Рус
Eng
Шанс для старого принца

Шанс для старого принца

29 мая 2014, 00:00
Культура
МАЙЯ КРЫЛОВА
Церемония вручения международного балетного приза «Бенуа де ла данс» прошла в Большом театре. Жюри под председательством Юрия Григоровича вручило награды лучшим танцовщикам и хореографам прошлого года. «Бенуа де ла данс» существует по давно выработанной схеме: состав жюри меняется ежегодно, председатель неизменен, номи

Концерт в Большом театре предварялся вручением призов победителям. На награды претендовали четыре хореографа, семь балерин и семь танцовщиков. Отобранных балетов, как и станцованных претендентами партий, публика не видит, и судить о справедливости наград приходилось по крошечным отрывкам, показанным на экране во время зачитывания фамилий. Оставалось дожидаться начала концерта, на котором лауреаты показали, кто чего стоит (не все, отдельные артисты в Москву не приехали). Многие зрители «болели» за хореографа Алексея Ратманского, бывшего главу балета Большого театра, ныне – сотрудника Американского балетного театра (АБТ). Среди балерин была россиянка Виктория Терешкина из Мариинского театра, у танцовщиков за приз спорил ее сослуживец Тимур Аскеров.

Из упомянутых персон премию получил только Ратманский – он признан лучшим хореографом. Талант победителя сомнений не вызывает, тем более в сравнении со слабосильными потугами, что показали в течение вечера прочие хореографы-номинанты. Жаль только, что мы не увидели ничего из номинированных постановок – ни фрагментов «Трилогии» на музыку Шостаковича, ни хотя бы кусочка шекспировской «Бури» на музыку Сибелиуса. У танцовщиков приз достался отменному американскому солисту Герману Корнехо, в частности за партии в балетах Ратманского. Но Корнехо тоже не приехал, так что публика лицезрела лишь его соперников. Как и в случае с Ратманским, награждение Корнехо стало правильным решением. Соперники американца танцевали так посредственно, а дивный шведский старец Никлас Эк, который в 70 лет исполнил роль принца Фюрстена в постановке Матса Эка «Джульетта и Ромео», показал пару прыжковых па лишь в момент выхода на сцену за дипломом участника, эпатажно сверкнув кроссовками на фоне вечерних туалетов прочих гостей.

У балерин наградой – опять-таки справедливо – отмечены две соискательницы: Полина Семионова из АБТ и Марико Кида из Шведского королевского балета. Мы видели лишь вторую, и не пожалели: ни приехавшая в Москву Семионова – мировая звезда, и то, что жюри пленили ее танцы в балетах Баланчина, Тарп, Фокина и Ратманского, не удивило никого. А Кида стала открытием: ее щемящая Джульетта, существо на полпути от девочки к женщине, заставила пожалеть, что балет великого Эка нельзя было посмотреть целиком. Серьезную конкуренцию обеим дамам могла бы составить наша Терешкина, но судьям она не так приглянулась. И совсем безусловный приз в номинации «За жизнь в искусстве» получила Брижит Лефевр – многолетний руководитель балета Парижской оперы, которая уходит со своего поста в этом году.

Дальше начались проблемы. Обилие общих мест в постановках хореографов-номинантов Маурисио Вайнрота, Патрика де Бана и Бо Фэя заставило усомниться: неужели за прошлый год не было создано ни одного значительного спектакля? А может, они были, но члены жюри их не видели? И как проникли в списки соискателей балерины и танцовщики, которые ни бельмеса не понимают в стиле исполняемого хореографа (пара из Парижской оперы, искорежившая «Бриллианты» Баланчина). Мужчина –участник дуэта, не имеющий сил держать балерину (способный солист Клаудио Ковьелло из Италии приподнимал партнершу чуть ли не со слезами на глазах). Тяжеловесный немузыкальный «виртуоз» (Тимур Аскеров, увы, так проявил себя в «Дон Кихоте»). Зачем плотная, тяготеющая к земле Эшли Боудер из «Нью-Йорк-сити балета» станцевала на концерте совсем не подходящую ей воздушную «Сильфиду», а не то, за что по праву была номинирована? Скорбное перечисление можно длить.

Решения жюри по наградам в этом году были безупречны. Но концерт номинантов и свежеиспеченных лауреатов уже не в первый раз выявил недостатки традиции «Бенуа», когда члены судейской бригады сами себе отборщики. Проявляя по-человечески простительную слабость, работники жюри фестиваля мирового балета выдвигают, как правило, своих подопечных или знакомых. Иногда это несомненные таланты, но бывает, и просто труженики сцены. От таких странных (по-иному не скажешь) предпочтений страдает и престиж «Бенуа», и качество концерта. Вот и на этот раз глаза бы часто на сцену не глядели. В своих театрах эти артисты, несомненно, нужны. Но так много средних исполнителей (и средних хореографов тоже) рядом друг с другом, да еще в претензии на международный балетный приз… Получается, что самыми ответственными в жюри были Анна Лагуна из Швеции, отметившая Кида-Джульетту, и американка Беверли Данн: наверняка это она внесла в списки не просто соотечественников, но по-настоящему талантливого сотрудника Американского балетного театра, который стал лидером этого года. Хотелось бы, чтобы уважаемые судьи «Бенуа де ла данс» последовали примеру и почаще сочетали приятное с полезным. Возможно, для этого следует посмотреть и за пределы театра, которым руководишь или в котором служишь.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter