Рус
Eng
Бои без правил: как не сделать Россию великой

Бои без правил: как не сделать Россию великой

1 июня 2018, 12:57ЭкономикаИван Петровский
Битва за «ТольяттиАзот» – яркий пример противостояния «семейно-либеральных» рейдеров и бизнесменов новой формации

Несмотря на явные сигналы, которые «новый" Путин подает чиновникам и бизнесменам с помощью громких антикоррупционных разбирательств, остаются еще в России те, кто открыто использует силовые переделы собственности. К числу предпринимателей, которые не гнушаются сомнительных схем, эксперты называют «химического короля Приволжья", владельца холдинга «Уралхим» Дмитрия Мазепина.

Новая старая цель

В Самарской области Мазепин давно уже ведет войну с «ТольяттиАзотом» (ТОАЗ), который входит в тройку основных производителей аммиака в стране, занимает 20% российского и 10% мирового рынка. Завод – единственный в мире, способный производить 3 млн тонн аммиака в год. Продукция ТОАЗ – аммиак и карбамид – экспортируется в 120 стран мира на 5 континентах. У предприятия имеется собственный железнодорожный парк и доступ к уникальному аммиакопроводу «Тольятти-Одесса» протяженностью более 2000 км.

Около 10 лет назад 10% «Тольяттиазота» приобрел «Уралхим», принадлежащий «химическому олигарху» Дмитрию Мазепину. С тех пор между структурами Дмитрия Мазепина и семьей Махлаев, мажоритарными владельцами «Тольяттиазота», тянется конфликт, цель которого – получить контроль над ТОАЗом. В рамках противостояния в 2012 году миноритарии – «Уралхим» и некий Евгений Седыкин – инициировали уголовное дело против руководства предприятия. Топ-менеджеров, владеющих мажоритарным пакетом, и компанию-дистрибьютора обвинили в хищении продукции, подключив к разбирательствам Следственный комитет. Уголовное дело по ст. 159 УК РФ (Мошенничество) рассматривается в судах по сей день.

Привет из 90-х

В рамках уголовного дела суду представлены документы, подтверждающие продажу продукции – договоры, товарные накладные, документы об оплате на сумму более 65 млрд рублей. Из полученных средств руководство выплачивало зарплаты, проводило модернизацию предприятия и выделяло дивиденды акционерам. Представители «Уралхима» на законных основаниях присутствовали на общих собраниях акционеров и в тот момент претензий по размерам дивидендов не предъявили, решения не опротестовывали.

Но ситуация стала развиваться нелогичным образом – Мазепин решил получить контроль над ТОАЗом. В суд предъявлен иск о хищении и недополученных дивидендах на общую сумму в 84 млрд рублей, на которую истцы требуют арестовать продукцию предприятия. Это сумма – стоимость продукции, произведенной ТОАЗ за 4 года, и очевидно, что такой арест не пойдет на пользу экономическому положению завода.

Для захвата контроля над ТОАЗом использованы самые недобросовестные методы «родом из 90-х»: фальшивые собрания акционеров под руководством Евгения Седыкина, подброс наркотиков финансовому директору, инициация обвинений в связях руководства с запрещенной в России ИГИЛ и даже попытки организовать на территории предприятия ... террористический акт. В последней инсценировке замешан бывший глава охраны Бориса Березовского Сергей Соколов – его недавно арестовало ФСБ РФ. Что касается «миноритария» Седыкина, то в 2017 году за подделку протоколов общего собрания акционеров он осужден на 4 года условно, однако вопреки всякой логике, явно указывающей на его заинтересованность в переделе, по-прежнему остается ключевым свидетелем по делу о хищении.

«Токсичный химический король»

ТОАЗ оказался далеко не первым предприятием, на которое «химический король» решил наложить лапу. Вопрос в том, зачем он собирает активы?

В 2008 году Мазепин приобрёл 90,02% акций ОАО «Воскресенские Минеральные удобрения» (ВМУ) стоимостью $382 млн у компании Uritrans. Кредит в размере 3 млрд рублей на покупку ВМУ Мазепин получил у Сбербанка, имея к тому времени 700 млн долгов перед банком.

В то же время он получил пакет акций Кирово-Чепецкого химкомбината (КЧХК). Основные активы обоих заводов впоследствии выведены через другие предприятия – ЗАО «Завод минеральных удобрений» и кипрскую Assethill Holdings Ltd – и присоединены к АО «ОХК «Уралхим».

По факту КЧХК осталось с долгами, в ВМУ к 2009 году прекратило деятельность по требованиям Ростехнадзора из-за многочисленных техногенных аварий. На заемные средства Мазепин также купил 9,76% Тольяттинского аммиачного завода. К 2009 году задолженность «Уралхима» Мазепина перед Сбербанком составляла около 5 млрд рублей.

В декабре 2013 года Мазепин приобрел 20% «Уралкалия» за $4 млрд. На этот раз средства для покупки предоставил ВТБ: $4,5 млрд под залог акций приобретаемого актива. Сегодня долг «Уралкалия» составляет $5,5 млрд, из которых $2,46 млрд – перед Сбербанком, а пакет, приобретенный Мазепиным, за это время упал в цене до $1,2 млрд. Положение «Уралкалия» плачевно – это общеизвестно. К тому же, по требованию Путина предприятие расселяет жителей г. Березняки Пермской области из-за постоянных техногенных аварий.

Таким образом, «Уралхим» – ультра-закредитованная компания. Доля заемных средств АО «ОХК «Уралхим» по данным СПАРК на 31.12.2016 составляла более 257 млрд рублей или 116% по отношению к активам компании, что является чрезвычайно большим показателем. Таковы же и «дочки» «Уралхима»: долги в валюте в балансе в АО «Минеральные удобрения» составляют 52%, в ПАО «Уралкалий» - 63%, в ООО «Уралхим-ТРАНС» - 17%.

Долги холдинга, в том числе и за приобретенные в кредит акции предприятия «Уралкалий», почти в 5 раз превосходят объём прибыли до вычета расходов (EBITDA). Общая долговая нагрузка компаний всей группы «Уралхим» составляет более 637 млрд руб., что по текущему курсу составляет более $11 млрд.

При этом Мазепин постоянно нарушает сроки выплат по кредитам, обращается за помощью у госбанкам, но регулярно выплачивает дивиденды акционерам «Уралхима» – по данным самой компании, это два кипрских офшора (99% и 1% акций). Очевидно, что за офшорными структурами скрываются настоящий бенефициары, в числе коих Дмитрий Мазепин играет ведущую роль.

С больной головы на здоровую

Обслуживание долговой нагрузки средствами cash-flow ставит под удар инвестиционную программу «Уралхим». Поправить положение может или комплексная программа реструктуризации (а это долго и затратно) или поглощение «здорового» актива с последующим вытягиванием из него средств.

Именно для этого Мазепину и нужен «ТольяттиАзот» – по итогам первой половины 2017 года чистая прибыль ТоАЗ превысила 3,1 млрд рублей (на 14% выше показателей 2016 года).

С 2012 года на предприятии ведется масштабная модернизация производства, уже вложено 28 млрд руб., а к 2020 году заработают новые установки по производству аммиака, более производительные и экологически безопасные. Плюс экс-руководство инвестирует $300 в собственный логистический морской узел в Тамани (Краснодарский край) для расширения рынков сбыта за рубежом. Это ведет к повышению несырьевого экспорта России в целом, о важности которого так много говорят и в правительстве РФ, и в экспертных кругах.

Помимо экономического вклада, ТОАЗ играет ведущую роль в обеспечении соцсферы в Самарской области. Это градообразующее предприятие, один из пяти основных налогоплательщиков, завод обеспечивает стабильной зарплатой 5000 человек (в том числе и в кризисные годы), развивает программы ДМС, профориентации, выделяет гранты для семей с приемными детьми и т.д. Попытки «раздербанить» ТОАЗ для покрытия долгов «Уралхима» неизбежно вызовут социальные протесты у жителей Тольятти, тем более, что прецеденты таких массовых волнений уже имеются: в 2000-е структуры «РЕНОВА Оргсинтез» пытались захватить контроль над ТОАЗом, и навстречу отрядам ОМОНа вышли работники предприятия.

Сегодня от «токсичных» все избавляются

Но Дмитрия Мазепина нелегко остановить. В его распоряжении – связи из 90-х и заемные деньги, на которые он устраивает массовые PR-кампании по очернению экс-руководства и мажоритарных акционеров предприятия. Сергей Махлай, против которого травля развернута с привлечением передачи «Человек и закон», вынужден уехать за границу. Сейчас он подал иск о защите репутации против руководства «Первого канала».

Но главное – инициации подложных и фейковых уголовных обвинений, что наводит вывод о его связях с т.н. «семейно-либеральной» группой из 90-х гг., против членов которой уже заведено несколько громких антикоррупционных дел – это и Улюкаев, и Белых... На очереди – еще ряд чиновников и олигархов, поскольку на этот срок Путин дал понять, что «перетряхивания» элит будут не только на словах. В своем послании Федеральному Собранию он сказал: «Следует убрать всё, что позволяет нечистоплотным, коррумпированным представителям власти и правоохранительных органов оказывать давление на бизнес. Уголовный кодекс должен перестать быть инструментом решения хозяйственных конфликтов между юридическими лицами».

Однако Мазепина даже очевидные знаки сверху не останавливают. «Методы достижения своих целей у представителей «Уралхима» остались прежними, – констатирует защита в своей жалобе в Генпрокуратуру. – Например, сотрудники «Уралхима» утверждают о хищении у них несуществующих дивидендов, создавая видимость причинения им ущерба. Между тем у «Тольяттиазота» имеются также другие миноритарные акционеры, никто из которых не считает себя потерпевшим по данному делу. Однако следствием незаконно не учитывается позиция других миноритарных акционеров».

Самое печальное в этой ситуации – возможность повторения ТОАЗом участи КЧХК и ВМУ. Для наблюдателей понятно, что ни развивать производство, ни строить аммиакопроводы и логистические узлы в Тамани миноритарии не собираются. В случае успешного захвата «по образцу 90-х», ТОАЗ превратится сначала в гаранта долгов мазепинских предприятий, а затем и в «пустышку», Самарская область лишится налоговых поступлений, а 5 тысяч человек вместе со своими семьями и детьми останутся без средств к существованию.

Однако и Дмитрию Мазепину пришло время задуматься: если социальная обстановка в Тольятти накалится, это привлечет внимание центра. Тогда Мазепина быстро сдаст его высокопоставленная «семейно-либеральная крыша» – за такой во всех смыслах «пассив» и раньше никто по головке не погладил бы. А сейчас, когда идет «перетряхивание» всей вертикали, никто не захочет подставляться из-за «токсичного» бизнесмена, не заметившего, что мода на малиновые пиджаки канула в небытие.

КСТАТИ

Тема силовых захватов фигурировала и в кулуарах Петербургского экономического форума, о чем "Новым Известиям" рассказал известный политолог Евгений Минченко:

Самое яркое впечатление с Питерского экономического форума - отнюдь не привезенный Грефом индийский гуру, с которым мы поиграли в гольф, а выступление депутата Госдумы Андрея Макарова о том, что сама по себе система управления экономикой неэффективна.Главная проблема российской экономики - это не санкции (хотя это серьезнейший и недооцененный фактор), а репрессивный характер отношений власти и бизнеса.Концепция «люди - новая нефть» привела к тому, что самозанятые, малый и средний бизнес власть интересуют исключительно с фискальной точки зрения.Причем очень часто банки выступают в роли самопровозглашенных агентов,берущих на себя функцию госрегуляторов.

Неоднократно приходится слышать жалобы на блокирование платежей, счетов, которые службы безопасности банковских структур объявляют подозрительными. По-прежнему серьезнейшая проблема - подключение к сетям (газ, электричество, водоснабжение и тд). И здесь ключевая проблема - естественные монополии, которые увлечены мега-проектами и которым нет интереса связываться с мелочевкой.

Если говорить о крупном бизнесе, то его ключевые проблемы связаны с обвинительным уклоном правоохранительной системы и попытками «недружественных поглощений». Возьмем пример борьбы за «Тольяттиазот», который длится уже более 10 лет. Один из крупных холдингов купил 10% акций предприятия и с тех пор чего там только не было. И обвинения одного из собственников мажоритариев в краже у самого себя продукции предприятия,организации Майдана на Украине и даже поддержке терроризма. Причем все это было неоднократно опровергнуто самими силовыми структурами и даже есть конкретные сроки и текущие уголовные дела. Вспомним бывшего охранника Березовского, пишущего письма Чайке...

Но «поезд идет» дальше и атаки не останавливаются. Это никак не улучшает финансовый климат в стране.При желании силовые структуры могут легко заблокировать деятельность любого предприятия. И тут набор инструментов велик - от обысков,выемок, блокировки счетов, до уголовных дел и выдавливания бизнесменов из страны.

Реальное развитие в условиях жесткого внешнего давления возможно только при условии предоставления возможности бизнесу вкладываться в развитие и наличии гарантий защиты прав добросовестных собственников и менеджеров. И мы все ждем, чем же закончится попытка вернуть бизнесменов из «списка Титова» в Россию. Будет ли это очередной неудавшийся проект,заблокированный силовиками, либо бизнесу дадут сигнал о его поддержке государством.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter