБ есть необходимые инструменты. Он в своих интересах, то есть в интересах поддержания курса, не производит никаких интервенций. Но это ничего не меняет фундаментально – ни траекторию, ни настроение участников рынка. В этом смысле, он честен, не производит ничего такого, что могло бы быть воспринято участниками рынка как вмешательство в курсообразование, - говорит Мария Иванова.

Никита Масленников считает, что нынешний курс близок к стабильному: - Курс держать не нужно, он должен удерживаться от колебаний. Это не качели по 10 рублей в неделю – 10 рублей вверх и потом 10 рублей вниз. Это для людей и бизнесов абсолютно нервный стресс. Задача ЦБ – не держать курс, а сглаживать волатильность.

Слабый рубль выгоден экспортерам, тогда у них растет рублевая выручка. При цене на нефть около 40 долларов за баррель стабильным считается курс в 74,5 – 75 рублей за доллар. Он определяется в нынешней ситуации по трем главным факторам: цена нефть и ее динамика, приход нерезидентов и резидентов на долговой российский рынок и геополитические риски, говорит Никита Масленников. Другими словами, если будет реализован базисный сценарий, курс рубля к доллару останется на сегодняшних значениях. Если выпадает один из факторов – как это было в июне-августе, когда иностранные инвесторы прекратили покупать государственные облигации - курс упал на 8 рублей, как указывает главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин.

Помимо этих трех факторов, на курс рубля будет влиять рост экономики или его отсутствие после 2020 года. Если рост будет три процента в год и выше, то курс будет 65 рублей за доллар. Если же рост составит всего полпроцента, то курс останется на уровне 70-80 рублей за доллар, говорят эксперты.

Может ли сработать базовый сценарий, и какие есть альтернативы

Базовый сценарий развития кредитно-денежной политики достаточно оптимистичен. Но он показывает, насколько Россия зависит от глобального мира.

Главное условие, при котором план станет былью – если не будет второй волны и глобального локдауна, как это было нынешней весной. В Центральном банке не исключают, что ограничительные меры во многих, если не всех экономиках будут, но они не будут носить характера остановки всей экономики, как это было во втором квартале.

Российский фактор заключается в том, что геополитические риски будут обозримыми. План Центробанка исходит из того, что ситуация с Белоруссией к концу года разрешится. Отравление Алексея Навального также будет отыграно, и санкций ни со стороны Евросоюза, ни со стороны США не последуют.

Третий фактор успеха в том, что экономическая политика будет ориентирована на рост и преодоление структурных ограничений. И хотя за рост экономики отвечает правительство, а не Центробанк, решения кабинета впрямую повлияют и на кредитно-денежную политику страны. Содержание внешнеэкономической политики пока крайне неопределенно, говорит Никита Масленников:

- Она проясниться в первой половине октября, когда будут ясны параметров бюджета ближайших двух лет. Что-то будет известно 16 сентября на заседании правительства. Увидим параметры, и тогда будет ясно, какая будет консолидация. Скорее всего, она уходит на 22-й год, а в будущем году это будет мягкое сокращение расходов. В 2022 году распределение расходов по статьям бюджета будет выше, чем этого года. Ведь около 800 миллиардов надо будет потратить на восстановление. Поскольку бюджетная политика будет мягкой, центральный банк не будет слишком упираться в ключевые ставки, поскольку предел возможностей тоже сильно ограничен. В следующем году она будет снижена на половину процентного пункта, а при оптимистическом сценарии – на 0,75.

До сих пор экономисты исходили из того, что восстановление экономики должно состояться в третьем квартале 2021 года. Однако даже базовый сценарий Центрального банка сдвигает его на 2022 год. Зима будет долгой.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter