Рус
Eng
Ниже некуда

Ниже некуда
Новость

8 сентября 2009, 00:00
В то время как российские власти уже готовятся к выходу из кризиса, предсказывая скорый подъем экономики, западные эксперты вдруг решили напомнить нам о том, как сильно мы упали. Согласно исследованию, проведенному немецким банком Dekabank Deutsche Cirozentrale, Россия заняла второе место среди крупнейших экономик мира

Исследование Dekabank охватило 31 государство с самыми крупными экономиками. За исходные данные для расчета глубины падения брался докризисный квартал с наилучшими показателями ВВП и наихудший квартал с момента начала кризиса. В результате безоговорочное первое место заняла Турция со спадом экономики в 14,2%, который случился между первым кварталом 2008 года и аналогичным периодом 2009-го. Второе место у России – около 11% между третьим кварталом 2008 года и вторым 2009-го. Третьим стал Сингапур – 9,9%, четвертой Япония – 8,3%. При этом три страны смогли даже в условиях кризиса продолжить экономический рост. Это вполне предсказуемые Китай и Индия, и самая большая неожиданность данного рейтинга – Польша, которая, по оценкам немецких аналитиков, оказалась слабо затронута банковским кризисом.

Несколько неожиданно пребывание в середине списка США и Великобритании, которые пострадали не так сильно, несмотря на то что именно там зародился и достиг пика кризис в недвижимости и банковском секторе. Аналитики объясняют это невысоким, по сравнению с другими странами, уровнем экспорта и, следовательно, зависимостью от остального мира. По мнению исследователей, таблица падения ВВП полностью отражает бизнес-модель государств – чем сильнее экономика зависит от всемирной конъюнктуры, тем тяжелее она перенесла удар кризиса.

Заместитель директора института «Центр развития» Валерий Миронов считает, что, несмотря на высокую значимость экспорта, российская экономика летела вниз совершенно по иной причине. «Экспорт упал в стоимостном выражении на 50%, но это произошло из-за падения цены. Физический же объем экспорта упал в первом квартале на 15%, а во втором, по нашим данным, на 5%. В то же время падение импорта в обоих кварталах составило около 40%. Так что вклад экспорта был положительный», – сообщил он «НИ». По мнению экономиста, главной причиной столь сильного падения экономики стал излишний оптимизм властей и просчеты бизнеса. «Даже во второй половине 2008 года, когда кризис уже пришел, говорили, что у нас все будет хорошо, и предприятия продолжали накапливать производственные запасы. Кроме того, спасаясь от высокой инфляции, бизнес переводил деньги в сырье и материалы, – пояснил эксперт. – В результате из 10% падения ВВП в первой половине этого года большая часть была вызвана не падением спроса, а фактором больших запасов. Производители начали их распродавать и на полгода приостановили производство».

Руководитель научного направления «Макроэкономика и финансы» Института экономики переходного периода Сергей Дробышевский полагает, что значительную роль в стремительном падении ВВП сыграл перегрев отечественной экономики. «Наша экономика, в том числе и с помощью высоких цен на нефть, последние годы находилась в стадии бурного роста, что закончилось ее перегревом, – пояснил он «НИ». – Получилось, что на мировой кризис наложился и первый циклический кризис в российской экономике. В сумме эти два фактора привели к тому, что спад был таким большим». Второй причиной более сильного, чем у других, спада, по мнению эксперта, стало то, что Россия является развивающейся экономикой, для которой свойственны большие колебания. «10% падения нашего ВВП в первом полугодии этого года в принципе сопоставимы с падением на 2–3% экономики США и Евросоюза», – уверен он.

Как бы то ни было, пик падения уже пройден и главным вопросом становится уже будущий рост экономики – будем ли мы по этому показателю в лидерах или окажемся в хвосте? «Сравнивать себя с другими сейчас слишком сложно, – считает г-н Дробышевский. – Но если сравнить нынешнюю ситуацию, например, с радикальным выходом из кризиса 1998 года, когда мы уже через два года показывали высокие темпы роста, то я не думаю, что сейчас это возможно». «По темпам восстановления мы будем опережать другие страны, именно из-за вклада запасов, – считает г-н Миронов. – У нас будет отскок, когда предприятия начнут восстанавливать производство. Но, с другой стороны, мы потеряли полгода, когда наша промышленность не работала и за это время она могла потерять часть своей конкурентоспособности».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter