Рус
Eng
Экономист Дмитрий Мирошниченко

Экономист Дмитрий Мирошниченко

11 сентября 2012, 00:00
Экономика
ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО
Как показал недавний опрос Национального агентства финансовых исследований, выбирая банк, россияне ориентируются на мнение родных и знакомых, а не на отзывы в прессе, рейтинги и оценку экспертов. Научный сотрудник института «Центр развития» Высшей школы экономики Дмитрий МИРОШНИЧЕНКО объяснил «НИ», почему доверие к бан

– Дмитрий, почему потребителю до сих пор так сложно сориентироваться при выборе того или иного банка?

– Здесь все довольно просто. Чтобы получить точную информацию, необходимо иметь доступ к специальным изданиям, где печатаются рейтинги банков, а также экспертные оценки. Количество людей, которые имеют доступ к таким изданиям, ограничено. Эту информацию надо искать. А зачем это делать, когда есть положительный или отрицательный опыт знакомых людей? Это логично с точки зрения обычного человека. Важно понимать, что у нас в принципе доступ обычного человека к какой-либо специализированной информации ограничен. Интернет хоть и получил распространение, но его проникновение по стране не такое уж и большое. Найти структурированную информацию, которой можно было бы полностью доверять, сложно. Важно и то, что обывателю трудно отличить рекламу от экспертного мнения. А реклама, как правило, говорит про ставки, но не говорит про надежность той или иной кредитной организации. Хотя в целом я бы сказал, что нужно стараться черпать информацию из разных источников, не ограничиваться каким-то одним. Поиск подобного рода информации – это определенная работа, которую зачастую люди не хотят или не могут выполнять. И это в общем-то нормально.

– В своих ежемесячных мониторингах вы неоднократно упоминали о том, что люди неохотно несут деньги в банки. Почему не удается искоренить недоверие?

– Такое отношение возникло не на пустом месте. Самый серьезный удар люди получили при развале Советского Союза, когда вдруг обнаружилось, что деньги ничего не значат. Такие вещи не забываются. Потом был 1998 год, когда опять достаточно много людей потеряли свои сбережения. Все это подрывает доверие людей как к банковской сфере, так и к государству. Но в действительности все не так уж плохо. Кризис 2008 года показал, что система страхования вкладов прекрасно работает, и никто ничего не потерял. Конечно, элемент недоверия к банковской системе присутствует, но не стоит сбрасывать со счетов и другие факторы. Люди неохотно несли деньги в банки, потому что долгое время ставки по депозитам были слишком низкими, и людям просто это было неинтересно. Еще один неочевидный фактор: люди просто не хотят «замораживать» деньги на долгий срок, а хотят иметь их под рукой. Это объясняется неопределенностью общей экономической ситуации в стране. Действует установка «мы не знаем, что будет завтра».

– Получается, что именно этим стремлением можно объяснить и потребительский бум в сфере кредитования? Люди хотят жить сейчас, а не в этом непонятном завтра. Не опасен ли такой спрос на кредиты?

– В действительности цифры по потребкредитованию не выглядят пугающими: мы не достигли докризисного уровня, нам есть куда расти. Но вызывает тревогу тот факт, что сейчас кредитные организации в первую очередь ориентированы на людей с низкими доходами. Когда вы берете кредит, то не можете быть уверенными до конца, что сможете расплатиться, когда доходы упадут. Сегодня ситуация в экономике нестабильная. Обычный человек может этого не замечать. Те же бюджетники, которые, кстати, сейчас более чем активно набирают кредиты, просто видят, что на карточки деньги переводятся, зарплата индексируется, значит, все в порядке. На самом деле не в порядке. Кроме того, вызывает серьезную тревогу растущая популярность кредитных карт. Статистика показывает, что это сейчас самый быстрорастущий сегмент. Эта сфера совершенно не отрегулирована законодательством, здесь множество рисков, ставки огромны. По сути, кредитные карты – очень полезный инструмент, это своеобразная финансовая подушка безопасности. Ими можно пользоваться очень ограниченно, в крайних случаях. На деле же люди фактически подсаживаются на эти карты и пользуются ими чуть ли не ежедневно. Опасная привычка, поскольку долг накапливается, и его надо будет отдавать, а проценты там огромные.

– То есть в целом вы бы не советовали сегодня связываться с кредитами?

– Нет, не совсем так. Я делю кредиты на хорошие и плохие. Хорошие – это долгосрочные кредиты на товары длительного потребления. В частности, ипотека или автокредит. Эти сферы хорошо отрегулированы, там приемлемые ставки и условия чуть лучше. Плохие – это различная мелочевка. Там ставки высоки, вы переплачиваете значительно. По сути, если вы не можете накопить на бытовую технику, а берете ее в кредит, это значит, что вы живете не по средствам. Это иллюзия, что вы можете себе все позволить. На деле, если вы вдруг потеряете свой источник дохода, который, как правило, у этих групп населения единственный, с банком будет нечем расплачиваться.

– А насколько потребители банковских услуг сегодня защищены с точки зрения законодательства? На ваш взгляд, на чьей стороне государство – потребителей или банкиров?

– Государство самоустранилось, оно, по сути, ничем не занимается, если говорить о защите прав потребителей. На сегодняшний день не существует четкой правовой базы. Страдают как обычные люди, так и собственно бизнес, который также заинтересован в четких правилах игры. Какое-то регулирование идет на уровне судебной практики, которая тоже не однородная и противоречивая. Один судья решает дело в одну сторону, другой аналогичное дело рассматривает совсем иначе в зависимости от того, кому он больше симпатизирует. По сути, мы имеем двоякую ситуацию: грань переходят как банки, так и сами потребители. Банки накручивают проценты и штрафы, люди, в свою очередь, думают, что могут обмануть кредитные организации – взять кредит и не отдать. Это довольно распространенная ситуация. Это происходит из-за того, что сфера плохо отрегулирована. До сих пор не принят закон о потребкредитовании, хотя он уже разработан Минфином. В целом неплохой документ, но остаются не отрегулированные моменты. Так, по-хорошему надо было бы ввести единый типовой договор потребительского кредитования. Это привело бы к тому, что банки уже не могли бы мелким шрифтом в середине документа вписывать различные дополнительные комиссии и другими способами путать потребителей. При этом прозрачные правила игры выгодны и самим банкам: ты играешь по единым стандартам, поле для недобросовестной конкуренции сужено до минимума.

– Насколько серьезной проблемой является низкая финансовая грамотность населения?

– Это действительно очень серьезная проблема. В принципе можно сказать, что для людей не только в нашей стране характерна низкая финансовая грамотность. На Западе ее уровень повыше, чем у нас, но и там люди теряются. Уровень изворотливости финансовых институтов всегда несоизмеримо выше, чем у простого потребителя. То есть банкир всегда найдет, как обыграть обывателя. Тем не менее опять же у нас дела обстоят несколько хуже, чем на Западе. Здесь нужна системная работа, причем начинаться она должна со школьной скамьи. Перестроить людей после 35–40 лет вряд ли уже получится, а вот воспитывать грамотность в будущем поколении вполне реально. Можно включить в школьную программу соответствующую дисциплину, можно в игровой форме. Это можно сделать даже на уровне задач по математике, приблизив их к реальности. Вместо пункта А и Б использовать финансовую тематику. Так прививается умение считать деньги, человек выходит в мир, уже зная, что почем и для чего. И, кстати, нечто похожее было в школах в 1990-е годы, но потом мы от этого отошли.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter