Рус
Eng
"Тольяттиазот" попал в новый виток корпоративной войны

"Тольяттиазот" попал в новый виток корпоративной войны

11 апреля 2019, 10:00Экономика
В Комсомольском районном суде Тольятти уже второй год продолжаются судебные разбирательства по резонансному делу бывших руководителей компании «Тольяттиазот» и их иностранных партнёров. Но несмотря на суд, само предприятие продолжает успешно развиваться.

Крупнейший в мире производитель аммиака, российская химическая компания «Тольяттиазот» отчиталась о финансовых результатах деятельности за 2018 год: выручка увеличилась на 27% до 53,5 млрд руб., чистая прибыль выросла более чем в 8 раз до 7,1 млрд руб. Помог рост мировых цен на основную продукцию холдинга (аммиак и карбамид) и укрепление курса доллара, говорят аналитики, отмечая, что немалую роль сыграло и качество корпоративного управления. В условиях многолетнего корпоративного конфликта с миноритарными акционерами, давления со стороны следствия и бесконечных судебных разбирательств, в рамках которых ключевые активы предприятия находятся под арестом, а управленческое звено то и дело вызывают на допросы, обеспечить беспрерывность производства и рост финансовых показателей – дорогого стоит.

Когда предприятие сможет вернуться к нормальной жизни и беспрепятственно работать – не известно: недавно в Комсомольском районном суде Тольятти начался новый виток судебных разбирательств по резонансному делу над бывшими руководителями «Тольяттиазот», обвиняемыми в хищении у компании 85 млрд рублей. По версии следствия, с ноября 2007 по март 2012 годов руководители «Тольяттиазота» похитили весь произведённый предприятием аммиак и карбамид и продали его по заниженной стоимости швейцарской компании Nitrochem Distribution AG, которая затем якобы реализовала продукцию на мировом рынке по рыночной цене. Само ПАО «Тольяттиазот», хоть и признано потерпевшей стороной в этом уголовном деле, отмечает, что предприятие получило в качестве оплаты за поставленную в указанные годы продукцию более 65,5 млрд руб. Из этих денег выплачивались зарплаты, налоги в бюджет и дивиденды акционерам. Откуда же взялись убытки, о которых говорит следствие?

Их насчитали эксперты, назначенные самими же следователями. Эти же эксперты признают, что оценка была выполнена с существенными нарушениями. Например, в показаниях эксперта «Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ» Натальи Семилютиной говорится, что при расчёте суммы ущерба эксперты допустили математические ошибки, завысив стоимость продукции «Тольяттиазот» более чем на 6 млрд руб. Например, когда защита обвиняемых приступила к представлению своих доказательств и начала оглашать документы из уголовного дела, вниманию суда был представлен огромный список грузовых таможенных деклараций (ГТД) по отгрузке продукции «Тольяттиазота» предприятиям «Юниферт», «Фортрейд», «Живица плюс» и другим покупателям. При этом, данные ГТД фигурируют в деле как составная часть экспертного заключения того же «Института законодательства и правоприменительной практики при Правительстве РФ» в качестве «доказательства» несоответствия цен по сделкам между «Тольяттиазот» и компанией Nitrochem Distribution AG.

Защита обратила внимание суда, что эксперты Семилютина и Валентей ссылались в заключении на то, что продукция «Тольяттиазот» по приведённым ГТД как будто бы была реализована компании Nitrochem Distribution AG и строили свои расчёты на этом, а как оказалось на самом деле – продукция продавалась совсем другим компаниям. И таких неправильно включённых в расчёты экспертами ГТД оказалось не одна или две, а целых семьдесят пять, что наглядно демонстрирует уровень квалификации и профессионализма экспертов Семилютиной и Валентея. В суд же указанные эксперты для допроса вообще не прибыли, потому что от этой идеи отказались государственные обвинители.

И теперь понятно, почему это сделали прокуроры – чтобы лишний раз публично не краснеть в судебном процессе при допросе экспертов со стороны обвинения.

Разбирательства в Комсомольском суде идут на фоне следственных мероприятий по целому ряду других уголовных дел, связанных с «Тольяттиазот». Большинство из них находится в производстве старшего следователя по особо важным делам при Председателе Следственного комитета России, генерал-майора Туманова. Этот следователь давно известен своей жёсткостью к делам, относящимся к «Тольяттиазот». Так, в сентябре прошлого года он задержал в Тольятти 68-летнего оценщика Александра Коренченко. В ходе допроса его стали склонять к даче признательных показаний, но Коренченко отказался оговаривать себя и сотрудников «Тольяттиазот», настаивая на том, что ни он, ни другие лица преступлений не совершали. За свою принципиальность эксперт поплатился немедленно: в тот же день он был задержан и ему предъявили обвинение в совершении двух преступлений (ч.4 ст. 159 УК РФ). Коренченко был этапирован в Москву, где по ходатайству следователя Туманова Басманным районным судом Москвы заключён под стражу. Смягчить решение об аресте не помог ни почтенный возраст, ни наличие множества заболеваний оценщика. Учитывая, что Коренченко в течение всех восьми лет следствия не предпринял ни единой попытки скрыться и добровольно являлся на все допросы, объективных оснований полагать, что именно в этот момент он попытается выехать из страны или как-то препятствовать расследованию, просто не было. Аргументацию защиты поддерживал даже прокурор, но не следователь Туманов.

Справедливость восторжествовала в конце октября 2018 года, когда арест Коренченко был отменён апелляционной инстанцией Мосгорсуда, которая особо отметила в решении, что заключение под стражу оценщика было произведено на основании голословных и ничем не подтверждённых доводов. Жалобы на действия следователя поступают и от других лиц. Так, например, во время обысков изымаются не только оригиналы учредительных и уставных документов, без которых ни одно предприятие просто не может нормально функционировать, но и вещи, которые явно не имеют отношения к расследованию. Например, старые семейные фотографии, как это было в ходе недавних обысков в доме генерального директора «Тольяттиазота» Вячеслава Суслова, который, кстати сказать, вообще не занимался управлением предприятия в расследуемый в уголовном деле период.

А вот о способах допросов можно судить хотя бы по такому факту, как вызов скорой помощи председателю правления «Тольяттихимбанка» Александру Попову (статью об этом недавно публиковала «Общая газета»). Все это не может не вызывать сомнений подозреваемых в объективности следствия.

Ещё один эффективный инструмент следствия – провокация. В декабре 2016 года на территории «Тольяттиазот» обнаружили и изъяли целый оружейный арсенал: гранатомёт, патроны и другие различные боеприпасы. Хранилось всё это как ни странно - за потолочным пространством в одном из кабинетов, арендованных фирмой-подрядчиком. Но удивляет даже не это, а та легкость, с которой был обнаружен тайник. В подобных ситуациях первая мысль возникает о том, что сотрудники правоохранительных органов заранее знали, где искать. Либо потому, что их об этом кто-то уведомил, либо потому что они сами же этот тайник и организовали. Арестованные следователями ФСБ и содержащиеся в СИЗО «Лефортово» по этому эпизоду лица сообщают о причастности к подбросу оружия на территорию завода в целях дискредитации руководства «Тольяттиазот» оперуполномоченного ОЭБиПК УМВД России по г. Тольятти Юрия Конаныхина, которого привлекает к участию в следственных в настоящее время следователь Туманов.

Но к чему такое рвение, если само предприятие себя потерпевшим не считает? Представители «Тольяттиазот» заявляют, что давление на завод - следствие корпоративного конфликта, развёрнутого миноритарными акционерами предприятия - компанией «Уралхим» и Евгением Седыкиным - с целью рейдерского захвата «Тольяттиазот». При этом, как ранее было установлено и следствием, и судом – данные миноритарные акционеры неоднократно нарушали закон при расследовании уголовных дел, имеющих отношение к «Тольяттиазот», а Седыкин и вообще в недавнем прошлом был осуждён за ряд преступлений, направленных на мошенничество в отношении завода. Возникает резонный вопрос: зачем «Уралхим» столь упорно бьётся за «Тольяттиазот»?

На деньги, за время противостояния потраченные «Уралхимом» на юристов и консультантов, наверняка можно было бы открыть новое или, как минимум, отремонтировать небольшое химическое производство. «Агрессивное наступление на конкурентов, скандалы и суды - фирменный стиль владельца «Уралхима» Дмитрия Мазепина», говорит аналитик компании Amarkets Артём Деев. «Стратегия Мазепина - безудержный рост. Он годами скупал новые активы, что, в конце концов, позволило ему сделать «Уралхим» одним из крупнейших по объёму производителей минеральных удобрений в Восточной Европе», - отмечает эксперт. Однако в результате агрессивной политики поглощений, предприятие находится не в лучшей финансовой форме, отмечает аналитик: по итогам 2017 г. общий долг компании превышал 5 млрд долларов. «Несмотря на существенный рост выручки (на 18 % по сравнению с прошлым годом), «Уралхим» получил убыток аж в 25,2 млрд руб. Поглощение нового крупного и прибыльного предприятия могло бы помочь Мазепину решить финансовые проблемы его основного актива», - считает Деев.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter