Рус
Eng
«Звезда Театрала-2011»

«Звезда Театрала-2011»
Новость

27 октября 2011, 00:00
В декабре в Центральном доме актера уже в четвертый раз пройдет торжественная церемония вручения наград «Звезда Театрала», учрежденных журналом «Театрал» и газетой «Новые Известия». Победители получат фарфоровые статуэтки от знаменитого итальянского дизайнера Фабрицио Сманиа, изготовленные на старинной чешской мануфакт

Фото: МИХАИЛ ГУТЕРМАН

Александр Калягин – Просперо. «Буря» (Et Сetera)

Просперо-Калягин тщательно готовит свой спектакль и быстро от него устает. Выстраивает сюжет любви и мести и бросает его скомканным. Лень двигаться, язык устал от слов. Тщетно Просперо пытается взбодрить себя, то форсируя голос, то распаляя себя перечислением всех нанесенных людьми обид. Медленно, истово развешивает он кукольные фигурки своих врагов на веревочных петлях. Медленно и обстоятельно набрасывает уже настоящие петли на шею живых врагов... Чтобы вдруг ужаснуться: чем я занят? На что трачу себя?

Эту тему зритель впитывает как губка. «У самого Калягина была, казалось бы, не самая психологическая роль Просперо, который находит жениха для своей дочери и возвращает герцогский титул. Но у Шекспира он еще и прощает своих обидчиков. В этом отказе от идеи мести – главный смысл спектакля. Как можно преодолеть в себе обиды, достичь всепрощения, Калягин – Мастер с большой буквы – показывает в своей роли», – заключает ЖЖ-пользователь ros366. Даже те мысли, которые проявлялись в подтексте спектакля, воспринимались публикой: «Что-то очень важное увидел Калягин в шекспировском сюжете – то, что заставляет сопереживать герою, что понятно интуитивно», – говорит Mariunya.

Фото: ЕЛЕНА ЛАГИНА

Алексей Девотченко – Поприщин. «Записки сумасшедшего» (МТЮЗ)

Кама Гинкас и Алексей Девотченко наглядно демонстрируют в «Записках сумасшедшего», как из чувства собственной приниженности рождается жажда самоутверждения. Когда человек ищет опоры не в собственных достоинствах, а в утверждении своей принадлежности к чему-либо. К сословию (я – дворянин!), к конфессии (я – православный!), к национальности (я – русский!). Алексей Девотченко вполне убедительно может сыграть персонажа, который рекомендует себя: «Я – гений» (его он играл у Валерия Фокина в «Живом трупе»). Может быть органичным в гротескном философе-Шуте у Льва Додина в «Короле Лире». В «Записках сумасшедшего» он сыграл простодушно-глупого человека, однако за всеми глуповатыми эскападами ощутима издевательская усмешка, готовый высунуться в дразнилке острый язык: ну что, поверили?

«Девотченко – уникальный, выдающийся артист. С энергетикой, которая просто выжигает тебя, как напалм. Он артист-интеллектуал, человек-оркестр, безумный клоун с тысячью лиц и совершенно особенным, абсолютно не характерным для актера чувством нетерпимости к любому проявлению гражданской несвободы. И все это он проявляет открыто, нимало не заботясь о том, как это отразится на карьере. Впервые вижу, что талант, блестящие театральные работы, интеллектуальность и нелегкий протестный путь соединяются в одном человек», – писала в своем блоге lampa33, вернувшись из МТЮЗа. Ее мнение поддержала «сообщница» интернет-дневников More_Dream: «Попала на прогон спектакля «Записки сумасшедшего». Играл обожаемый мною Алексей Девотченко. И хотя от постановок Камы Гинкаса я, прямо сказать, не в восторге, этот спектакль был просто чем-то невообразимым: игра Девотченко была настолько виртуозной и правдоподобной, искренней, что в конце я даже заплакала».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter