Рус
Eng

Обещание гражданина богам

Обещание гражданина богам

Обещание гражданина богам

29 мая 2015, 00:00
Культура
ВИКТОР МАТИЗЕН
Жюри Гильдии киноведов и кинокритиков, судившее конкурсную программу «Вислы», наградило дипломом беспощадную драму Анны Казеяк «Обещание», а приз «Слон» вручило знаменитому актеру и режиссеру Ежи Штуру за картина «Гражданин», снятую на материале послевоенной польской истории в редком жанре трагифарса. Приз зрительских

На открытии «Вислы», которое прошло в переполненном Большом зале Дома кино, был показан детектив Вальдемара Кшистека «Фотограф», своеобразно трактующий тему российско-польского сотрудничества. Речь идет о совместных поисках маниакального убийцы, который не имеет собственного голоса, но с младых ногтей копирует чужие лучше Сергея Безрукова, Максима Галкина и Олега Фиалко, вместе взятых.

Как водится в «маньячных» триллерах, у мальчика было трудное детство – он родился в семье советского военного прокурора (Алена Бабенко) и офицера советских освободительно-оккупационных войск в Польше (Марат Башаров), у которых были своеобразные отношения с местным населением. Начальника нашей следственной группы играет Александр Балуев, на счету которого такое количество зловещих ролей, что до последней минуты кажется, что вопреки всему сериальным убийцей окажется именно он. Несмотря на очевидную клюквенность сюжета, дословно повторяющего старую песенку «мамашу я зарезал, папашу застрелил, сеструху-гимназистку в сортире утопил», картина смотрится с интересом, особо впечатляя в местах, где малютка открывает рот и выдает сентенции, достойные Малюты Скуратова.

Под стать «Фотографу» – «Езерак» Михала Отловски, где детективом, расследующим убийство девушки по вызову и пропажу двух полицейских, в том числе своего любовника, назначена беременная двойней (!) офицер полиции (Йовита Будник). При этом обнаруживается, что в деле замешаны исчезнувшие полисмены, подрабатывавшие подвозом девиц на базу отдыха нуворишей, а также все полицейское начальство и даже родной брат героини, о существовании которого вместе с тайной своего рождения она узнает по ходу следствия. Тем не менее, сделав столько открытий, она не сдается, а, напротив, сдает низшее полицейское управление высшему, в котором, видимо, сидят ангелы правосудия. После чего героиня с чувством исполненного долга отправляется в роддом.

«Обещание» Анны Казеяк (это ее второй полнометражный игровой фильм после «Крылатых свиней») исполнено в строго реалистическом ключе. Невинный поцелуй между одноклассницей героини и ее френдом (слово «возлюбленный» явно не подходит) вызывает у главной героини Лилианы (Элиза Рицембел) столь неадекватную реакцию, что она, по сути, вдохновляет своего слабовольного дружка на убийство приятельницы и пытается замаскировать участие в преступлении. При этом режиссер не играет шокирующими деталями и не предлагает психоаналитических версий случившегося, а всего лишь погружает нас в атмосферу одиночества, неуверенности и отчаяния, в котором пребывает героиня, погруженная в это состояние не без участия (точнее, безучастия) взрослых.

Наряду с «Обещанием» в конкурсе участвовали еще две психологические драмы – «Карт-бланш» Яцека Люсиньски с Анджеем Хырой в главной роли слепнущего учителя и «Тело» Малгожаты Шумовской, удостоенное в Берлине «Серебряного медведя» за режиссуру. Достойные картины, но без открытий, которые могли бы преодолеть скептический барьер в головах «насмотренных» представителей критического цеха.

Рассчитывать на успех среди профессиональных скептиков могли бы «Собачье поле» известного визионера Леха Маевского и бесшабашная смесь бадди- и роуд-муви «Как совершенно исчезнуть» Пшемыслава Войцешека, но закадровое чтение строф «Божественной комедии» на фоне статичных символических картин с ангелами и голубками при полном отсутствии всякого действия в первом случае и бесконечная бесцельная гульба двух случайных подруг по ночному городу, заканчивающаяся ожидаемым с первых кадров сексом, при всей одаренности режиссеров вдохновения не вызывают.

Иное дело «Боги» с прекрасным и фактурным Томашем Котом в главной роли выдающегося хирурга, осуществившего пересадку сердца вопреки многочисленным препятствиям, в том числе не имеющим никакого отношения к медицине. Зрители вообще любят экранные победы героев над собой и над обстоятельствами, а тут разворачивается документальная по сути история, да еще взывающая к чувству в буквальном смысле сострадания. Неудивительно, что после финальных титров зал устроил картине овацию.

И, наконец, «Гражданин» – гротескная история человека без лица (отсутствие оного символически подчёркнуто тем, что на протяжении фильма герой по имени Ян Братек лежит в больнице в гипосовой маске, а действие разворачивается ретроспективно). Он является не субъектом, а объектом истории и регулярно попадает в передряги, которые не мог себе и представить. При этом автор картины иронизирует над всем – над польским социализмом, над представителями госбезопасности, над диссидентами, над деятелями «Солидарности», а также над собой и своим сыном Мацеком, исполняющими роль Братека.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter