Рус
Eng
Охота к перемене мест

Охота к перемене мест
Новость

1 марта 2010, 00:00
О том, что пенсионная реформа образца 2002 года, мягко говоря, не идеальна, серьезные специалисты предупреждали с первых шагов ее практической реализации. В субботу это признал замминистра здравоохранения и социального развития Юрий Воронин, рассказавший журналистам, что его ведомство разрабатывает очередную концепцию

Объявленные цели нового варианта реформы, как всегда, благие. «Мы полагаем, что в совокупности трудовая пенсия в ее страховой части и накопительная часть трудовой пенсии должны обеспечивать компенсацию не менее 70% утраченного работником заработка при условии 30-летнего страхового стажа», – сообщил замминистра. Кроме того, по словам г-на Воронина, к 2023 году не менее 20% экономически активного населения страны должно быть охвачено системой добровольного пенсионного страхования, а соотношение «молчунов» и тех, кто принял решение доверить свои средства профессиональным «накопителям», должно составить 50 на 50.

Добиться же этого, как полагает созданная в Минздравсоцразвития рабочая группа, в которую входят эксперты разных профилей, в том числе НИИ труда и социального развития, можно за счет изменений, которым должна быть подвергнута накопительная часть. Суть преобразований в том, чтобы Пенсионный фонд РФ вообще перестал заниматься накоплениями граждан на старость. Одновременно, полагают авторы концепции новой реформы (она пока существует только в черновом варианте), управляющие компании (УК), включая государственную – Внешэкономбанк, должны быть постепенно «отстранены» от управления накоплениями, а весь этот рынок – отдан негосударственным пенсионным фондам (НПФ). Их тоже предполагается преобразовать и переименовать в накопительные. Государство же, убрав с этой поляны ВЭБ, останется на ней в виде государственного накопительного пенсионного фонда (ГНПФ). А все надзорные функции перейдут от ПФР к Роструду. Медлить с этим авторы концепции не намерены, они рассчитывают, что пенсионная система РФ должна начать работать по-новому уже с 2011 года.

К таким шагам авторов новой реформы побуждает то, что в управлении ВЭБа на конец 2009 года находилось более 92% всех пенсионных накоплений, или порядка 480 млрд. руб. В прошлом году доходность этих средств составила 9,52%, и это был тот редкий случай, когда она превзошла инфляцию (8,8%), которая оказалась рекордно низкой. Вообще же деньги «молчунов» инвестируются с помощью ограниченного числа достаточно консервативных инструментов, а потому заметного «навара» будущим пенсионерам не дают.

В свою очередь частные УК, полагают в Минздравсоцразвития, на рынке пенсионного страхования зачастую выступают как посредники. Все они, заметим (а их сейчас 55), проходят конкурс на право заключения договора доверительного управления с ПФР. И доходность у некоторых УК государству на зависть (под 100% годовых и более), даже те, кто работает гораздо хуже, дают около 10%. Тем не менее частные управленцы чиновникам явно не нравятся. «Сегодня участие УК напрямую, в качестве одной из альтернатив, уже, мне кажется, является серьезным отягощением для них самих. Не случайно в 2009 году ни одна из новых УК не заявилась с желанием работать с пенсионными накоплениями. Я думаю, что если бы разрешили выходить из этих правоотношений, то многие УК это бы и сделали», – отметил г-н Воронин.

А вот НПФ, очевидно, в фаворе, хотя, как было признано, многие из них и инвестируют средства граждан с помощью частных УК, поскольку не имеют собственной инфраструктуры. Г-н Воронин считает, что необходимо пересмотреть правовой статус пенсионных фондов, которые сегодня существуют в виде некоммерческих организаций (НКО) и не могут оперативно реагировать на меняющиеся экономические условия. НПФ не имеет права, например, произвести реорганизацию, укрупнение, слияние, привлечь нового инвестора, а эти права им надо дать, считают чиновники. Кроме того, посетовал замминистра, сегодня НПФ, будучи по факту включенными в систему государственного пенсионного обеспечения, обязаны выплачивать накопления россиян пожизненно, а у них для этого нет возможностей. На Западе, например, намекнул чиновник, договоры между застрахованным человеком и НПФ по выплате накоплений рассчитаны на 5–15 лет, не более. Нам же, чтобы решить вопрос пожизненных выплат, неплохо бы допустить на пенсионный рынок страховые фирмы, считает г-н Воронин.

Будет ли польза от очередной «перемены мест», независимые эксперты сомневаются. Экс-министр труда и социального развития, а ныне член комитета Госдумы по бюджету и налогам Оксана Дмитриева рассказала «НИ»: «Математически доказано, что обязательная накопительная система менее эффективна, чем распределительная, даже при снижении соотношения работающих и пенсионеров. Мы оценивали опыт Чили, где отклонение доходности накоплений от темпов роста ВВП составляет 25%. Получается, что накопительная система эффективнее распределительной, если она действует 40 лет и если на 100 пенсионеров приходится менее 26 работающих. У нас же за 8 лет инвестирования средств отклонение их доходности от темпов роста ВВП составляет более 50%. Это значит, что идет обесценение будущих пенсий, причем огромными темпами. Но, видимо, те, кто разрабатывает очередные реформы пенсионной системы, расчетов не производят и опыт других стран не учитывают. Кстати, в том же Чили те, кто получает распределительные пенсии, имеет больше, чем те, кто «сидит» на системе обязательных накоплений».

По словам депутата, замена ВЭБа на государственный накопительный пенсионный фонд тоже ничего не даст. А вот уход с рынка УК в пользу НПФ, которые инвестируют лучше, может иметь определенный эффект, но очень ограниченный. «В целом новый вариант реформы – это все равно что к неработающему двигателю приделать бантики. Накопительную систему вообще нужно убрать из обязательных платежей. При ней обещанные 70% от зарплаты недостижимы никогда. Ведь уже посчитано по результатам восьми лет: граждане старше 1966 года рождения, у которых нет накопительной части, выйдя на пенсию, будут получать на 146 руб. больше при прочих равных, чем более молодые, у кого накопительная часть есть. И это только за 8 лет, а дальше разрыв будет только расти, причем не в пользу более молодых».

Оксана Дмитриева убеждена: накопительная часть пенсии может и должна быть только добровольной. «Все эти игры с обязательной накопительной системой нужно закончить. Она ведь только путает людей, которые думают, что где-то что-то у них «капает» на старость, а на деле все их деньги обесцениваются. Если четко обрисовать людям ситуацию, честно информировать их о том, кто и как использует их деньги, освободить добровольные пенсионные отчисления от налогов, граждане будут сами заботиться о своей старости. Вот тогда охват добровольной системой пенсионного страхования действительно может достигнуть 20% экономически активного населения», – заключила депутат.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter