Рус
Eng
Южный разворот

Южный разворот

9 декабря 2014, 00:00
Экономика
АРИНА РАКСИНА
Сегодня, 9 декабря, в Брюсселе состоится встреча министров-энергетики стран – участниц газового проекта «Южный поток». Целью обсуждения является определение дальнейшей стратегии энергетического взаимодействия в виду российского решения об отмене реализации проекта. Некоторые европейские партнеры России явно пострадали

В минувшее воскресенье президент РФ Владимир Путин провел телефонные переговоры с президентом Сербии Томиславом Николичем и премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном по вопросу дальнейшего взаимодействия в энергетической сфере ввиду прекращения «Южного потока». Представители этих стран подчеркнули взаимный ущерб и для России, и для ЕС от остановки проекта.

Напомним, что 1 декабря в ходе своего делового визита в Турцию президент РФ Владимир Путин объявил о решении России остановить реализацию проекта «Южный поток» и начать строительство трубопровода в Турцию и газового хаба на турецко-греческой границе. Это решение было обосновано препятствующей позицией ЕС, который не проявлял заинтересованности в реализации проекта.

В Европе на эту новость отреагировали по-разному. В частности, министр иностранных дел Сербии Ивица Данич заявил, что отказ от «Южного потока» нанесет ущерб не только Сербии, которая таким образом лишится альтернативного пути поставок газа, но и всему Евросоюзу. Даже Болгария, которая под давлением Еврокомиссии так и не дала разрешения на строительство трубопровода (что формально и послужило поводом для заявления Путина), теперь уже намерена настаивать на реализации «Южного потока», так как «проект полезен для страны». Об этом вчера заявил болгарский премьер-министр Бойко Борисов.

Но глава «Газпрома» Алексей Миллер сделал заявление о том, что российский газовый монополист отходит от модели, в которой он ориентировался на поставку газа конечному европейскому потребителю. После реализации турецкого проекта, помимо уже имеющегося пути поставок с конечной точкой в Германии, Европа сможет закупать газ на турецко-греческой границе, ну а дальше уже самостоятельно решать проблемы его доставки до внутренних пользователей. А потому обеспокоенность таких стран, как Австрия, Венгрия, Сербия, вполне объяснима, поскольку они с точки зрения газового обеспечения находятся в «медвежьем углу», объяснил «НИ» директор Института энергетики и финансов Владимир Фейгин. Болгария же потеряет 3 млрд. евро инвестиций и доход от транзита 18 млрд. кубометров газа в год. Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов так же соглашается, что если до Италии, которая входила в «Южный поток», от Турции еще можно относительно легко провести газопровод, то у стран Восточной Европы с этим возникают проблемы. Что, по мнению эксперта, дает возможность «Газпрому» торговаться с этими странами, чтобы добиться для себя наиболее выгодных условий. Другое дело, что успех подобных торгов маловероятен в силу позиции Еврокомиссии, которая сводится к тезису «меньше российского газа».

В результате всех этих раскладов на коне оказывается Стамбул. По мнению Алексея Миллера, ЕС сам подарил Турции «газовый вентиль» для Европы. В выигрыше определенно будет еще и Греция, на границе с которой встанет газовый хаб и будет сформирована новая торговая площадка с ЕС. Глава МИД Греции Эвангелос Венизелос уже отметил, что страна придает огромное значение созданию Южного энергетического коридора.

Эксперты отмечают, что так как решение об отмене «Южного потока» еще очень свежее, то детально проработанной конкретики об альтернативном маршруте российского газа еще нет. Тем не менее, порядка 4 млрд. долларов, которые российская сторона уже инвестировала на своей территории в проект, не должны быть потеряны, так как эти мощности будут использованы как раз в качестве отправной точки строительства турецкого проекта. Сергей Правосудов отметил, что вместо четырех планировавшихся веток «Южного потока» будет построено две на территории Турции – первая для обеспечения поставок в саму эту страну, вторая – до хаба на границе с Грецией. В то же время опрошенные «НИ» эксперты признают, что «Южный поток» был в том числе политическим проектом, призванным снизить значимость Украины как транзитной страны в силу ее нестабильности как газового партнера. И с Турцией в этом смысле тоже далеко не самая простая ситуация, сказал г-н Правосудов, напомнив о военных действиях на территории Сирии совсем недалеко от турецкой границы. Впрочем, с экономической точки зрения Турция зарекомендовала себя как гораздо более надежный партнер, чем Украина.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter