Рус
Eng
Любовь на фоне митингов

Любовь на фоне митингов

27 марта, 00:00
Культура
ЕЛЕНА ЛИПАТОВА
На полупрозрачный занавес и белые стены декораций к спектаклю «Циники» (сценограф Екатерина Ряховская) проецируются хроникальные кадры митингов и демонстраций. В лекционных откровениях «историка мировой величины» Павла Александровича (Евгений Ратьков) звучат шокирующие подробности о голоде и разрухе, похожие на сводки

Но сам Анатолий Мариенгоф, роман которого инсценирован ныне на малой сцене Театра Моссовета, находился, кажется, по другую сторону баррикад, доказывая, подобно своему современнику Александру Блоку, что «только влюбленный имеет право на звание человека».

Молодой режиссер Сергей Аронин, ученик Мастерской Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова в ГИТИСе, с этим согласен. «Циников» он инсценировал сам, расширив и без того объемный роман цитатами из других творений Мариенгофа – из «Бритого человека», «Романа без вранья», «Это Вам». Обрамил действие стихами Маяковского, Есенина, Рюрика Ивнева, Вадима Шершеневича. Добавил визуальную хронику и заново снятые коротенькие фильмы в духе того времени. Здесь зазвучали политические частушки и поэтические манифесты. В общем, получился замечательный срез послереволюционного времени – хаотичного, бурного, вызывающе громогласного. Впрочем, все это насквозь пронизано молодой иронией режиссера и актеров, наших современников, умудренных знаниями о «непредсказуемом прошлом» и умеющих адекватно к этому относиться.

Но «Циники» – отнюдь не эпическая картина революционного быта, военного коммунизма и нэпа. Все это скорее рама, обрамляющая другое полотно – любовную историю красавицы Ольги (Евгения Крюкова) и потерявшегося в «эпохе перемен» историка Владимира (Алексей Трофимов). Историю испытаний и искушений, борьбы «традиционного» чувства и нового времени, все традиции сбросившего с корабля современности.

В Ольге есть и не изжитый еще декаданс, и весьма вызывающий «цинизм», и такие нелепые попытки вписаться в «революционную ситуацию». Впрочем, смысл этих попыток кроется в единственном желании – выжить, оставаясь при этом женщиной. А это значит, быть при мужчине из «сильных мира сего». И вот уже Ольга привычно подчиняет своему дореволюционному шарму то большевика Сергея (Дмитрий Щербина), даром, что он является родным братом мужа, то самоуверенного до феерической наглости нэпмана Докучаева (Сергей Виноградов). Смотреть на то, как в спектакле Сергея Аронина эти особи мужского пола тут же начинают плясать под дудку «заклинательницы змеев» Ольги, – одно удовольствие.

Смотреть одновременно в глаза несчастного мужа Владимира – вот это беда. Романтичный и возвышенный юноша, продолжающий упоенно читать Петрония, когда утонченная жена вычищает из его волос вшей, – это, конечно, та еще поддержка для женщины. И даже (вот цинизм-то) чуть-чуть начинаешь оправдывать порывы Ольги. Но не торопитесь обвинить ее и себя. Дело закончится трагически – самоубийством красавицы, так и не дождавшейся от Владимира мужской поддержки.

Причем трагедия у Аронина получается какой-то оптимистической. Ведь это самоубийство – ради спасения прежней любви, хотя бы памяти о ней. И все-все-все, выстроившись в ряд на авансцене, споют нам красивую и печальную песню. И оставят надежду, что спасение есть, оно в тебе самом, в абсолютном праве на счастье и свободу в любую «эпоху перемен».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter