Рус
Eng
Директор Театра Романа Виктюка, актриса Ирина Апексимова

Директор Театра Романа Виктюка, актриса Ирина Апексимова

26 декабря 2013, 00:00
Культура
ЕЛЕНА РЫЖОВА
Уходящий год для Театра Романа Виктюка оказался не самым простым: занимаемое театром здание закрыли на реставрацию, из-за чего труппе приходится репетировать и выступать на чужих площадках. Тем не менее творческий процесс не остановился: театр провел, помимо всего прочего, Театральный демарш InOut, в день рождения Рома

– Ирина Викторовна, когда вы только заняли пост директора, вы говорили, что с воодушевлением беретесь за эту новую для себя роль. Прошло уже больше года. Сейчас это также движение на преодоление или работа уже поставлена на отлаженные рельсы?

– Я стала директором Театра Романа Виктюка в кризисный для театра период, как бы там ни было, но до моего прихода у театра была какая-никакая репетиционная база, пусть и в полуразрушенном ДК. Но потом началась реставрация, которая всех нас ввергает в состояние стресса, поскольку каждый день нам приходится репетировать в чужих залах, каждый раз нам приходится играть на новой площадке, жить «на колесах». И далеко не все театры готовы с распростертыми объятиями предоставлять нам свои помещения. Кроме того, никто не отменял госзадания: поскольку наш театр государственный, мы должны выпускать и показывать определенное количество спектаклей в год...

– А когда, кстати, реставрация завершится?

– Надеемся, в следующем году зимой театр уже откроется.

– При такой занятости на посту директора как вам удается уделять время собственному творчеству – театру, кино и музыке?

– Если бы я играла в пяти или шести названиях в театре, то, наверное, было бы сложно. У меня же всего два названия – спектакли «Скамейка» и «Игра в правду». А музыкальные концерты являются для меня очень большой отдушиной, «зарядкой» для души. Так что совмещать все это удается вполне успешно.

– А в кино есть какие-то интересные предложения?

– Нет.

– Почему?

– Наверное, потому, что ни режиссеры, ни продюсеры во мне особо не заинтересованы.

– Как так?

– Понимаете, актерский век женщины достаточно короткий. Это мужики ближе к сорока годам только начинают «разыгрываться», а у женщин все наоборот – на их место приходят более молодые актрисы. Особо интересных тем для женщины после тридцати, в общем-то, нет, поскольку практически всё, что снимается, рассчитано, как правило, на молодых девочек и мальчиков или дядек намного старше. Поэтому, когда нет материала, нет и востребованности.

– Получается, не востребована как раз актерская «серединка»?

– Именно. Но так всегда происходило, это не тенденция нынешнего времени. То есть те актрисы, которые плавно переходят на роли мам, как-то работают. Но я не умею играть мам.

– Тем не менее вы снялись в фильме «Игра в правду». Как вы сами относитесь к этой картине?

– Я не могу относиться объективно к этой ленте, поскольку уже слишком давно и хорошо знаю эту историю. Если бы не было спектакля «Игра в правду», в котором я играю много лет, я, возможно, и могла бы как-то оценить фильм. Сейчас, глядя на экран, я вижу не то, что видят зрители, потому что не могу отстраненно воспринимать эту картину. Поэтому пока воздерживаюсь от оценок.

– Вам сложно далась эта роль? Вы очень активный человек, а ваша героиня на протяжении всего фильма (тем более спектакля) довольно статична…

– У меня все-таки было семь лет тренировок на сцене, на которой находиться в инвалидном кресле гораздо сложнее, чем во время съемок кино. На сцене это делать сложнее еще и потому, что вообще не двигать ногами не получается: задевают партнеры, еще что-то – все равно происходит реакция. Но ничего, привыкла. У меня даже появились свои хитрости: я просто зажимаю ноги между ножками кресла и вот так целый спектакль держу, не отпуская, потому что иначе они начнут «гулять».

– Насколько творческое начало в вас соотносится с административной должностью? Например, Ирина Богушевская рассказывала в интервью нашей газете, что иногда ей кажется, что менеджер вытеснит из нее музыканта. У вас так не происходит, что директор вытесняет актрису?

– Происходит, конечно, поскольку административной работы действительно очень много. И это страшно. Но, с другой стороны, чтобы заниматься творчеством, я должна снова брать все в свои руки и как продюсер собственных проектов делать спектакли, а также еще и актрисой работать.

– Вы самостоятельная творческая единица. У вас не возникает желания как-то влиять на репертуарную политику или художественные решения Романа Григорьевича?

– Я не могу этого сделать. Я директор, работающий в Театре Романа Виктюка. Всю политику, все решения принимает исключительно он.

– А он советуется с вами по каким-то вопросам?

– Нет. Этого не требуется.

– Во многих театрах директор и художественный руководитель работают в тандеме…

– В принципе, это логично. Я пришла в Театр Романа Виктюка, поэтому априори принимаю все его творческие замыслы. Мои творческие амбиции в данном случае реализуются благодаря различным проектам, например, фестивалю Театральный демарш InOut, Ночи театров, Пушкинским чтениям.

– А подбором новых творческих кадров вы занимаетесь?

– Артистов подбирает Роман Григорьевич. Всю жизнь во всех театрах этим занимается художественный руководитель. Как я могу подбирать артистов для режиссера, который с ними будет работать?

– Во время организованного вами Театрального демарша академический театр вышел на улицу. Что для театра это означает с точки зрения искусства?

– Для театров это очень серьезная проверка. Ведь там были не уличные представления, а полноценные, крупномасштабные академические театральные спектакли, перенесенные и адаптированные для парка. И для актеров это очень серьезная проверка: не уйдут ли зрители, смогут ли артисты удержать их внимание? Когда зритель покупает билет даже за 200–300 рублей, он все равно не уйдет из зала хотя бы до антракта, конечно, если его совсем не тошнит от происходящего на сцене. А тут люди совершенно бесплатно могут посмотреть несколько спектаклей. То есть мотивация остаться и смотреть уже в этом смысле отсутствует. Значит, их нужно заинтересовать. И в этом состоит очень серьезная профессиональная проверка.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter