Рус
Eng
«Ожившая память»: как выглядели бы жертвы репрессий, живи они сегодня

«Ожившая память»: как выглядели бы жертвы репрессий, живи они сегодня

31 октября 2018, 13:36Культура
Московский художник Хасан Бахаев, придумавший свой проект несколько лет назад, дополняет его всё новыми фамилиями и фотографиями.

Несколько лет назад я наткнулся в интернете на потрясающий по своей силе проект под названием «Ожившая память». В фотоколлажах проекта жертвы советских репрессий представлены в виде современных людей — так, словно они живут в наше время и ходят с нами по одним улицам. Глядящие на нас со снимков молодые люди словно спрашивают — а что мы сделали для того, чтобы такое больше не повторилось?

Автор проекта — московский художник Хасан Бахаев, который постепенно дополняет "Ожившую память" всё новыми и новыми фамилиями и фотографиями. По словам Хасана — однажды он натолкнулся на фотографии юношей и девушек, убитых большевиками — и настолько проникся их лицами, что решил перенести их в современность — чтобы все могли почувствовать, как это близко.

Итак, в сегодняшнем посте — фотографии и краткие биографии людей из "Ожившей памяти" — чтобы помнить их и больше никогда не повторять таких чудовищных ошибок, - пишет в ЖЖ популярный блогер Максим Мирович.

Тамара Лицинская (1910-1937). Студентка второго курса вечернего отделения рабфака им. Ленина. Была арестована 8 февраля 1937 года по доносу. Полгода провела в камере на Лубянке, была убита и похоронена на Донском кладбище.

Павел Васильев (1910-1937). Павел был поэтом, прозаиком и переводчиком, был арестован по доносу в феврале 1937 года, осуждён по так называемым "сталинским спискам". Был убит летом 1937 года, похоронен на Донском кладбище.

Евгения Ярославская (1902-1931). Литератор, была арестована за побег из места ссылки, была арестована 17 августа 1930 года. Убита весной 1931 года, похоронена в Соловецком лагере особого назначения.

Козьма Григорьев (1916-1937). Работал чертёжником, тройкой НКВД был приговорён к смерти по обвинению в "антисоветской агитации", похоронен на месте массовых расстрелов — Бутовском полигоне.

Раиса Бочлен (1917-1937). Работала машинисткой в Управлении Главсевморпути, арестована по доносу "за шпионаж в пользу Японии", приговорена к расстрелу, похоронена на Бутовском полигоне.

Израиль Ниссенбаум (1900-1937). Член общества глухонемых, фотограф-ретушёр артели. Арестован 25 сентября 1937 года, проходил по "делу глухонемых", приговорён тройкой НКВД к расстрелу, убит зимой 1937 года, похоронен на месте массовых расстрелов — Левашовской пустоши.

Фридрих Борош (1913-1937). Модельщик с Коломенского машиностроительного завода. Арестован в августе 1937 года, расстрелян по обвинению в "шпионаже" осенью того же года. Похоронен на Бутовском полигоне.

Олег Корзун (1913-1938), один из первых инструкторов альпинизма. За хорошее знание гор был обвинён в "шпионаже" и "подготовке терактов", в возрасте 25 лет приговорён к расстрелу. Отец Олега, Вячеслав Корзун, был расстрелян несколькими месяцами позже.

Николай Фальман (1912-1938). Токарь Морского завода ГВП КБФ в городе Кронштадте. Арестован 11 марта 1938 года по доносу, расстрелян. Похоронен на Левашовской пустоши.

Виталий Шерцингер (1910-1938), арестован по доносу 24 января 1938 года, расстрелян 3 марта.

Михаил Синьков (1908-1937). Аспирант Харьковского технологического института, был знаком с Ландау. Арестован по доносу, расстрелян 15 августа 1937 года.

Всеволод Мейерхольд (1874-1940), всемирно известный театральный режиссёр. Арестован по доносу, после мучений и пыток расстрелян 1 февраля 1940 года.

Николай Вавилов (1887-1943), всемирно известный генетик, учёный-селикционер, академик. Арестован по сфабрикованному делу во "вредительстве", замучен на допросах, умер в Саратовской тюрьме.

"Дело" Николая Вавилова вёл следователь НКВД по фамилии Хват, бвший ранее смазчиком в вагонном депо, но "ставший всем" в результате октябрьского переворота — Хват пошел служить в НКВД. Допрашивая академика Вавилова, Хват орал — "ты кто?" — "академик Вавилов" — отвечал Николай. Хват смеялся: "Мешок говна ты, а не академик!", после чего пытал Николая. В восьмидесятые годы всплыла информация, что Николай Вавилов на допросах долго держался, и сломался только после того, как Хват помочился ему на лицо.

Академик Вавилов умер в 1943 году в тюрьме от истощения, а вот у Хвата жизнь сложилась вполне удачно — он пережил всех советских вождей, дослужившись до полковника. Нет, в войне он не участвовал — награды ему на китель вешали за допросы и избиения таких, как Николай Вавилов. Он вышел на пенсию и жил в просторной квартире на улице Горького в Моске, где и тихо умер в тёплой постели в 1993 году. Время от времени Хват ходил на парады ветеранов, где пионеры дарили ему цветы.

Собственно, вот это и есть то самое, что поэт Иосиф Бродский называл "антропологическим сдвигом" — Вавиловы умерли в тюрьме, а Хваты дожили до спокойной старости и дали многочисленное потомство. Последствия этого вы можете наблюдать воочию — стоит только посмотреть по сторонам.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter