Рус
Eng

Рим наш, или Русский «воображариум»

Рим наш, или Русский «воображариум»

Рим наш, или Русский «воображариум»

27 октября 2014, 00:00
Культура
ЕЛЕНА ПЛАХОВА, Рим
В Риме завершился 9-й Международный кинофестиваль, значение и перспективы которого активно обсуждаются в итальянской прессе. Уже не первый раз за свою короткую историю фестиваль подходит к кризисной черте и заставляет гадать, сколько он еще продержится. Не то чтобы здесь не было интересных фильмов, но по-прежнему не хв

В этом году на фестивале вовсе отказались от профессиональных жюри, заменив их зрительским голосованием, но и эта формула по-настоящему не сработала. Например, в программе «Кино сегодня» был показан выдающийся фильм «Люцифер» Густа Ван дер Берге, но зрители на его показе зевали и недоумевали, потому что для восприятия этой философской притчи нужна какая-никакая подготовка. А победила в итоге голосования китайская судебная драма «12 граждан» (режиссер Ху Анг) – очередной, после «12» Никиты Михалкова, ремейк классического фильма Сидни Люмета «Двенадцать разгневанных мужчин». В секции «Гала» победителем предсказуемо оказался сентиментальный «Мусор» Стивена Долдри – о детях трущоб Рио-де-Жанейро. А лучшим итальянским фильмом признан «Пока все хорошо» Роуна Джонсона.

Что касается российского участия в римском смотре кино, тут нам жаловаться не приходится: оно, как и в прошлые годы, оказалось весьма заметным. Режиссер Алексей Федорченко, представивший фильм «Ангелы революции», награжден призом «Марк Аврелий будущего». Награду ему вручали Николетта Романофф, принадлежащая к потомкам царской династии (она же вела открытие и закрытие фестиваля) и режиссер Андрей Сильвестров, чья короткометражка «Бирмингемский орнамент-3» была показана в качестве фильма-сюрприза. Упомянем также хорошо знакомую итальянской публике Ксению Раппопорт, сыгравшую вместе с Эмиром Кустурицей в триллере режиссера Клаудио Ноче «Ледяной лес».

Алексей Федорченко умеет находить оригинальные идеи: вспомним его «Первых на Луне» и «Овсянок», награжденных в Венеции, или его предыдущую картину «Небесные жены луговых мари», премьера которой тоже прошла на Римском фестивале. В последнее время режиссер работает с писателем Денисом Осокиным: вместе они воссоздают мифологический мир угро-финских народов. В «Ангелах революции» этот мир, которым правят шаманы и языческие боги, сталкивается с атеистическим авангардом советской цивилизации. В хантыйскую деревню, на берегу реки Казым, отправляют агитбригаду, призванную отвадить аборигенов от суеверий и приобщить к новациям прогресса: для них строят роддом, школу, музей, ветеринарную клинику, привозят авангардистский театр. Но сколько волка ни корми…Местные жители не доверяют пришельцам, что кончается кровавым конфликтом и фактическим истреблением традиционного уклада.

В титрах подчеркивается, что в основе сюжета – подлинные события, в частности, история Казымского восстания приобских угров против большевиков. Но фильм далек от ползучего реализма: это своего рода «воображариум», плод довольно экстравагантной фантазии. Так, главным ангелом революции оказывается красавица амазонка без страха и упрека Полина Шнайдер в исполнении Дарьи Екамасовой, выходящая живьем из самых немыслимых переделок и стреляющая без промаха и раздумий во врага. Ее боевые соратники больше не верят традиционным краскам и холсту, роялю или скрипке, равно как и прочим буржуазным пережиткам. Их культура теперь – это плакат, электромузыкальный инструмент «терменвокс», супрематизм и новый революционный театр. Родина посылает «ангелов» в глухомань на верную гибель, но зерна нового, брошенные ими в неплодородную почву, не пропадут. В финале этой не лишенной сарказма поэмы о первопроходцах мы видим первую представительницу народа ханты, родившуюся не в юрте, но в роддоме и ныне доживающую свой век. Не обретшая счастья и утратившая идентичность, она, как сломанная кукла, надтреснутым голосом поет песню Александры Пахмутовой. Время перемололо всех, однако прожить жизнь весело и опасно и умереть молодыми было не по-обывательски круто, и многие в России даже сейчас хотели бы оказаться на месте этих авантюристов от революции, имевших, кстати, прототипы в реальности.

Получая приз, Алексей Федорченко сказал, что его судьба оказалась связана с Италией и с именем Марко. Сначала он оказался со своим фильмом в Венеции на площади святого Марка, потом встретил Марко Мюллера, а теперь к нему пришел «Марк Аврелий», да еще как атрибут будущего, а не прошлого. Видимо, и впрямь итальянская душа немного сродни русской.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter