Рус
Eng
Секретный «чулок»

Секретный «чулок»
Новость

15 октября 2013, 00:00
По подсчетам Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара, в проекте федерального бюджета на 2016 год правительство засекретило почти четверть расходов. В 2014 году объем секретных статей составит 16,7%, в 2015-м – 21,4%, а в 2016-м – 24,8% бюджета. Эти цифры наглядно демонстрируют, что с 2012 года, когда секретно

Старший научный сотрудник Института Гайдара Василий Зацепин отмечает, что это беспрецедентные цифры на фоне развитых стран, в бюджетах которых доля секретных расходов составляет не более 1%. У нас же под закрытие попадают разные части бюджета и в большом количестве. Так, в 2014 году засекречено почти 23% расходов на жилищное строительство, а в статье «Национальная экономика» объем закрытых трат составил 5,2%, хотя еще в 2007 году был всего 0,7%. При этом напомним, что в соответствии с законом «О государственной тайне» засекреченными могут быть только расходы на национальную безопасность и оборонный комплекс.

Эксперты считают, что засекречивание может защищать от сокращения ряд нераспределенных ассигнований или в «гражданских» статьях учитываются, например, траты на строительство жилья для силовиков. «Закрывать бюджет – это очень плохая инициатива, которая из-за низкой подконтрольности секретных статей снижает общую эффективность реализации госбюджета», – говорит эксперт Экономической экспертной группы Владислав Григоров.

Но большая часть секретных расходов, конечно, приходится на силовой блок, траты в котором растут быстрее, чем траты по другим статьям. Так, расходы по оборонной статье за ближайшие три года вырастут на 60%. Что удивительно, если вспомнить сентябрьское заявление премьер-министра Дмитрия Медведева о необходимости избавляться от силового перекоса в госбюджете. По его словам, такая ситуация сложилась из-за того, что последние 10–15 лет правительство почти не выделяло средств на перевооружение армии, и расходы на образование, здравоохранение и науку сразу же возрастут, как только закончится реформирование Вооруженных сил. Заведующий кафедрой региональной экономики и экономической географии научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики» Алексей Скопин объясняет «НИ», что удивляться здесь на самом деле не стоит: «Это, к сожалению, привычная практика, когда правительство говорит о необходимости проведения одних инициатив, а реализует совершенно другие, иногда даже прямо противоположные». Г-н Зацепин соглашается с этим мнением, замечая, что противоречие между разными ведомствами, их словами и действиями – это обычное для России дело.

Эту тенденцию подтверждает и то, что засекречивание статей бюджета также идет в разрез еще с совсем недавно объявляемыми намерениями правительства разрабатывать и публиковать более доступный и открытый для населения бюджет. Правда, Владислав Григоров отмечает, что по открытости бюджета Россия находится на одном из первых мест в мире. Действительно, по данным мирового рейтинга «Открытый бюджет» (Open Budget Index), Россия вошла в десятку, получив 75 баллов из 100 возможных и опередив 170 стран. Однако эксперт сразу же отмечает, что открытость не означает общую понятность бюджета: «С этим (понятностью и доступностью. – «НИ») у бюджета в нашей стране действительно серьезные проблемы. Разобраться в нем могут только те, кто обладает специальными знаниями». К тому же, как отмечают составители рейтинга, секретность статей пока оценивается недостаточно, и вес этого критерия должен возрасти. Потому что у лидеров бюджетной открытости обычно засекречены только 1–3% расходов. Даже у США, единственной страны, которая опережает Россию по оборонным расходам в процентах ВВП, военный бюджет, по данным международной организации Trasparency International, засекречен лишь на 8%, притом что доля обороны в общих расходах бюджета США снижается с 17,5% в 2013 году до 15% в 2016-м.

Эксперты отмечают, что у увеличения расходов оборонного блока могут быть и положительные стороны – например, развитие сектора высоких технологий. Но все упирается в контроль над реализацией этих статей, который сейчас в связи с их секретностью снижен почти до минимума. К тому же закрытие статей и разделов бюджета дает возможность объединять и прятать от экспертного и общественного анализа те из них, которые могли быть не одобрены из-за своей нецелесообразности. Как заключает Василий Зацепин, укрупнение структуры целевых статей расходов упростило жизнь составителям бюджета и усложнило контроль над ним. Уже сейчас Счетная палата, в обязанности которой и входит следить за целевым расходованием госбюджета, заявляет о необоснованности ряда его статей. Хотя вряд ли приходится рассчитывать на то, что этот вывод выльется в реальные шаги по устранению нестыковок.

Все эксперты сходятся во мнении, что засекречивание ряда статей бюджета – исключительно политический вопрос, не имеющий под собой экономического обоснования.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter