Рус
Eng
Вольное обращение

Вольное обращение

15 мая 2013, 00:00
Экономика
ЮЛИЯ ЗАБАВИНА
Одной из самых обсуждаемых тем последних дней стала вероятная амнистия осужденных по экономическим статьям. Сначала эту идею озвучили общественники, затем поддержали в Госдуме, и вот, как сообщил вчера бизнес-омбудсмен Борис Титов, не исключено, что данный вопрос 23 мая обсудит с предпринимателями президент Владимир Пу

Амнистию предлагается объявить 26 мая, в день предпринимателя. Напомним, что еще в апреле концепцию амнистии «экономических» осужденных представил Борису Титову полпред правительства в высших судебных инстанциях, юрист Михаил Барщевский. Уполномоченный по правам предпринимателей в свою очередь внес данный вопрос на рассмотрение Госдумы. На этой неделе предложение поддержали спикер нижней палаты Сергей Нарышкин и лидер ЛДПР Владимир Жириновский.

Экспертный совет при Минэкономразвития, возглавляемый Борисом Титовым, подсчитал, что по экономическим статьям в России сейчас осуждены 110 тыс. 924 человека. При этом 12 тысяч из них приговорены к тюремному заключению. Амнистия предполагает как освобождение от наказания, в том числе тюрьмы, так и полное снятие судимости. Ожидается, что амнистия будет проведена по 53 различным составам преступлений. Причем авторы идеи неоднократно подчеркивали, что она не коснется взяточников и казнокрадов. Впрочем, попадающие под амнистию статьи также вызывают споры. Это, к примеру, статьи 159 «Мошенничество», 160 «Присвоение или растрата» и 165 «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием». По ним предлагается ввести индивидуальный подход, чтобы разделить криминальный и предпринимательский их варианты. Кроме того, именно по статье о мошенничестве отбывает свой срок самый известный заключенный России Михаил Ходорковский. Именно поэтому многие считают вероятность проведения амнистии в ее первоначальном виде невысокой.

По словам авторов инициативы, необходимость амнистии вызвана тем, что многие из осужденных отбывают срок из-за неправосудных приговоров. Борис Титов подчеркнул, что только частная инициатива активных, энергичных людей готова обеспечить стабильную и растущую экономику, а амнистия стала бы для этих людей «сигналом, что они нужны, что им можно открывать свое дело без страха оказаться за решеткой». Во многих случаях предпринимателей привлекали к ответственности «без наличия пострадавших», утверждает омбудсмен. Он также отметил, что только за четыре последних года к уголовной ответственности были привлечены около 600 тыс. человек.

Сама идея о необходимости освободить «экономических» осужденных витает в воздухе не один год. Сам Титов озвучивал ее еще в прошлом году, сразу после своего назначения на пост уполномоченного по правам предпринимателей. Между тем массовые амнистии в России происходят очень и очень редко. Последний раз такая амнистия проходила в 2005 году и была приурочена к 60-летию Победы в Великой Отечественной войне. А через пять лет после этого обсуждалась еще одна возможная амнистия для 300 тысяч человек, однако в итоге на свободе оказались только 200 осужденных.

Независимые юристы пока затрудняются определить долю вероятности, с которой амнистия действительно будет проведена. «В России, которая претендует на какое-то особое величие, совсем забыты такие слова, как великодушие, милосердие, гуманность, – сказал в разговоре с «НИ» адвокат Вадим Клювгант. – Особенно когда это касается действий властей. И в XXI веке, веке человека, это недопустимо. Было бы полезно об этих понятиях не только вспомнить, но и применять. Потому что давно не было ни амнистий нормальных, ни помилований». По словам юриста, амнистия по экономическим статьям не просто назрела, но перезрела. «Она предлагается как минимум два года, она предлагалась еще Советом по правам человека при президенте в 2011 году, – напоминает он. – Причем даже проект постановления тогда был подготовлен. А пойдет ли на это Дума, гадать смысла не имеет. Если она действительно озабочена ситуацией с инвестиционным климатом, рабочими местами, налогами, со всем, что связано с предпринимательством, если она может принимать самостоятельные решения, значит, она эти решения не может не принять».

Президент адвокатской палаты Москвы Генри Резник в свою очередь полагает, что шансы на амнистию есть. «Да, у нас эти дела рассматривались не совсем правильно, и мера наказания назначалась недостаточно обоснованно, – сказал «НИ» эксперт. – Но не думаю, что амнистия будет «обнимать» все 53 состава, на которые сейчас претендуют инициаторы». Что касается препятствия в лице Михаила Ходорковского, то г-н Резник отметил, что «если из-за одного человека будет исключена статья об отмывании, то это будет говорить о том, что наверху у нас сидят люди исключительно мстительные и мелочные».

Очевидный мотив проведения массовой амнистии – это ухудшение общеэкономической ситуации в стране, считают политологи. Проведя массовое освобождение осужденных по экономическим статьям, власти надеются поправить доверие предпринимателей к государству и стимулировать их активность. Это в свою очередь может помочь российской экономике восстановить былые темпы роста, которые в 2013 году сильно замедлились, а по многим прогнозам скоро вообще станут отрицательными. Однако уверенности в том, что амнистия решит проблемы плохого инвестиционного климата, почти ни у кого нет. «Предпринимателей интересует не то, что ты отсидишь не пять сроков, которые даст судья, но отсидишь всего два и попадешь под амнистию. Их интересует ясность и справедливость применения норм закона, – сказал в разговоре с «НИ» политолог Дмитрий Орешкин. – Мы прекрасно понимаем, как легко практически любого бизнесмена, если он не нравится кому-то из власти, отправить в кутузку. Это все замечательно с точки зрения власти, пока не начинает буксовать экономика. А потом вдруг выясняется, что инвестиционный климат неудовлетворительный, деньги прячут в офшорах, тогда власть начинает говорить, что надо бы их выпустить».

Если не менять всю систему – правовую, правоприменительную, политическую, то, как считают эксперты, опустевшие тюрьмы через некоторые время вновь наполнятся новыми людьми, осужденными по экономическим статьям, приговоры которых при этом будут вызывать вопросы общественности и юристов. «Амнистия подтверждает произвольный характер правоприменения: захотели – посадили, захотели – выпустили. В зависимости от настроения государства зависит бизнес и судьба, как с таким государством можно иметь дело?» – продолжает г-н Орешкин.

Активист организации «Русь Сидящая» Лора Куделко подтверждает, что никаких сигналов, свидетельствующих о снижении давления на бизнес со стороны государства, пока не поступало. «Если перед судьей стоит предприниматель, то мы видим приговор по максимуму, если это бывшие сотрудники «системы», то это либо условные, либо штрафные санкции, – говорит она. – Для предпринимателей средний срок составляет от 6 до 8 лет. Хорошо, что произошла какая-то декриминализация и очень многие смогли выйти, но уже не вернулись в предпринимательство, потому что больше не хотят иметь дело с властью». Эксперт Независимого совета по правам человека Наталья Пелевина добавляет, что нередко по экономическим преступлениям приговоры являются результатом какой-то внутренней или частной разборки, не имеющей отношения к конкретным преступлениям. По ее словам, чаще всего заказные дела по экономическим преступлениям происходят по статье 159 и по нескольким другим.

«Амнистия, целью которой является повышение инвестиционного климата, – это де-факто признание того, что правоохранительная система не регулируется законом. Государство понимает, что посадили значительную часть невиноватых бизнесменов», – подытожил Дмитрий Орешкин.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter