Рус
Eng
Игра в монопольку

Игра в монопольку

7 ноября 2006, 00:00
Экономика
ЭМИЛИЯ КАЗУМОВА
Идея госмонополии на производство и продажу алкоголя набирает силу в кругах законодателей. В конце прошлой недели депутаты и думские эксперты обогатили ее предложениями разрешить продажу спиртного только в государственных магазинах и исключить из свободного доступа спиртосодержащие препараты в аптеках. По мнению незави

Как сообщил «Новым Известиям» зампред комитета Госдумы по охране здоровья Николай Герасименко, введение государственной монополии на производство алкоголя не имеет смысла без контроля над розничной продажей. Сама же монополия, по его версии, должна заключаться в следующем. Продажа алкогольных напитков с содержанием спирта более 4,7–5% будет производиться только в государственных магазинах. Исключение – обслуживание в барах. Госмагазины же, как отметил депутат, «работают в строго определенные часы, и его продавцы не заинтересованы в том, чтобы продать как можно больше». Недоумение по поводу перспектив возврата к системе государственной торговли народный избранник развеял уточнением: торговать алкоголем нужно разрешить только магазинам, которые получат государственную лицензию. В чем смысл нововведения, впрочем, так и осталось неясным: и оптовая, и розничная торговля алкоголем без государственной лицензии сейчас и так запрещена.

Кроме того, г-н Герасименко предложил еще один путь выхода из кризиса – снизить цены на пиво и вино, а водку сделать дороже. «Везде в мире бутылка пива в 10 раз дешевле бутылки водки, – напомнил он. – У нас же – только в три раза». По словам депутата, смертельная доза алкоголя составляет 400 миллилитров в пересчете на чистый спирт в течение двух часов. А это – «либо 2 бутылки водки, либо 3 литра вина, либо ведро пива». По предположению народного избранника, выпить за два часа ведро пива невозможно, да и 3 литра вина затруднительно, а 2 бутылки водки – вполне реально. Надо отметить, что депутат все же признает: если все эти меры принять быстро и одновременно, возможны еще более печальные последствия. «Не надо все сваливать в кучу, а надо шаг за шагом, step by step», – пояснил он «НИ».

По мнению председателя Экспертного совета по регулированию алкогольного рынка при комитете Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму Павла Шапкина, государству больше внимания надо обращать на аптеки. «В законодательстве осталась серьезная дырка – отсутствие контроля над спиртосодержащей продукцией медицинского назначения», – заявил он. Как рассказал «НИ» специалист, рынок алкогольных суррогатов сложился из-за антиалкогольных кампаний разных лет и окреп к началу 90-х годов настолько, что начал конкурировать с официальной розничной сетью. По его данным, ежегодно в стране выпивалось 300 млн. литров технического спирта. В сегодняшних же отравлениях «виноваты» спиртосодержащие антисептики «Антисептин» и «Экстрасепт-1», что уже официально признано. А потому, убежден г-н Шапкин, необходимо срочно провести ревизию реестра лекарственных средств, содержащих компоненты спирта, и исключить подобные препараты из свободного доступа. «Аптеки должны лечить, а не травить», – отмечает он.

Между тем, как отмечают другие специалисты, отдавать в руки государства сферу, с которой оно уже много раз не справлялось, означает загубить дело окончательно. Власти ведь своими непродуманными действиями фактически сами создали сегодняшнюю ситуацию. Сначала Геннадий Онищенко запретил в России молдавский и грузинский алкоголь, сократив дешевый ассортимент. То, чего не сделал он, завершила автоматика учета спирта. И в результате страна сейчас имеет то, что имеет.

По мнению независимого эксперта Александра Сивакова, призывы к госмонополии и изъятию из аптек антисептиков – всего лишь попытки отвлечь внимание общества от сути проблемы. «Сейчас надо думать о том, что дать народу пить вместо отравы», – рассказал он «НИ». А госмонополия, по его мнению, только усилит коррупцию среди чиновников Минсельхоза, который распределяет квоты на производство спирта. Если госмонополия будет введена, то, скорее всего, в России, как уже не раз предлагалось, будет создано федеральное унитарное предприятие, которое начнет закупать спирт у производителей, чтобы затем перепродавать ликероводочным заводам. Но в России уже существует ФГУП «Росспиртпром», доля которого на рынке, по разным оценкам, составляет от 50 до 70%. Оно управляет и государственными активами в предприятиях, производящих спирт. Сказать, что это помогло решению проблемы, не сможет даже самый радостный оптимист.

ИТОГИ АНТИАЛКОГОЛЬНЫХ КАМПАНИЙ

Первый «сухой закон» в России был введен в 1914 году после начала Первой мировой войны. Отменен он был уже большевиками в 1925 году. За это время производство легального алкоголя сократилось почти в 5 раз (с 4,6 до 0,9 литров на душу населения). Однако примерно в той же пропорции стали больше гнать самогона. В результате реальное потребление алкоголя на душу населения только возросло – примерно с 5 до 9 литров.

Второй «полусухой закон» действовал в рамках антиалкогольной кампании конца 80-х годов прошлого века. Только легальное производство алкоголя сократилось почти в три раза (с 10,5 литров на душу населения в 1984 до 3,9 в 1987 году). Зато, несмотря на жесткое преследование правоохранительными органами, вдвое больше стало производиться самогона (по некоторым оценкам, до 6 литров на душу населения).

Третий всплеск самогоноварения приходится на начало 90-х годов. Даже по сравнению с годами антиалкогольной кампании производство самопального спиртного выросло на треть (до 9,4 литров на душу населения в 1993 году). Примечательно, что потребление легальной водки в это время почти не сократилось. Главной причиной расцвета бутлегеров-самопальщиков в эти годы стала недоступность из-за дороговизны легальной водки для значительной части населения.

Недоступность качественного легального алкоголя неизбежно ведет к росту производства самогона и прочих суррогатов, что в свою очередь напрямую отражается на кривой смертности из-за отравлений алкоголем. Этот показатель, по данным Росстата, вырос более чем на 60% (до 23,1 случая на 100 тыс. населения) в 70-е годы, когда государство пыталось бороться с пьянством с помощью повышения «по многочисленным просьбам трудящихся» цен на водку.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter