Рус
Eng

"Можно жаловаться, а можно думать". Как выжить российскому бизнесу на фоне санкций

"Можно жаловаться, а можно думать". Как выжить российскому бизнесу на фоне санкций
"Можно жаловаться, а можно думать". Как выжить российскому бизнесу на фоне санкций
13 февраля 2018, 18:31Экономика
На дискуссионной площадке Центра социального проектирования «Платформа» состоялось совещание «Русский бизнес в условиях санкций: поиск оптимальных стратегий», организованное ЦСП «Платформа», РАСО и холдингом «1Media-Invest».

В обсуждении приняли участие бизнесмены и представители государственных структур, непосредственно сталкивающиеся с последствиями антироссийских санкций со стороны США в своей деятельности. Спикерам выступили Алексей Фирсов (ЦСП Платформа), Тимур Аитов (ТПП РФ), Александр Шаров (Деловой клуб ШОС в Иране), Сергей Дробышевский(Институт экономической политики им. Гайдара), Юрий Данилов (МГУ), Яков Рудерман («Петромаркет»), Игорь Минтусов («Никколо М»), Игорь Шкрадюк (Центр охраны дикой природы), Константин Джунковский (Eastern Gas) и Павел Склянчук (ГосДума РФ).

Основное внимание дискуссионного клуба было уделено возможным сценариям развития событий после публикации правительственными структурами США т.н. «Кремлёвского доклада» – списка из 96 крупных российских бизнесменов и 114 чиновников и глав госкомпаний, лично попадающих под ограничения со стороны Соединенных Штатов. Также дискуссия сфокусировалась на поиске оптимальных репутационных стратегий для российского бизнеса в текущей ситуации.

«Мы находимся в ситуации переосмысления реальности, – говорит социолог, председатель комитета по социологии РАСО, основатель центра социального проектирования «Платформа» Алексей Фирсов. – Можно жаловаться, что мы оказались в новой реальности, можно пытаться от этой реальности бежать, выйти из неё. А можно её осмыслить и понять, что мы будем делать дальше. Задача таких клубов, как показала наша встреча, в этом и состоит».

Участники обсуждения выделили отличия санкций 2014 года, введенных после присоединения к России Крыма, и нынешних действий Конгресса США. Если в 2014 году «точечный удар» пришелся по небольшому числу физлиц, и в сознании бизнесменов произошел «поворот с Запада на Восток», то к 2018 году стало понятно, что санкции носят характер психологического давления: они воспринимаются как очередное унижение, особенно после истории с Олимпиадой. К тому же в деловом сообществе наступил период отказа от иллюзий относительно Китая, зато новые партнеры - Япония, Южная Корея и Израиль – показали свою эффективность, утверждают эксперты.

Тем не менее новые санкции – болезненны для российской экономики. Разумеется, от них больше всего пострадают нефтегазовая и банковская сферы. России в среднесрочной перспективе – 2024-26 годов – может грозить отключение газо- и нефтепроводов, когда Европа обеспечит себя альтернативными трубопроводами, утверждают эксперты. Однако это самый пессимистичный сценарий.

«Будет ли жесткий вариант – вопрос. Для жесткого варианта необходим мировой консенсус. Этого пока не наблюдается», – высказал мнение Сергей Дробышевский, представитель Института экономической политики им. Гайдара.

Самым негативным эксперты назвали возможное ядерное противостояние России и США как ответ на ужесточение санкций.В этой ситуации компании, замечают участники, и вовсе отказываются от каких-либо комментариев по вопросу возможных или существующих для них ограничений. «На фоне "кремлевских списков" никто здравомыслящий лишний раз светиться не будет... Зачем ему это нужно? Чтобы потом его закрыли, включив в новый список? Не спрашивают – не сплясывай, такой сейчас принцип», – говорит эксперт из сферы венчурного финансирования.

Отрасли экономики РФ, зависящие от импорта высокотехнологичного оборудования и самих технологий, особенно испытывают прессинг в связи с западными ограничениями. В России множество уязвимых цифровых объектов: электронные платежи и система SWIFT, критическая информационная инфраструктура, включающая крупные IT системы здравоохранения, транспорта, энергетики, банков, а также системы резервирования авиабилетов, например. Четкого понимания спроса и предложения на продукты и услуги IT, а также конкретных разработок отечественного софта, не уступающего западному по затратам и функциональности, пока нет.

Специалисты на встрече предположили, что определенную ясность может внести поправка к ФЗ 187 «О безопасности критической информационной инфраструктуры Российской Федерации», согласно которой бизнес должен пройти сертификацию по информационной безопасности, создать реестры того, чем располагает. Осложняется ситуация тем, что в мае 2018 года вступает в силу Европейский свод законов GDPR, защищающий персональные данные жителей ЕС, под который попадают и российские компании, оперирующие с персональными данными европейцев. Поэтому эксперты единодушны во мнении, что России жизненно необходимы отечественные решения в цифровой области и информационной безопасности.

Самое важное, что было озвучено на встрече, – отсутствие гарантий для любого российского бизнеса при взаимодействии с западными партнерами. «Мнение западных контрагентов таково: если компания российская, значит – токсичная», – подчеркивают организаторы. «Постоянно испытываем давление санкций, хотя они направленны на более крупных игроков, – поясняет представитель небольшой логистической компании, работающей на европейском рынке. – 70% наших сделок проходит через ЕС, стало сложно обосновать платежи. Получить кредиты российским бенефициарам в иностранных компаниях практически невозможно. Многие компании, видя происхождение товара РФ, отказываются сотрудничать на всякий случай, мотивируя, что банк может заблокировать сделку».

«Безусловно, санкции – надолго, и острота их будет нарастать. В этой ситуации надо искать альтернативные контакты с теми представителями иностранного бизнеса, кого санкции не затрагивают, поскольку разговаривать с теми, кого санкции коснулись – невозможно, в том числе и в силу юридических препон, – подчеркивает Игорь Минтусов, представитель компании «Никколо М». –Когда на переговорах американцы видят российских контрагентов, они понимают, что в перспективе это затрагивает их личный статус. Санкции несут для них определенные последствия – изменение юридического статуса, штрафы и вплоть до уголовного преследования. Поэтому нужно искать тех, кто играет на «альтернативных шахматных досках» – например, компании из Японии, Кореи и Израиля, которые уже упоминались, – с кем есть пространство для маневра и последующего сотрудничества».

Эксперты также сошлись во мнении, что частному бизнесу стоит рассчитывать лишь на ограниченную помощь государства. Несмотря на то, что господдержка считается серьезным конкурентным преимуществом на внутреннем рынке, компании должны расценивать этот инструмент в свете глобальных рисков. Даже средний и малый бизнес, ведущий ВЭД, косвенно может попасть под санкции. Обеспечить налоговыми льготами и преференциями всех государство попросту не сможет.Амнистия капиталов также не поможет российскому рынку: «Все, кто хотел вернуться в Россию, вернулись уже давно», – говорят специалисты.

«История с амнистией капитала – это скорее техническое решение, – говорит Алексей Фирсов. – Нам нужно изменить внутреннюю экономическую политику, чтобы самортизировать последствия. В этой ситуации есть запрос на реальную дискуссию. Пока мы находимся в некой «страдательной фазе» – жалуемся на несправедливость устройства, как с нами плохо обращаются, но нет какого-то конструктивного решения. Заблуждение думать, что один центр все придумает и запустит, нужны площадки для сбора позиций всех сторон».

Он подчеркивает, что компаниям необходимо переформатировать установки сегментов GR и PR, заявлять о своих достижениях, несмотря на санкции. Вариант изоляции, чтобы «не сболтнуть лишнего» – недопустим. Особенно важно использовать опыт компаний, которые уже формируют коммуникацию с иностранными партнерами в условиях санкций.

«Санкции это не про то, вернут ли свои капиталы в Россию актуальные миллиардеры, а про то, что появятся ли у нас через 10-15 лет новые миллиардеры», – говорит Сергей Дробышевский.

«Даже внутри негативного сценария есть какие-то примеры, чтобы адаптироваться, найти новые внутренние ресурсы. Мы, возможно, где-то теряем, зато у нас есть реальный шанс сформировать новое поколение бизнесменов, эффективно работающих в новых экономических реалиях. Но чтобы прийти к этому, нужны четкие, стратегические решения на разных уровнях, а этого мы не достигнем без дискуссии между всеми участниками процесса», – заключает Фирсов.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter