Рус
Eng
Театром единым

Театром единым

27 августа 2015, 00:00
Культура
Сегодня актер и режиссер Владимир Андреев празднует юбилей

Он стал артистом, потому что очень этого хотел. Мама, зная о его мечте, повела сына к актрисе Малого театра Варваре Николаевне Рыжовой. Он прочитал монолог Бориса Годунова. Ему было всего 15 лет, и в конце от избытка чувств он упал в обморок. Поступил в ГИТИС на курс Лобанова и Гончарова. Именно Лобанов, возглавлявший тогда театр имени Ермоловой, привел туда студента Андреева. По окончании учебы, в 1952 году, Владимир Андреев был принят в труппу Ермоловского театра, где проработал актером до 1970 года. Играл он много, а когда из театра уходил Комиссаржевский, актеры пришли к Андрееву с просьбой, чтобы он возглавил театр. Он стал тогда самым молодым главным режиссером и проработал в этой должности до 1985 года.

Владимир Алексеевич много работал и за рубежом. После премьеры «Рай на земле» в Магдебурге газеты писали: «Андреев научил немцев плакать». После нескольких спектаклей, поставленных в Малом, ему предложили возглавить этот театр, и с 1985 по 1989 год он был главным режиссером Малого театра. На его место пришел Валерий Фокин, и вскоре театр распался на две части. Тогда актеры попросили Андреева вернуться и возглавить одну половину. Он вернулся, открыл большую сцену, а, когда артисты другой половины попросили поставить «Марию Стюарт», театр вновь объединился, так что с 1990 года до недавнего времени Андреев вновь работал в театре Ермоловой художественным руководителем.

Владимир Андреев – заведующий кафедрой актерского мастерства в ГИТИСе. Сейчас он уже не худрук театра, но его президент и по-прежнему играет в своем любимом – Ермоловском.

МНЕНИЕ УЧАСТНИКА

Тимофей Спивак, худрук Театра-студии «Актеры кино и театра» (А.К.Т.):
– Я поступал в ГИТИС уже достаточно взрослым человеком, мне было 26 лет, потому что до этого окончил Красноярское училище музкомедии, успел поработать в театрах. Как раз в этот год Андреев набирал свой первый курс. Меня принимать не хотели. По негласному правилу, берут обычно до 25. Андреев меня взял. Не скажу, что ходил у него в любимчиках, у него их вообще не было, или он, как мудрый человек, это умело скрывал, никого среди своих студентов не выделяя, чтобы не развить в нас какие-то комплексы. Почти все с его первого курса стали актерами, мало кто изменил профессии. Когда наступило время распределения, меня пригласили в театр Станиславского. Владимир Алексеевич вызвал меня: «Тимочка, на тебя пришла заявка, пойдешь?» Я согласился. Если бы я остался, то занял бы чье-то место, а так он смог взять с курса четверых ребят. Я работал в театре Станиславского, он был по-прежнему в Ермоловском. Встречались редко. Мне его всегда не хватало. Хотелось мне с ним поработать, но как-то всё не складывалось. Поэтому, когда в 1991 году запустился с фильмом «Три дня вне закона», я пригласил его на роль главаря мафии. Я по себе знаю, сам играл и белых, и бандеровцев, как артистам хочется сыграть отрицательную роль. Да и зрителя можно подержать в неведении, чтобы в конце удивился: Андреев и вдруг бандит? Во втором моем фильме для него роли не было, а когда приступил к съемкам сказки «Горе-злосчастье», предложил ему роль Бабы-яги. Он с радостью согласился. Когда ты приглашаешь артиста, на съемочной площадке ты от него что-то требуешь, направляешь его. Андреева не нужно направлять. Я только сказал ему, что Милляр, конечно, сыграл гениальную Бабу-ягу, можно сказать классическую, но мне бы хотелось, чтобы наша была другая. Андреев опытный актер. Он всё придумал сам: внешность, манеру говорить, пластику, и получилась очень даже симпатичная героиня, в которой никто Андреева не узнавал.
Когда я звоню ему, чтобы справиться о его самочувствие, то поражаюсь его энергии. Он играет в театре главные роли – в его-то годы! Я прошу его: «Владимир Алексеевич, так нельзя, поберегите себя!», а он только смеется в ответ.

Александра Назарова, актриса театра имени Ермоловой:
– Когда я пришла работать в театр Ермоловой, меня ввели в спектакль «Лунная соната». Главную роль играл Андреев, а я играла мальчика. Очень смешной был спектакль, но самое большое впечатление на меня произвела его игра в спектакле «Суббота, воскресенье, понедельник». Он по природе своей актер, и это в нем главное, но тут он проявил себя как хороший комедийный артист. Мы были партнерами в постановке «Теория вероятности». Играли любовную линию. Партнер он надежный. Всегда поможет в трудной ситуации. На сцене на него можно положиться. Если он твой партнер, то ничего неожиданного тебя во время спектакля не ждет. Он умеет найти хорошие слова одобрения для актеров. Это очень подбадривает. С отрывком из спектакля «Теория вероятности» мы часто выступали на концертах. Появление Андреева на сцене всегда вызывало аплодисменты. Потом я играла в его спектаклях: «Бал воров», «Завтра в семь». Он замечательный режиссер. Репетиции начинались с его вопроса: «Как ты это видишь?» Ты говоришь, показываешь. Он аккуратно подправляет какие-то ошибки, и вперед. Все строилось на доверии. Занятые в его спектакле артисты всегда могли выразить себя. Я не помню, чтобы у нас были какие-то разногласия. Когда он возглавил театр, ничего в его поведении не изменилось. Мы как были партнерами, так ими и остались
К сожалению, наш театр не избежал раскола. Андреев уходил главным режиссером в Малый, потом его попросили вернуться. Он возглавил одну половину. Я была в другой, не в его труппе. Он не дал театру окончательно расколоться, он объединил нас, и мы в отличие от других расколовшихся театров сохранили себя. Больше того, он никого не уволил, никому не сказал, что с этим актером он не хочет работать. В нем много мудрости. То, как он вел труппу без малого сорок лет, я могу поставить ему в большую заслугу. У нас никогда не было никаких склок, интриг, выяснений отношений. Его любят, к нему тянутся. Молодежь относится с большим пиететом. Мы до сих пор играем спектакль «Фотофиниш». Он играет без второго состава. Три часа находится на сцене, и по-прежнему, как и в молодости, зритель встречает его появление аплодисментами.
Татьяна Петренко

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter